Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Змеиное гнездо Чечни

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

("The Guardian", Великобритания)
Ник Уолш (Nick Paton Walsh), 13 октября 2003

Не удивительно, что после десятилетия вторжений, ковровых воздушных бомбардировок, похищений, убийств и самоубийственных взрывов Чечня является гнездом разозленных гадюк

Студент грозненского ВУЗа Тимур лежал в больнице, когда его навестил приятель. Вместе с ним пришел человек, которого Тимур раньше не видел, но о котором слышал - местный "бизнесмен" по прозвищу Эмир. Эти двое вроде бы пошутили, что им надо "пойти и кого-то прикончить", и сказали, что им нужна помощь Тимура. Так эту историю преподнес сам Тимур.

Тимур (имя изменено) признает, что был несколько наивным, однако не в обычаях молодого чеченца отказывать в просьбе о помощи или выказывать свой страх. Он пошел с ними.

Тимур (имя изменено) признает, что был несколько наивным, однако не в обычаях молодого чеченца отказывать в просьбе о помощи или выказывать свой страх. Он пошел с ними.

Когда они подходили к жилому дому, Тимур начал задумываться над происходящим. Он спросил, что все это значит, и Эмир ему ответил: "Увидишь, я тебе покажу". Он вручил Тимуру видеокамеру и попросил подождать на площадке внизу лестничного пролета перед входом в квартиру. Его приятель и Эмир подошли к двери квартиры, а Тимур, как его просили, начал снимать. Эмир позвонил в квартиру. Тот, кто был за дверью, по-видимому, знал его и открыл дверь. Через визир камеры Тимур увидел, как Эмир выхватил пистолет с глушителем и выстрелил владельцу квартиры в голову. Тот был в милицейской форме.

Тимуру стало плохо, и он потерял сознание. Несколько минут спустя он собрался с силами и пошел домой.

На следующий день его друг и Эмир пришли к нему домой и громко постучали в дверь. Они попросили, чтобы он спрятал у себя гранату и пистолет. Тимур согласился. Несколькими минутами позже в его квартиру ворвались люди в масках (универсальный код, применяемый для описания главным образом милиционеров или российских солдат) и нашли оружие.

Тимура подставили: Эмир, арестованный коллегами милиционеров, быстро сдал Тимура как своего сообщника. Видеозапись, как утверждала милиция, была тому доказательством. Эмир за взятку купил себе свободу, а Тимур сел за решетку по обвинению в убийстве.

У него плохие перспективы: в тюрьмах организованные преступные группировки вербуют людей, платя за их освобождение, чтобы потом заставить их делать за них грязную работу.

Коррупция и убийства процветают и зачастую бывают единственной формой работы. Когда встал вопрос о том, чтобы в Чечне остаться с чистыми руками, у Тимура в действительности не было никаких шансов.

Его судьба служит предостережением тем, кто пытается объяснить продолжающуюся жестокость этого конфликта просто как "борьбу с терроризмом". Простые объяснения кажутся соблазнительными, но они обманчивы. Ученым мужам - особенно во время освещения недавних президентских "выборов" - нравилось напоминать нам, что "радикальный ислам" превращает повстанцев в террористов. Мало найдется более простых способов оправдания продолжающейся российской жестокости в этой республике, чем огульно окрестить ее частью борьбы против террористов "Аль-Каиды".

Его судьба служит предостережением тем, кто пытается объяснить продолжающуюся жестокость этого конфликта просто как "борьбу с терроризмом". Простые объяснения кажутся соблазнительными, но они обманчивы. Ученым мужам - особенно во время освещения недавних президентских "выборов" - нравилось напоминать нам, что "радикальный ислам" превращает повстанцев в террористов. Мало найдется более простых способов оправдания продолжающейся российской жестокости в этой республике, чем огульно окрестить ее частью борьбы против террористов "Аль-Каиды".

С другой стороны, было бы одинаково неправильно говорить, что окончание российской "оккупации" этой сепаратистской республики позволит воцариться миру и гармонии. Короткий период независимости Чечни в 1997 году едва ли можно назвать сияющим примером защиты прав человека.

Эта война, одна из самых долгих, грязных и жестоких на нашей планете, сегодня превратилась в запутанную борьбу за власть и деньги между многочисленными соперничающими группировками. Тысячи наемников дрейфуют из одной группировки в другую - ветераны двух войн, которые не имеют возможности заработать деньги и уважение иначе, как таская с собой автомат - и платят эту цену вместе с тысячами гражданских лиц, которые предпочли бы, чтобы их оставили в покое.

Недавние выборы и назначение человека Москвы Ахмада Кадырова новым президентом республики вместо того, чтобы прояснить, кто в действительности правит в Чечне, и провозгласить новый период стабильности, только лишь вызвали новые расколы.

Три года назад, когда официально закончилась последняя чеченская война, можно было говорить, что сторонами в этом конфликте выступали русские, лояльные России чеченцы, желавшие мира гражданские лица и чеченские повстанцы. Сегодня сторон стало примерно восемь, не считая ни к кому не примыкающих преступников вроде Эмира, причем каждая сражается за свое видение будущего этой республики.

Есть русские военнослужащие, зачастую молодые, напуганные призывники, а также кадровые офицеры, которые хотят покинуть Чечню, так как считают, что эту войну никто не может выиграть, но в ней может погибнуть множество людей.

Есть русские военнослужащие, которые наживаются на войне - офицеры или контрактники, торгующие нефтью, оружием или занимающиеся другими аферами. По возвращении в края, где нет антитеррористических операций, они лишились бы своего дохода.

Далее есть службы безопасности, например, ФСБ, которые также расколоты. Руководящая верхушка в Москве или на базе Ханкала поддерживает г-на Кадырова, видя в нем человека, способного претворить в жизнь путинский план выхода из конфликта.

На местах, как утверждают, многие подразделения ФСБ очень хотят поставить нового президента республики под контроль. Они полагают, что в будущем Чечня с г-ном Кадыровым во главе может стать столь же нестабильной, как и то сепаратистское государство, которое они стремились раздавить с самого начала.

Регулярно происходят стычки между российскими войсками и людьми г-на Кадырова. В одном таком случае подразделение ФСБ провело операцию в населенном пункте Доленский, где верные г-ну Кадырову люди удерживали жертв различных похищений, ставших подлинным бедствием в этой республики. В результате этой операции была освобождена Нина Давидович, работавшая в благотворительной организации россиянка, которую схватили за полгода до описываемых событий. Следовательно, в определенной мере г-н Кадыров уже воюет против отдельных элементов российского режима.

Затем есть чеченцы. Некоторых считают принципиальными "борцами за отделение Чечни от России", которые воюют за независимость и только за независимость. К таким, вероятно, можно причислить Аслана Масхадова, представители которого по связям с общественностью неоднократно осуждали "террористические акты против гражданских лиц", однако в последнее время добавляли, что планируют нападения на военные объекты на всей территории России.

Затем есть чеченцы. Некоторых считают принципиальными "борцами за отделение Чечни от России", которые воюют за независимость и только за независимость. К таким, вероятно, можно причислить Аслана Масхадова, представители которого по связям с общественностью неоднократно осуждали "террористические акты против гражданских лиц", однако в последнее время добавляли, что планируют нападения на военные объекты на всей территории России.

Есть, кроме того, "независимые" кланы, например, клан, возглавляемый Маликом Сайдуллаевым, известным бизнесменом, которого власти отстранили от участия в президентской гонке. У него есть верные ему города, а также небольшая частная армия. У других известных лиц также есть верные им люди.

А затем есть г-н Кадыров, чья четырехтысячная частная армия из бывших повстанцев, милиционеров и наемников клянется ему в верности, получая денежное содержание от 3 до 400 долл. США в месяц. Его генеральный план борьбы, кажется, предусматривает заманивание в капкан возможно большего числа уставших и ослабленных повстанцев, каких только он сможет купить или убедить присоединиться к своему клану.

Москве представляется, что в будущем его господствующее положение позволит удерживать Чечню под контролем - при том условии, разумеется, что сам г-н Кадыров будет оставаться под ее контролем. Некоторые россияне полагают, что отдать ему Чечню - все равно, что передать Северную Ирландию во власть полувоенных формирований лоялистов.

Есть еще Шамиль Басаев, бывший главнокомандующий вооруженными силами в правительстве г-на Масхадова, который якобы рассорился со своим боссом после того, как в октябре 2002 года отдал приказ захватить заложников в московском театре, когда было убито более 100 человек.

Судя по его заявлениям, г-н Басаев очевидно руководствуется исключительно необходимостью создания в Чечне сепаратистского исламского государства. В настоящее время он в обычном порядке использует бомбистов-самоубийц.

Теперь о связях с "Аль-Каидой". После второй чеченской войны силы сопротивления стали испытывать острую нужду в деньгах. Если г-н Масхадов, как утверждают российские спецслужбы, получал финансирование "главным образом из европейских источников", то г-н Басаев подружился в зоне Персидского залива с теми самыми людьми, которые якобы финансировали Усаму бен Ладена (Osama Bin Laden).

Восьмого августа из-за этих своих тесных связей он был занесен в "черный список" США как террорист. Вашингтон даже заявил, что он якобы встречался с бен Ладеном в Афганистане.

Становится все труднее отрицать, что существует связь между некоторыми элементами чеченского движения сопротивления и теми самыми людьми, которые финансировали "Аль-Каиду".

Опять-таки, было бы наивно думать, что эти люди командуют войной в Чечне. Деньги из Персидского залива являются для некоторых боевиков источником финансирования их борьбы за независимость, или источником финансирования исламского джихада. Для других спонсоры из Персидского залива - это просто очередные потенциальные работодатели.

Спонсоры из Персидского залива - не что иное, как именно спонсоры. Есть в Чечне и иностранные наемники. Имеются также ваххабиты - радикальные мусульмане, учителями которых первоначально являлись люди из Саудовской Аравии.

Среди этих людей отмечается большое разнообразие верований и подходов к вопросу о том, следует ли им освобождать только Чечню или же мусульманский мир в целом. Фундаменталисты не имеют внутри себя достаточного единства, чтобы убедительно взять в свои руки повстанческое движение Чечни.

В длинном перечне сражающихся в действительности, похоже, нет никого, кому можно было бы доверить руководство страной. Более того, если бы Москва была способна завтра достичь своей цели устранения г-на Масхадова и г-на Басаева, она бы не остановила этого кровопролития. Это гарантирует ненависть, которую вызывает как среди россиян, так и среди чеченцев возвышение г-на Кадырова.

Не удивительно, что после десятилетия вторжений, ковровых воздушных бомбардировок, похищений, убийств и самоубийственных взрывов Чечня является гнездом разозленных гадюк.

Удивительно то, что Кремль думает, будто он способен поставить одну из этих змей во главе республики, обеспечить минимальную гуманитарную помощь, объявить о своем намерении вывести войска и затем назвать явившуюся результатом этих акций свалку за власть и выживание "миром".

Сокращенный перевод: Виктор Федотов, ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 14 октября 2003, 14:08
Оригинал публикации: Chechnya"s nest of vipers