Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Банки: от сельского кооператива до общероссийских монополий.

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

 Содержание: Государственный банк: два периода; неуставные ссуды; банк для банков. Коммерческий кредит: акционерные коммерческие банки; банкирские дома и конторы; городские общественные банки; общества взаимного кредита. Ипотечное кредитование: акционерные земельные банки; городские кредитные общества; взаимный поземельный кредит; Государственный дворянский банк; Государственный крестьянский банк; Касса городского и земского кредита. Мелкий кредит: вспомогательные и сберегательные кассы; ссудо-сберегательные товарищества; сельские и волостные банки; кредитные товарищества; земские кассы мелкого кредита. Ломбардный кредит.

Государственный банк как коммерческий банк и банк для банков.

Предыстория до 1860 года.

 Кредит возникает тогда, когда появляется торговля. Понятно, что и в России с древнейших пор существовали ростовщики - люди, дающие деньги в долг. Однако кредитные учреждения стали появляться только в XVIII веке. В это время господствовали государственные кредитные учреждения, с них и начнём.

 Первая попытка организации кредита относится к 1733 году. Развитие государственного кредита в XVIII веке характеризуется, во-первых, сословностью (займы предоставлялись дворянам и купцам). Во-вторых - тяготением к залогам в виде драгоценностей и недвижимой собственности. Лишь при Павле I появились Учётные конторы, начавшие предоставлять коммерческий кредит купечеству наряду с приёмом вкладов. Коммерческий кредит - это кредитование торгово-промышленных сделок, и в то время оно проходило в форме учёта векселей, а также ссуд под залог товаров.

 К началу царствования Александра II основными кредитными центрами являлись: Государственный заёмный банк, Государственный коммерческий банк, Сохранные казны и Приказы общественного призрения.

 Недостатки системы. Эта система имела два существенных недостатка.

 Во-первых, она оказывала слабое воздействие на развитие предпринимательства. Кредитование предпринимателей имел основной задачей только Коммерческий банк. По оборотам он на порядок уступал остальным участникам рынка. Сохранные Казны и Приказы общественного призрения кредитовали в основном помещиков под залог имений с крепостными крестьянами. Заёмный же банк львиную долю своих капиталов отдавал в займы правительству.

 Уровень дореформенной организации государственного кредита наиболее наглядно показывает тот факт, что правительство дважды, в 1830 и 1857 годах, сокращало проценты по вкладам, провозглашая целью этого вытолкнуть вклады в предпринимательство. Таким образом, сами банки не в состоянии были производительно распорядиться капиталами вкладчиков.

 Второй недостаток - сфера действия банков в основном не выходила за пределы столиц. Исключение составляли Приказы общественного призрения, однако для них кредитная деятельность являлась второстепенной, так что значительных оборотов они не достигали. В итоге в стране ощущалась сильная нехватка кредита.

 

 Государственный банк Российской империи.

 Вся государственная кредитная система оказалась в глубоком кризисе после Крымской войны. Она привела к расстройству государственных финансов. Новый император вынужден был провести в этой области серьёзные перемены. Все прежние государственные банки были закрыты; на их основе в 1860 году создали один, который так и назывался - Государственный банк.

 1-й период: 1860-1893. Всю его деятельность можно разбить на два крупных этапа. На первом этапе преобладала коммерческая деятельность, основу которой составлял учёт векселей.

 По идее, вексель - это обязательство, основанное на торговой сделке (поставка товара в кредит). Купец А (торговец) покупает товар у купца Б (производителя). Достаточной наличности у него нет, поэтому он выдаёт вексель - обязательство уплатить, например, через полгода (к этому времени он рассчитывает перепродать товар и получить деньги). Однако купцу А нужны деньги, поэтому он несёт вексель в банк. Банк берёт ("учитывает") вексель, выдаёт деньги (за вычетом стоимости кредита, которая именуется учётной ставкой). Через полгода он предъявит вексель для оплаты купцу Б (векселедателю); если тот не сможет оплатить - банк потребует деньги с купца А (с предъявителя). Таким образом, учитывая вексель, банк ничего не получает в качестве обеспечения долга - даёт деньги под честное слово двух его участников.

 Поэтому при учёте векселя обращалось внимание на его торговое происхождение. Помимо торговых векселей, широкое хождение имели векселя дружеские (они же - неторговые). Их название объясняется тем, что эти векселя не основывались на торговой сделке, а выписывались "по дружбе" (за плату либо в обмен на такую же услугу). Таким образом, они не были подкреплены материально (переданным товаром) и являлись лишь словесным обещанием уплатить деньги. Значит, риск, что заёмщик не сможет вернуть долг, в данном случае повышаются. Поэтому хотя никаких законодательных запретов на неторговые векселя не существовало, они расценивались как неблагонадёжные и учитывались лишь в крайнем случае.

 В конце XIX - начале XX века получили распространение соло-векселя - векселя с одной подписью (то есть векселедатель и предъявитель - одно лицо). По сути, это те же неторговые векселя, но снабжённые каким-либо обеспечением (например, соло-векселя под залог недвижимости), что делало их более надёжными для банков.

 Госбанк отбирал наиболее солидные векселя. Делать это ему позволяли низкие учётные ставки. Кредит из Госбанка был самым дешёвым, поскольку ему дешевле всех обходились его капиталы. И процент по вкладам у него был самый низкий, и государственной казной Госбанк имел право пользоваться.

 Итак, на первом этапе Госбанк выступал как самый большой в стране коммерческий банк.

 2-й период: 1894-1917. Пересмотр места Госбанка в экономике страны связан с приходом во главу Министерства финансов Витте. Общая логика его действий - превращение Госбанка из коммерческого банка в банк для банков (своеобразное министерство). Главной целью Госбанка должно было стать не зарабатывание денег для государства, а проведение государственной экономической политики.

 Именно при Витте, во время его золотовалютной реформы, Госбанк стал эмиссионным центром. Ранее он иногда выступал техническим орудием выкупа или ввода в обращение кредитных билетов (по поручению Министерства финансов), но сам банкнот не выпускал и денежное обращение не регулировал.

 В 1894 году банку был дан новый устав. Его суть заключается в установлении более льготного режима для кредитов, не самых выгодных с коммерческой точки зрения, но способствующих развитию народного хозяйства. Эти ссуды предусматривались в отношении как промышленности, так и сельских хозяев.

 Ещё накануне нового устава Госбанк резко сократил процент по вкладам вплоть до 0 % по текущим счетам. Этот ход продемонстрировал смену направления деятельности банка: отказ от некоторых коммерчески выгодных операций с тем, чтобы освободить руки для работы в наиболее важных для государства отраслях.

 В первой половине 1890-х годов треть вкладов Госбанка перетекла в акционерные коммерческие банки. Благодаря этому они смогли (в своей совокупности) обойти Госбанк и по вкладам населения, и по объёмам кредитования хозяйства. Однако сами они всё активнее сотрудничали с Госбанком как посредники, получающие большие капиталы и несущие их к непосредственному получателю кредита. Этот процесс проявился особенно наглядно на этапе предвоенного роста. Ещё в 1910 году прямые кредиты Госбанка в народное хозяйство превышали кредитование им же коммерческих банков в 5 с лишним раз. В 1914 году - лишь на треть.

 Неуставные ссуды. Итак, в конце XIX - начале XX века Госбанк явно переходил в новое качество. Надо, впрочем, отметить, что ещё и до 1890-х годов Госбанк выполнял функцию проведения государственной политики. Она осуществлялась в форме неуставных ссуд - то есть ссуд, противоречащих уставу банка. Противоречащих своими льготными, коммерчески невыгодными, условиями.

 Политика неуставных ссуд проводилась в двух направлениях. Первое - кредитная система: Госбанк постоянно оказывал материальную помощь частным банкам, оказавшимся на грани краха. Во второй половине 80-х годов он не раз покупал закладные листы Дворянского и Крестьянского банков для поддержания цен на них. Второе направление - поддержка промышленности, в основном тяжёлой - машиностроение и металлургия.

 Неуставные ссуды составляли значительную долю кредитного портфеля Госбанка. Во второй половине 1870-х - начале 1880-х годов они достигали половины всех кредитов. Сохранились они и после введения устава 1894 года.

 Вывод по Госбанку. Создаваясь с юридической точки зрения как коммерческий банк, принадлежащий государству, Госбанк, тем не менее, с первых лет своей деятельности использовался как орудие государственной политики. Эта тенденция укрепилась в конце XIX века - начале XX века. Тем не менее, накануне революции Госбанк ещё соединял в себе функции банка для банков и обычного коммерческого банка.

 

Коммерческий кредит.

Остальные банки, помимо Государственного, подразделяются на четыре группы: коммерческий, ипотечный, мелкий и ломбардный кредит. Самую весомую группу составляли учреждения коммерческого кредита.

Акционерные коммерческие банки.

Крупнейшие, частные кредитные учреждения рассматриваемого периода - акционерные коммерческие банки.

 Становление (1860-е - начало 1890-х).

 Устройство. История акционерных банков в России начинается с 1863 года. Само название "акционерный" указывает на сущность этого типа банков. Их основной капитал составлялся за счёт средств, привлечённых выпуском акций. Продажа по всей России позволяла собрать значительный капитал. Этот капитал раздавался в ссуды, и акционеры по итогам года получали прибыль (или, соответственно, убыток).

 Здесь стоит ввести два таких технических понятия, как актив и пассив. В актив банка (как и любого другого предприятия) записывается то, что должны ему (выданные банком ссуды, учтённые банком векселя); в пассив - то, что должен он (собственный капитал, принятые банком вклады). Сумма всех статей актива всегда равна сумме статей пассива и называется балансом.

 Два вида. В первое десятилетие акционерные коммерческие банки росли успешно - и по операциям, и по численности. С самого начала обозначилось разделение их на спекулятивные (в историографии их ещё именуют "деловыми") и "универсальные" банки. "Деловые" преобладали в столице, "универсальные" - в Москве. "Деловые" вкладывались в наиболее доходные операции - биржевые спекуляции и государственные железнодорожные займы; "универсальные" - в вексельное кредитование (то есть кредитование торговцев и промышленников). Если у первых учёт векселей давал лишь 30 % актива, то у вторых - 60 %; напротив, операции с ценными бумагами у "деловых" банков давали 30 % актива, а у "универсальных" - 20 %.

 Законодательство. Несмотря на более быстрые темпы роста, "деловые" банки уступали "универсальным" по суммарному балансу. Однако деятелей Государственного совета беспокоило их стремление к спекулятивным операциям - не только более доходным, но и более опасным. Поэтому в мае 1872 года Госсовет настоял на принятии первого ограничительного закона в отношении коммерческих банков. Этот закон стремился сделать операции банков менее рискованными. Наиболее важные из ограничений - установление предела обязательств (не более десятикратного основного капитала) и минимума кассовой наличности (5 % обязательств), а также запрет открывать банки в тех городах, где такие же уже есть.

 Кризис. Закон 1872 года несколько сдержал рост банков, однако его действие меркнет на фоне экономического кризиса 1873 года. До коммерческих банков этот кризис докатился в 1875 году. В октябре этого года состоялось первое банкротство. Разорился Московский коммерческий и ссудный банк, потерявший 7 млн рублей из-за мошенничества его директоров. Пытаясь предотвратить массовую панику вкладчиков других банков, Госбанк вернул потерпевшим три четверти средств.

 Тем не менее, первое банкротство оказалось не единственным. Серия банковских крахов побудила правительство принять в апреле 1883 года ещё один ограничительный закон. Помимо дополнительных ограничений на рискованные операции (как в 1872 году), этот закон предусмотрел к тому же ряд ограничений против злоупотреблений банковского руководства (они касались порядка принятия решений на собраниях акционеров и кредитования директоров в собственном банке).

 Новый уровень. Как раз в это время, в начале 80-х годов, акционерные коммерческие банки вышли из полосы кризиса, а затем и начали постепенный рост. Именно в это время - 80-е и начало 90-х годов - коммерческие банки вышли на первое место в системе коммерческого кредитования.

 

 Финансовый капитал.

 С 1893 года начинается новый этап в развитии коммерческих банков. Это период слияния банковского и промышленного капиталов, ведущую роль в котором играли именно коммерческие банки.

 Период подъёма 1893-1898. Столь точная датировка такого масштабного процесса в значительной степени условна, однако она имеет обоснование. Именно в 1893 году начался быстрый экономический подъём, охвативший как промышленность, так и банковскую систему. В эти годы банки и начали вкладывать средства в промышленность. Раньше банки просто выдавали кредиты, никак не участвуя в производстве. Теперь же они стали покупать акции предприятий, становясь таким образом их совладельцами.

 Правда, проникновение банков в промышленность только начиналось. В ценные бумаги частных предприятий коммерческие банки вкладывали только 14 % прироста своих капиталов, да и то часть - с целью спекуляции.

 Период кризиса и депрессии 1900-1908 годов. Период бурного подъёма, как обычно бывает в капиталистической экономике, сменился спадом. В России спад 1900-1901 годов, обусловленный всемирным кризисом, дополнился ещё спадом 1905 года из-за революции.

 Кризис не только не остановил слияние банковских и промышленных капиталов, но и способствовал ему. Это обусловлено особенностью российского финансирования промышленности. Классических вариантов такого финансирования - два. Английский основан на обилии самостоятельных мелких владельцев капитала (зажиточных граждан). Задача банков сводится лишь к обязательству выкупить те акции, которые не будут разобраны мелкими покупателями.

 В России с её скудостью свободных капиталов преобладал германский вариант. Банк сначала полностью скупал весь тираж акций (процентов за 90-95 номинала), а затем сам их продавал (за 100 и больше процентов). Однако падение цен на акции в результате кризиса сделало для банков продажу уже купленных акций невыгодной. Чтобы не потерпеть убыток, они вынуждены были оставлять акции себе, а значит, вникать в дела предприятия, становиться полноценными акционерами.

 В то же время, основная часть новых ресурсов кредитной системы направлялась на кредитование торгового оборота и государства. В целом по итогам данного периода произошёл значительный рост коммерческих банков вширь.

 Период промышленного подъёма 1909-1913. Новое изменение экономической конъюнктуры способствовало новым переменам в развитии банков. На этапе экономического подъёма 1909-1913 годов особый рост отмечался в тяжёлой промышленности. Значит, создавались прежде всего крупные предприятия, которые невозможно организовать без привлечения банковских капиталов. Встречным процессом шла концентрация банковских капиталов, то есть их укрупнение. Выделилось 6-8 крупнейших Петербургских банков, которые часто работали в сотрудничестве друг с другом. Всё это обеспечивало сращивание банковского и промышленного капиталов во всех основных отраслях промышленности.

 После начала войны сокращение производства товаров народного потребления привело к резному сокращению производственного кредита. Капиталы направлялись в основном к государственные займы.

 

 Государственное вмешательство.

 Упомянутая концентрация банковских капиталов имела, помимо объективных экономических предпосылок, ещё и такую причину, как государственное вмешательство. Наиболее ярко оно проявлялось в уже виденном нами ограничительном законодательстве (которое сокращало конкуренцию на рынке) и спасании банков во время кризисов. Даже в Германии, наиболее близкой к России по типу экономического развития в тот период, вмешательство государства было менее выраженным. Если сравнить число коммерческих банков в России и Германии в разные периоды, окажется, что численность российских банков благодаря государственному воздействию гораздо меньше реагировала как на подъёмы, так и на кризисы. А чем меньше численность, тем выше монополизация. Не случайно пять крупнейших российских банков на 1914 год держали в своих руках половину пассивов.

 Тесная связь с государством осуществлялась также в форме личных уний с государственными чиновниками. "Уния" в данном случае обозначает участие высокопоставленных чиновников в банковских правлениях.

 

Банкирские дома и конторы.

От акционерных коммерческих банков переходим к банкирским домам и конторам. По изначальной идее, дом - заведение более крупное, чем контора, но на практике эти названия использовались случайным образом, поэтому в дальнейшем я буду называть их все банкирскими домами. По операциям они очень близки к банкам, однако есть важные организационные отличия, определившие различное положение этих учреждений на рынке.

 Периодизация.

 Период подъёма (с 1860-х до 1894).

 В отличие от акционерных банков, банкирские дома создавались на основе частных капиталов. Банкирские дома появились в годы Александровских реформ и в течение 1860-1870-х годов играли если не доминирующую, то очень важную роль в финансовой жизни России. Они активно участвовали в создании акционерных банков. Активно участвовали в железнодорожном учредительстве. Банкирские дома становились формой приложения капиталов, нажитых в других отраслях. В дальнейшем влияние банкирских домов стало падать, особенно в связи с проникновением банков в промышленность: здесь коммерческие банки с их акционерным капиталом имели заведомое преимущество.

 Период ограничения (с 1894 до конца).

 Хронологически боле точно период ослабления банкирских домов можно выделить с 1894 года. Дата связана с изменением законодательства по банкирским домам. Первая попытка ограничить их деятельность была предпринята в 1889 году, когда обнаружились случаи мошенничества некоторых банкиров. Однако закон 1889 года не оказал значительного действия. Витте удалось добиться более существенного ограничения - законами 1894 и 1895 годов. На основании этих законов Минфин получал право без предупреждения проводить ревизию банкирских домов и на основании полученных результатов запрещать отдельные операции или вообще закрывать заведение. Таким образом Минфин получил действенное оружие в борьбе с мошенническими конторами.

 Падение влияния банкирских домов в конце XIX - начале XX века обуславливалось не только законодательством, но и экономическими причинами. Это уже упоминавшаяся нехватка капиталов. Если в 1860-1870-е годы среди частных банкиров ещё были обладатели огромных капиталов, соперничавших с акционерными, то в начале XX века их не стало. Поляков - бывший главный железнодорожный магнат - разорился; опиравшиеся на золотопромышленность Гинцбурги потеряли влияние; москвичи Рябушинские превратили свой банкирский дом в акционерный банк.

 На численность банкирских домов в конце XIX - начале XX века оказывали влияние уже упоминавшиеся общеэкономические процессы; в целом же она выросла с 250 домов в 1889 году до 300 в 1914-м (цифры приблизительны). При этом они сохраняли и значительный политический вес. В 1912 году, после очередных двух крахов, Минфин совместно с Минюстом пытался провести новый ограничительный закон, но не смог добиться даже мелких изменений. На защиту банкирских домов встал Совет съездов промышленности и торговли.

 

 Основные операции и группировка.

 Несколько сотен банкирских домов представляли довольно разнородную массу, если говорить об их сущности. Более-менее явно выделяются четыре группы.

 Подобие коммерческих банков. Это крупные дома, сравнимые с акционерными банками как по оборотам, так и по операциям. В начале XX века они исчезли под воздействием репрессивного законодательства. "Исчезли" не обязательно означает "закрылись": некоторые превратились в акционерные банки.

 Небольшие дома и конторы коммерческой направленности. Это те, о ком говорил в 1889 году Вышнеградский, выступавший с Государственном совете. Указывая на недопустимые спекуляции ряда домов, в то он же время оправдывал существование их как вида потребностью в мелком кредите. Под мелким кредитом разумеются, конечно, не продавцы пирожков, но конкуренцию акционерным банкам они явно не составляли. Не случайно две трети банкирских домов было раскидано по второстепенным городам. Тогда как акционерные банки почти все собрались в Москве и Петербурге - там, где государственная казна и крупнейшие предприниматели.

 Такие заведения составляли, по-видимому, основу банкирских домов как типа кредитных учреждений. Их положение можно определить так: учреждения, значительно уступающие по капиталам акционерным банкам, но обладающие достаточными резервами для того, чтобы основным направлением их кредитной деятельности стала крупная торговля.

 Спекулянты. Такие ориентировались на биржевую игру, и в активах у них преобладал on call (специальные текущие счета). Отличие on call (специальных текущих счетов) от обычной ссуды либо учёта состоит в том, что заёмщик получает не деньги на руки, а открытый счёт в банке. Использовать этот счёт заёмщик может по мере надобности, снимая и возвращая любую сумму (в рамках открытого кредита) когда угодно и платя только за дни действительного пользования деньгами. В результате такой подвижности этот вид кредита и использовался для оформления биржевых спекуляций.

 Спекулянты - не временщики, но не упускали возможности с выгодой для себя нарушить закон, если были уверены, что за это не последует наказания. В качестве примера действий таких банкиров можно привести махинации известнейшего спекулянта начала XX века Захария Петровича Жданова. В 1909-1910 годах он провернул операцию с акциями золотопромышленных Ленских приисков. Он скупил у разных банков принадлежавшие им Ленские акции и договорился, что до определённого момента они не выпустят на рынок акции своих клиентов. Затем неблагоприятными слухами (через прессу) уронил курс этих акций, скупил всё, что было выброшено, а потом (тоже через прессу) поднял курс и выгодно продал всё купленное.

 Подобно "деловым" банкам, спекулятивные банкирские дома сосредотачивались в основном в Петербурге. В 1910 году "петербуржцы" составляли 10 % общей численности банкирских домов. Московские дома были гораздо меньше ориентированы на спекуляцию и имели в основном коммерческую направленность.

 Мошеннические конторы. Итак, спекулянты могли нарушить закон, но всё же им приходилось прикладывать немалые интеллектуальные усилия, устраивая хитрые комбинации. Гораздо проще действовали банкиры четвёртого типа. Это мошеннические конторы, имевшие целью сбор денег с чересчур доверчивых граждан.

 В качестве примера можно привести банкирскую контору Генриха Блока, существовавшую в 1890-х годах. Генрих Блок специализировался на работе с провинциалами посредством агентов. Рекламируя билеты государственных займов как выгодное вложение денег, агенты заключали с обладателями небольших сбережений договоры на покупку билетов в рассрочку. Может быть, это и было бы выгодно, если бы не те условия, которые вписал в договор владелец конторы, пользуясь непривычкой русского человека читать бумаги, которые он подписывает. Условия эти были направлены на то, чтобы возможно скорее после первого взноса расторгнуть договор. При этом теоретически клиент имел право получить уплаченные прежде деньги; на практике же ему их не возвращали. А предъявлять любые претензии разрешалось только к самой конторе, но не к агентам. В итоге люди обычно просто теряли свои взносы, не получая никакого ответа от писем в контору и не имея денег ни на личную поездку в столицу, ни на наём адвоката.

 Вписанные в договор условия позволяли грабить клиентов на совершенно законных основаниях. А были и такие, кто поступал совсем просто: собирал деньги и исчезал, как случилось с конторой Кана в 1889 году. Она торговала в рассрочку билетами выигрышных займов и за полтора года деятельности смогла продать полторы тысячи билетов. В итоге хозяин скрылся, в кассе оказалось 300 рублей и 1 билет.

 Вывод по банкирским домам. Как видим, название "банкирский дом" носили очень разные учреждения. Объединяло же их стремление к уменьшению контроля со стороны правительства. Будучи достаточно влиятельными, банкирские дома в начале XX века всё же явно отставали от коммерческих банков, уже не имея шансов возглавить кредитную систему страны. Тем не менее, они твёрдо держались в своей нише - кредитование крупных торговцев и предоставление широкой публике возможностей игры на бирже.

 

Городские общественные банки.

Особенности.

 Ещё один вид учреждений коммерческого кредита - городские общественные банки. Это - ветераны российской кредитной системы, некогда игравшие очень значительную роль.

 Связь с городом. Принципиальное организационное отличие городских банков заложено в их названии. Они создавались на средства городского самоуправления и находились в городской собственности. Это означает, что город как юридическое лицо нёс материальную ответственность по обязательствам городского банка; город же получал его прибыль. Городская дума принимала все принципиальные решения по банку, выбирала правление и проверяла годовые отчёты банка.

 Направленность на средних клиентов.

 Городские банки имели вполне определённую нишу на рынке. Они направлялись на средних городских клиентов, не желая размениваться на совсем мелкие кредиты и не имея возможности заманить к себе крупных клиентов. Отсутствие в городских банках крупных клиентов имеет две ключевых причины. Во-первых, дороговизной кредита по сравнению с Госбанком. Во-вторых, незначительными капиталами (по закону, минимальный капитал городского банка составлял 10 тыс. рублей, акционерного коммерческого - 500 тыс.).

 Направленность городских банков на средние слои горожан обусловила второе их ключевое отличие от всех остальных кредитных учреждений. Городские банки совмещали коммерческое и ипотечное кредитование (ипотека - ссуды под недвижимость). Но ссуды под недвижимость долгосрочны по определению. Значит, у городских банков возникало противоречие между краткосрочным характером основной части пассивов и долгосрочным - значительной части активов. В случае, если бы вкладчики вдруг массово востребовали назад свои краткосрочные вклады, правительство не смогло бы вернуть деньги, вложенные в долгосрочные ссуды. Это представляло определённый риск для банков, однако Минфин допускал эту операцию ввиду сильной нужды обывателей в кредите под недвижимость. Впрочем, она ограничивалась суммой собственного капитала и вечных вкладов

 На начало 1914 года по всей России кредиты под недвижимость составляли у городских банков 28 % актива, учёт - 45 %. Особенность вексельного кредита у городских банков составляло преобладание дружеских векселей. Таким образом кредитовались как средние либо мелкие предприниматели (для расширения своего дела), так и простые обыватели (на непроизводительные цели). В основном же вексельный кредит имел коммерческую (предпринимательскую) направленность.

 Что касается ссуд под недвижимость, то к ним тоже прибегали обе эти категории заёмщиков. Однако в основном ссуды брались для непроизводительных расходов. Из-за этого ссуды под недвижимость в большинстве случаев становились бессрочными. Выплатить сразу большую сумму денег человеку, пустившему их на непроизводительные нужды, не представлялось возможным, а механизма долгосрочного постепенного погашения таких ссуд до 1912 года не существовало. Как следствие, при наступлении срока платежа ссуды под недвижимость обычно переписывались на новый срок. Поэтому сами банки стремились к коммерческому кредиту, считая учёт векселей предпочтительной операцией. Именно учёт получал преимущественное развитие в периоды подъёмов городских банков, ссуды под недвижимость - в период спада.

 

 Периодизация.

 Первый городской банк появился в Вологде в 1788 году. В течение более чем полувека городские банки оставались явлением единичным, каждый из них действовал на основании особого устава, в деталях определявшего порядок его действия. Только в 1857 году появилось первое Положение о городских банках, однако оно оказалось настолько ограничительным, что в период его действия городские управления отказывались создавать банки.

 Расцвет. В 1862 году появилось новое Положение, значительно увеличившее набор дозволяемых банкам операций и самостоятельность городских банков в их осуществлении. Снятие ограничителей вызвало буквально взрывное развитие городских банков в 1860-е гг. Численность их возросла на порядок (до двух с половиной сотен), резко увеличились и обороты. Но наряду с банками, действовавшими аккуратно и осмотрительно, появился целый ряд "пирамидок". Их правления стали усиленно привлекать средства со всей страны, так что балансы крупнейших банков измерялись миллионами рублей. Однако активы банки размещали преимущественно в своих городах. А так как платёжеспособный спрос на кредиты не мог поглотить столь огромных пассивов, правлениям приходилось раздавать собранные средства под не очень надёжные обязательства. Это привело к значительным потерям. Кроме того, в некоторых случаях убытками заканчивались недобросовестные действия правлений.

 Кризис. В результате в начале 1880-х годов городские банки вступили в полосу кризиса. Единичные банкротства мелких банков переросли в повсеместный кризис после разорения в октябре 1882 года самого крупного и известного городского банка того времени - Скопинского. Его крах вызвал всеобщую панику вкладчиков. В свою очередь, массовое изъятие вкладов поставило на грань банкротства многие банки, даже из тех, что вели дела успешно. Правительство вмешалось. С одной стороны, оно поддержало самые крупные из проблемных банков (чтобы сбить панику), а с другой, начало оздоровление городских банков.

 В апреле 1883 года вступило в силу новое Положение о городских общественных банках. Его суть - попытка предотвратить ошибки городских банков, предельно ограничив возможности их действия. Самым тяжёлым ограничением стало установление предельного кредита одному клиенту в 10 % собственного капитала банка: банкиры оказались вынуждены сокращать кредит своим самым солидным клиентам. Это значительно усугубило последствия кризиса. Восьмидесятые годы характеризуются непрерывным падением балансов городских банков (в полтора-два раза). В большинстве банков падение продолжалось до конца 1880-х гг., а затем сменилось длительным периодом застоя. В течение тех же 80-х годов по итогам министерских ревизий закрылось до полусотни неудачливых городских банков.

 Новый подъём. С 1907-1908 годов городские банки вступили в новую полосу подъёма, связанную с улучшением общей экономической конъюнктуры в стране. Темпы роста их балансовых показателей в 1908-1913 годах увеличились по сравнению с предшествующим десятилетием более чем в три раза; число городских банков накануне войны превысило три сотни.

 Развитие операций сочеталось в этот период с законодательными усовершенствованиями. В 1912 году было принято новое Положение о городских банках. Суть его нововведений заключается в расширении круга операций, что позволило банкам привлекать больше клиентов. Как наиболее важные из таких нововведений можно отметить: расширение круга обеспечений, под которые могли открываться специальные текущие счета (on call); и разрешение работать с соло-векселями. Плюс к этому Положение 1912 года ввело более длительные сроки (12 лет вместо трёх) и частичное погашение для ссуд под недвижимость. Это приблизило условия их выдачи к условиям в земельных банках и тем самым повысило шансы их уплаты.

 Правда, у этого Положения почти не оказалось времени проявить себя. С началом войны городские банки, подобно другим кредитным учреждениям, вынуждены были основной статьёй актива сделать государственные займы.

 В целом, если оценивать место и перспективы городских банков на кредитном рынке, можно сделать вывод, что со временем они превратились бы в учреждения преимущественно среднего коммерческого кредита. К этому их подталкивали краткосрочный характер пассивов, большая выгодность учёта в сравнении с ипотекой, а также растущая конкуренция на рынке, которая со временем заставила бы городские банки отойти от универсальности.

 

Общества взаимного кредита.

Устройство.

 Все рассмотренные нами банки объединяет то, что их владельцы имели целью получить прибыль от вложения капиталов в кредитное дело. Иначе были устроены общества взаимного кредита. Владельцы основного капитала в них являлись одновременно и заёмщиками.

 Взаимный кредит. Общества взаимного кредита (ОВК) создавались людьми, у которых были небольшие средства, но этих средств для развития своего дела им не хватало. Они скидывались и получали основной капитал (он назывался складочным). На этот складочный капитал привлекались дополнительные пассивы (вклады населения, займы в других кредитных учреждениях). И из этих средств раздавались кредиты участникам. Каждый имел право получить кредит, в десять раз превосходящий сумму его взноса в складочный капитал. Не члены общества тоже могли кредитоваться, но лишь в том случае, если оставались свободные средства.

 Коллективное управление. Такой способ образования собственного капитала определял и коллективный характер управления в обществе. Верховную власть в нём составляло общее собрание членов, которое выбирало правление общества, рассматривало его отчёты и решало все принципиальные вопросы.

 По долгам общества каждый его участник отвечал всем своим имуществом в размере полученной ссуды. Выйти из общества разрешалось лишь после утверждения очередным собранием отчёта за тот год, в течение которого было подано соответствующее заявление. В результате никто не смог бы уклониться от участия в оплате убытков, произошедших из-за ошибок в управлении. Равным образом, прибыль общества (за вычетом обязательных отчислений в запасной капитал) распределялась между членами пропорционально их участию в капитале.

 Место на рынке.

 ОВК в значительной степени конкурировали с городскими банками. Их клиентами были мелкие предприниматели и не богатые, но зажиточные обыватели. Например, в Томском обществе 20 % членов составляли предприниматели, ещё 70 % - представители интеллигенции.

 Отсутствие в ОВК крупных предпринимателей объясняется, во-первых, ограничением размера кредита: не более 50 крат по сравнению с минимальным кредитом, размер которого прописывался в уставе общества. Во-вторых, более высокой стоимостью кредита. Повышенная стоимость объяснялась, во-первых, обязательным взносом в капитал (который предприниматель не мог использовать, но за который приходилось платить процент). Во-вторых, тем, что Госбанк не работал напрямую с ОВК, а значит, займы им приходилось брать у коммерческих банков с их более высокими ставками. Обойтись же без займов (одними вкладами) общества не могли ввиду хронической нехватки капиталов в России.

 По операциям ОВК отличались от городских банков отсутствием ссуд под городскую недвижимость. В результате основной формой кредитования в обществах стал учёт векселей, что обеспечило преобладание у них коммерческого кредита над обывательским.

 История развития.

 Начальный этап (расцвет и спад). Первое общество взаимного кредита появилось в 1863 году в Петербурге. В 70-е годы XIX века число ОВК перевалило за сотню. Однако рост был остановлен кризисом второй половины 1870-х годов. В некоторых обществах, которые недостаточно грамотно вели дела либо допускали злоупотребления, появились сложности. В начале 80-х дело дошло до банкротств.

 Чтобы привести дела ОВК в норму, правительство решило ограничить наиболее рискованные, с его точки зрения, операции. Запреты коснулись ряда операций для не членов - правда, они не могли действительно оградить общества от ошибок или злоупотреблений. Эти запреты усугубили действие кризиса, вследствие чего до самого конца XIX века число и обороты обществ взаимного кредита сохранялись на прежнем уровне.

 Подъём начала XX века. Лишь в новом столетии возобновился их рост. Особенно ярко он проявился в годы предвоенного экономического подъёма: за пять лет после 1907 года число обществ утроилось (так же, как объём операций) и достигло без малого тысячи.

 Групповой кредит. Во многих обществах, ввиду увеличения их численности, исчезал принцип личного знакомства всех участников. К учёту векселей незнакомых людей правления подходили осторожно, что затрудняло получение кредита для новеньких. Попыткой разрешить эту проблему стал широко распространившийся в столице групповой кредит. Внутри общества взаимного кредита создавался кружок взаимной поруки. Его участники подписывали с обществом соглашение о своей коллективной ответственности за любой вексель, предъявляемый участником кружка. Одновременно создавался особый фонд путём удержания 10 % открытого при учёте векселя кредита, а также ежемесячных отчислений. Фонд находился на счетах ОВК и предназначался для погашения возможных долгов членов кружка по полученным ссудам. Участие в таком "обществе внутри общества" повышало кредитоспособность заёмщика, но удорожало кредит: ведь теперь участник выводил из своего оборота уже 20 % полученной ссуды, за которую платил проценты.

 Центробанк. Другое качественное изменение - создание Центрального банка обществ взаимного кредита. Одним из главных доводов в его пользу был тот факт, что в одно и то же время одни общества кредитовались в коммерческих банках, а другие - держали в них свободные средства. Таким образом, банки выступали посредниками в распределении средств между обществами, получая за это солидные проценты.

 С 1910 года это место занял Центробанк обществ взаимного кредита. Его создали на тех же основаниях, что и обычное общество: каждый пайщик мог получить кредит, в 10 раз больший его взноса в основной капитал. Вкладов, поступавших на счета Центробанка от союзных обществ, не хватало для удовлетворения спроса на кредит, а права принимать вклады населения о него не было, но зато он располагал крупными кредитами в Госбанке и коммерческих банках. Впрочем, ему всё-таки не удавалось удовлетворить спрос своих пайщиков полностью.

 Вывод. Особенности устройства ОВК, диктовавшиеся правительством, показывают стремление властей сохранить их в качестве некоего полупатриархального типа учреждений, напоминающего большую семью, где все друг друга знают и ведут дела на основании взаимного доверия. Однако огромная потребность средних слоёв города в кредите привела к выходу обществ за эти рамки. Стремительный количественный рост начала XX в. перерос в качественные перемены. Они затронули как внутреннее устройство обществ, так и - главное - координацию их деятельности на всероссийском уровне. Создание Центрального банка обществ взаимного кредита позволило преодолеть их территориальную ограниченность и тем вывело эти кредитные учреждения на новый уровень развития.

 

Ипотечное кредитование.

Целый ряд учреждений занимался ипотечным кредитом. Недвижимость, составляющая предмет залога при ипотеке, имеет ту особенность, что долго не теряет стоимость. Поэтому она может служить залогом при выдаче долгосрочных (на десятки лет) ссуд, обычно берущихся для приобретения либо развития той же недвижимости. Долгосрочный характер ссуд вступает в противоречие с краткосрочными пассивами, составляемыми за счёт вкладов: никто ведь не станет вкладывать деньги в банк на полвека!

 Для разрешения этого противоречия пассивы ипотечных учреждений составляются с помощью подлежащих неограниченной перепродаже ценных бумаг, именовавшиеся в большинстве случаев закладными листами. Закладные листы принимаются к окончательной оплате лишь по истечении срока, на который выдаются ссуды, а до наступления этого времени приносят регулярный доход. Вложив деньги в подобные бумаги, человек мог при необходимости в любое время вернуть их путём продажи бумаг.

 Акционерные земельные банки.

 Один из видов частных ипотечных учреждений - акционерные земельные банки.

 Устройство. Как и в случае с коммерческими банками, организаторы подобных банков выпускали акции, продавали их и получали таким образом основной капитал, необходимый для осуществления расходов в течение начального периода, пока банк не начнёт давать прибыль.

 Таким образом, у акционерных земельных банков оказывалось два вида ценных бумаг: акции и закладные листы. В отличие от акций, приобретение закладных листов являлось потенциально менее выигрышным, но и менее рискованным. Владелец закладных листов не отвечает по убыткам банка и проиграет только в одном случае - если банк разорится, и его листы превратятся в бумажки. В любом другом случае он получит заранее твёрдо оговорённую прибыль. Акционер же получит прибыль, только если она останется у банка после оплаты дохода владельцев закладных листов. Зато если дела банка пойдут успешно, он может получить по акции больший процент, чем владелец закладного листа по своей бумаге. Таким образом, основную часть ответственности за дела банка несут акционеры, соответственно чему распределяются и полномочия: только акционеры имеют право участвовать в принятии управленческих решений по банку.

 Заёмщики получали ссуду закладными листами, которые они продавали сами либо через посредство банка-эмитента. Поскольку закладные листы почти всегда шли на бирже ниже номинала, на руки они получали сумму, в среднем на 5 % меньшую того, что записывалось на их счёт. Это удорожало ссуду.

 Развитие. Первым акционерным земельным банком стал Харьковский, возникший в 1871 году. В течение 1870-х годов появилось ещё 10 банков, и таким образом сложилась система азб, просуществовавшая до самой революции (в 1913 году их существовало как раз 10).

 По уставам земельных банков 1870-х годов, сумма выпущенных закладных листов не могла превышать собственный капитал более, чем в 10 раз. Ссуды допускались на срок до 66 лет под земли, до 56 - под городскую недвижимость, в размере до 60 % оценки. В одной губернии допускалось действие не более, чем двух земельных банков (распределение районов действия утверждало Министерство финансов).

 Помимо государственного регулирования, немногочисленность земельных банков связана и с проблемой капиталонедостаточности России. Если коммерческие банки пользовались широкой поддержкой Госбанка и привлекали капиталы из-за границы, то земельным не досталось ни того, ни другого. Ведь правительственный кредит имел целью поддержку не собственно банков, а тех отраслей, которые они кредитовали. А ту отрасль, которую кредитовали земельные банки, правительство поддерживало напрямую, посредством своих банков (Дворянского и Крестьянского). Что же касается иностранцев, то вложения в русскую недвижимость привлекали их меньше, чем в промышленность.

 Попыткой всё-таки выйти на внешний рынок стало создание Центрального банка русского поземельного кредита (ЦБРПК), устав которого получил утверждение 6 апреля 1873. Своей целью банк имел продвижение закладных листов российских земельных банков на внешнем рынке. Добиться этого банк планировал за счёт уменьшения риска для держателей закладных листов. Для этого он стал выпускать свои закладные листы, приносящие меньший процент, чем листы обычных банков, но зато писанные на твёрдую серебряную валюту. Основной капитал составлялся за счёт взносов банков, которые желали поучаствовать в этом деле. Собрав основной капитал, банк выпустил "серебряные" закладные листы на сумму, вдесятеро большую основного капитала. Продал их за рубежом. На эти деньги купил наши, "ассигнационные" листы. Прибыль банка - разница между тем процентом, который он получает по чужим листам и платит по своим. Таким образом, ЦБРПК брал на себя риск падения курса ассигнационного рубля. И как только это произошло (в 1878 году), он вынужден был прекратить выпуск закладных листов.

 Земельные банки почти не пострадали во время кризиса 70-х годов - разорился только один Саратовско-Симбирский банк (в 1880-х годах). Однако на рубеже веков, в 1901, произошёл ещё один крах - Харьковского банка, вслед за которым рухнули и два тесно с ним связанных коммерческих банка. Основной причиной стало не совсем честное управление. Министерство воспользовалось этим поводом, чтобы изменить законодательство. Наиболее существенным нововведением закона 29 апреля 1902 года стало ограничение ссуд земельных банков под городскую недвижимость третью всей совокупности ссуд. Минфин объяснял это тем, что кредитование под городскую недвижимость гораздо более рискованно (на него приходилось 96 % убытков земельных банков из-за невозврата суд), т.к. такие кредиты часто использовались заёмщиками для спекуляции.

 Вследствие закона 1902 года объём ссуд под городскую недвижимость у земельных банков сократился за первые семь лет действия закона в полтора раза.

 

 Городские кредитные общества.

 По мысли правительства, взять на себя ипотечное кредитование горожан должны были городские кредитные общества (ГКО).

 Устройство. Ключевое отличие ГКО от земельных банков - в том, что, подобно обществам взаимного кредита, они были основаны на принципе взаимности. Кредиты выдавались только членам общества. Члены общества, связанные круговой порукой, отвечали по долгам общества в размере взятой ссуды. На расходы по открытию общества и первоначальному обеспечению платежей по закладным листам в городской казне занималась требуемая сумма. После того, как участники предъявят к залогу имущества на заранее оговорённую сумму, открывались действия.

 Отличие от общества взаимного кредита состояло в том, что от участников кредитного общества не требовалось отчислять 10 % полученной ссуды в основной капитал. Причина, по-видимому, заключалась в разном характере операций. Ведь основной капитал ОВК имел две цели: 1) покрывать первоначальные расходы (пока заёмщики платить ещё не начали, а вкладчикам платить уже надо) и 2) обеспечивать уплату по обязательствам общества в случае убытков. В случае с ГКО первоначальные расходы покрывала ссуда города. Обязательства же обеспечивались не векселями (которые сами по себе материальной ценности не имеют), а недвижимостью.

 Положение на рынке. Ближайшим конкурентом городских кредитных обществ выступали акционерные земельные банки - более крупные, благодаря своим акционерным капиталам. К тому же распространение обществ сдерживалось особенностями их устройства. Во-первых, не всякий город мог выделить заём для образования общества. Во-вторых, принцип взаимности сдерживал распространение ГКО за пределы города (ведь все его члены должны участвовать в управлении). Значит, с одной стороны, тормозился рост существующих обществ, а с другой, оставались без кредита города, недостаточно крупные, чтобы устроить собственное общество.

 Однако у ГКО были некоторые преимущества, позволявшие им не погибнуть в конкуренции. Во-первых, это более простая процедура получения кредита: правление и ближе (в этом же городе), и не столь требовательно к заёмщику (раз он вступил в общество и стал одним из товарищей). Во-вторых, поскольку не нужно платить прибыль акционерам, кредит оказывался более дешёвым.

 Развитие. Первое городское кредитное общество появилось в России в 1861 году. На 1906 год существовало 29 обществ, в основном в наиболее развитых западных губерниях. Из них крупных было 4 (каждое выпустило закладных листов более чем на 50 млн руб.); 5 средних (10-50 млн); 20 мелких. В период предвоенного подъёма они неплохо росли: на 1913 год число ГКО составило уже 36. Объём ссуд за первое десятилетие XX века вырос в полтора раза.

 

 Взаимный поземельный кредит.

 Учреждения ипотечного кредитования, основанные на принципе взаимности, действовали в области не только городского, но и земельного кредита. Первое подобное учреждение было создано в 1864 и получило название Земского банка Херсонской губернии. В 1866 году было учреждено Общество взаимного поземельного кредита (ОВПК).

 Общество взаимного поземельного кредита. Уставы двух банков несколько отличались. Особенностью ОВПК было то, что его стартовый капитал составился, подобно земельному банку, за счёт акций (паёв). Паевой капитал, внесённый учредителями, подлежал постепенной выплате из прибылей. Более существенное отличие - наличие основного ("складочного") капитала, которого не было в ГКО. Он составлялся из пятипроцентных отчислений получателей ссуды; соответственно, закладных листов обществу разрешалось выпустить на сумму в 20 раз большую капитала. Кроме того, из прибылей накапливался и запасной капитал, а все заёмщики включались в круговую поруку (соответственно, участвуя и в прибыли).

 Ссуды выдавались металлическими закладными листами (из-за чего общество получило в публике прозвище "золотого банка"), приносящими 5 % в год. Ссуды долгосрочные (на 56 лет, с частичным погашением) и краткосрочные (выдавались одновременно с долгосрочными, в пределах четверти последних).

 Уже упоминавшееся падение ассигнационного рубля (с одновременным неэффективным управлением) привело к кризису ОВПК. Заёмщикам стало трудно платить проценты, а самому обществу - оплачивать купоны по листам. Поэтому в течение 1880-х годов обществу разрешили перейти на выпуск листов, писанных в ассигнациях, предоставили льготный государственный кредит для первоочередных расходов, и всё-таки общество не смогло существовать далее: в 1890 году его пришлось присоединить к Дворянскому банку в виде Особого отдела.

 Земский банк Херсонской губернии. Этот банк не имел складочного капитала не имел, таким образом, полностью совпадая по устройству с ГКО. Обязательства обеспечивались только запасным капиталом и ручательством заёмщиков. Точных данных относительно источника стартового капитала нет, но судя по названию, он был получен в ссуду от земства. Впрочем, в дальнейшей деятельности от земских органов банк не зависел.

 Ещё одно отличие Херсонского банка от ОВПК состояло и в том, что номинал его закладных листов предусмотрительно указывался в ассигнациях. Поэтому банк развивался успешно. По объёму выданных кредитов он не уступал среднему земельному банку: на 1913 остаток долга.

 Остальные земельные банки, действовавшие на основаниях взаимности, носили сословный характер, обеспечивая кредитом дворян. Их возникло всего семь. Три - для прибалтийских дворян: Эстляндское дворянское кредитное общество, Лифляндское дворянское кредитное общество, Курляндское кредитное общество. Земское кредитное общество Царства Польского (обслуживает землевладельцев-поляков). Два - на Кавказе: Тифлисский дворянский банк, Кутаисский Михайловский дворянский банк. Одно - в центральной России: Нижегородский Александровский банк (три последние действуют на складки дворянских обществ). Из перечисленных только Польский банк можно назвать крупным, ещё три банка - средними, оставшиеся три - мелкими.

 

 Государственный дворянский банк.

 Как и в области коммерческого кредита, в ипотеке активно действовало государство. Его интересы относились в основном к кредиту под сельские земли. Во-первых, в таком кредите нуждались разоряющиеся дворяне - владельцы "Вишнёвых садов". Государственный дворянский банк действовал с 1885 года. Цель его оговаривалась прямо: "поддержание землевладения потомственных дворян". Само создание банка стало ответом на ходатайства дворян об организации им льготного кредита.

 Льготные условия были таковы.

 1) Пониженный процент по займам. Ставки постепенно снижались от 5 до 3,5 %. Это не менее, чем в полтора раза дешевле против земельных банков. Низкие ставки обеспечивались отказом Дворянского банка от прибыли (дивиденда) и пониженным процентом, платимым владельцам закладных листов (как и в Госбанке, это достигалось благодаря авторитету государства).

 2) Повышенный размер. Если в земельных банках ссуду выдавали из 50-60 % оценки, то в Дворянском - из 60-75 %.

 3) До 1906 года помещики к тому же были освобождены от курсовых потерь: убыток от реализации листов ложился на сам банк, а помещики получали ссуду наличными деньгами в полном объёме.

 4) Не ограничиваясь выдачей кредитов под ещё не заложенные земли, государство провело операцию по переводу в Дворянский банк дворянских закладов из акционерных земельных банков. Поскольку ссуды в земельные банки разрешалось возвращать как деньгами, так и закладными листами, курс которых ниже номинала, то Госбанк начал скупать листы земельных банков, покуда их курс не повысился до 100 %, затем передал их Дворянскому банку. В свою очередь, Дворянский банк передал эти листы своим заёмщикам по курсу 95 % для расплаты с земельными банками.

 5) Наконец, в Дворянском банке действовала льготная система взимания просрочек и иные приятные мелочи.

 Значительность всех перечисленных льгот характеризуется тем, что дворяне активно принялись переводить в "свой" банк ссуды из земельных банков. Уже в 1893 году лишь треть всех ссуд Дворянского банка приходилась на долю новых залогов, остальное было выдано на досрочное погашение ссуд из других банков.

 Место на рынке. К 1915 году на Дворянский банк приходилось 22,3 % площади всей заложенной земли и 23,8 % ссуд под землю. Ипотечным кредитом пользовались не только разоряющиеся дворяне в попытке оттянуть продажу имения, но и ведущие капиталистическое хозяйство - для его развития.

 Тем не менее, основную часть клиентов Дворянского банка составляли именно Обломовы, о чём свидетельствует рост числа не дворян среди заёмщиков банка: с 10 % в 1900 году до 40 % в 1915 году. Не дворяне могли стать клиентами Дворянского банка, только купив заложенную в нём землю. Значит, 40 % заёмщиков не смогли с помощью кредитов поправить свои дела.

 

 Крестьянский поземельный банк.

 Другое направление правительственного кредита в сельском хозяйстве - крестьяне. Крестьянский поземельный банк появился в 1882 году. Он имел целью облегчить покупку земли крестьянам (как сельским обществам, так и товариществам и отдельным хозяевам).

 Управлявший банком Совет назначался министром финансов. Глава Совета с 1885 года совмещал управление Крестьянским и Дворянским банками. 23 из 40 отделений банка объединены с отделениями Дворянского банка.

 Крестьянский банк выдавал ссуды на покупку крестьянами земли из расчёта 80-90 % её стоимости (но не более 125 руб. на душу при общинном землевладении и 500 руб. при частном). Залогом по ссуде выступала сама купленная земля.

 Ставка - 7,5-8,5 %, что чуть выше уровня акционерных банков, но зато ссуды до 1906 года выдавались наличными. Продажей 5,5-процентных свидетельств Крестьянского банка занимался Госбанк. Затем эти свидетельства погашались ежегодными тиражами на сумму поступивших от заёмщиков погасительных взносов.

 Деятельность Крестьянского банка можно разделить на несколько этапов.

 Первый период (1883-1895). На первом этапе поощрялись коллективные покупки земли. Считалось, что частники и так не бедствуют, а задача банка - преодоление малоземелья. В итоге на долю единоличников приходилось менее 2 % земли, купленной при посредстве банка.

 Второй период (1896-1905). Особенность второго этапа - переход банка к непосредственному участию в купле/продаже земли. В соответствии с новым уставом (1895 года) он получил право покупать земли за свой счёт (в свою собственность) для перепродажи крестьянам. Результатом стал быстрый рост доли Крестьянского банка на рынке сельских угодий. За первые десять лет после введения нового устава она увеличилась (если считать по площади заложенных земель) в пять с лишним раз и примерно сравнялась с долей Дворянского банка. Около половины земель, покупаемых крестьянами, приобреталось при помощи Крестьянского банка.

 В советской историографии Крестьянский банк нередко обвиняли в работе на интересы дворян. На самом деле банк тщательно отбирает предлагаемые ему для покупки имения, руководствуясь их доходностью (в 1896-1905 годах было куплено лишь 17 % предложенных владельцами имений). Цены на эти земли, при продаже их крестьянам, обычно оказывались ниже того, что крестьяне платили при самостоятельных покупках.

 Третий период (1906-1916). На третьем этапе основное содержание работы банка составляла поддержка столыпинской реформы. Во-первых, наращивались объёмы операций (расширилась покупка земель за свой счёт, банк получил часть государственных земель). Во-вторых, с 1908 года кредит стали предоставлять лишь единоличникам.

 В 1905-1907 годах крестьяне почти не покупали землю в ожидании бесплатной раздачи, но затем спрос вырос вплоть до того, что среди кандидатов на покупку, даже после исключения ненадёжных претендентов, приходилось проводить жеребьёвку. В итоге Крестьянский банк стал к началу войны крупнейшим ипотечным кредитным учреждением России.

 Вывод по Дворянскому и Крестьянскому банкам. Несмотря на ярко выраженные сословные начала государственных земельных банков, государству не удалось создать сословный кредит. Во-первых, эти банки действовали на коммерческих основаниях (пусть и на льготной основе). Во-вторых, они не смогли помешать обезземеливанию дворян. В-третьих, способствовали росту крестьянской земельной собственности и расслоению крестьян (вопреки общине). При этом радикального воздействия на решение земельного вопроса они всё-таки не оказали. В то же время, следует отметить, что если Дворянский банк (в условиях стремительного сокращения дворянского землевладения) был совершенно бесперспективен, то Крестьянский имел все шансы на успешное развитие в среднесрочной перспективе (лет 20) при благоприятной политической обстановке.

 

 Касса городского и земского кредита.

 Последнее государственное ипотечное учреждение - Касса городского и земского кредита.

 В начале XX века значительно расширилась деятельность городского самоуправления по благоустройству городов; то же можно сказать и о земских расходах. Резко выросла задолженность городов и земств, и всё равно средств самоуправлению не хватало. Чтобы облегчить городам и земствам получение долгосрочного кредита, правительство открыло при Министерстве финансов Кассу городского и земского кредита, которая начала работу 16 января 1913 года.

 Основной капитал, полученный из Государственного казначейства, составлял 10 млн руб. Поскольку ссуды не должны превышать основной капитал более, чем в 10 раз, это сразу задало объём операций Кассы - на уровне среднего земельного банка (порядка 100 млн). В то же время, суммарная задолженность русских городов и земств на тот момент уже составляла более полумиллиарда рублей.

 Выпуская собственные облигации, Касса выдавала ссуды деньгами по курсу своих облигаций на Петербургской бирже на день разрешения займа. Сверх обычных платежей за пользование деньгами, заёмщик должен был выплатить ещё обязательное пятипроцентное отчисление в запасной капитал. Помимо долгосрочных, выдавались и краткосрочные ссуды (до 5 лет). Сначала эти выдачи производились наличными из оборотного капитала (это ещё 10 млн, тоже полученные от Казначейства). С 1915 года - по видимому, из-за нехватки средств - для выдачи краткосрочных ссуд тоже выпускались облигации.

 В течение первого полугодия Касса удовлетворила одинаковое число заявок от земств и городов - почти все поступившие заявки. Но в годы войны расходы местных властей возросли, а средства Кассы сократились, поэтому в большинстве случаев приходилось отказывать. К тому же курс всех государственных бумаг в войну резко упал. Рыночная стоимость закладных листов Кассы не достигала порой и 90 % номинала, что делало ссуду чрезвычайно дорогой.

 Вывод по ипотеке в целом. С одной стороны, система довольно разнообразная, налицо и специализация - и городской кредит, и сельский. Есть и кредитные учреждения, основанные на взаимном принципе, и акционерные. С другой стороны, они не могли удовлетворить весь спрос. Причинами тому служили: 1) Государственные ограничения в виде законодательных преград (подталкивание земельных банков к дворянскому кредиту); 2) Непосредственное вмешательство государства посредством Дворянского и Крестьянского банков. В ипотечной области проявляется доминирующее влияние государства.

 

Мелкий кредит.

 Ещё один вид кредита, представленный в царской России - мелкий кредит. По существу, его следовало бы отнести к кредиту предпринимательскому, поскольку кредиты должны были предоставляться только на производительные цели. Однако своеобразная специализация и организационная обособленность позволяют выделить учреждения мелкого кредита в особую категорию.

 Инициативу в создании крестьянских учреждений проявило государство. Долгое время оно пыталось решить проблему нехватки крестьянского кредита за счёт средств самих крестьян.

 Вспомогательные и сберегательные кассы.

 Первая подобная попытка относится к 1840 году. Тогда появился закон о вспомогательных и сберегательных кассах для выдачи крестьянам ссуд из неиспользованных остатков мирских сборов. Руководство этими кассами было вверено местной крестьянской администрации, что вызвало масштабные злоупотребления. Кроме того, в качестве обеспечения заёмщик обязывался представить поручителя на каждые 5 руб. ссуды (выступать поручителем разрешалось только по одной ссуде). Если учесть, что минимальная сумма, которую имело смысл занимать, составляла порядка полусотни рублей, то становится очевидным, что подавляющее большинство населения заведомо лишалось возможности занимать деньги в кассах. Естественно, что при таких условиях они не получили распространения.

 Ссудо-сберегательные товарищества.

 В пореформенное время власти предприняли попытку распространить на деревню принципы взаимного кредита. В 1865 году появилось первое судо-сберегательное товарищество, а шестью годами позже получил утверждение типовой устав ссудо-сберегательных товариществ. Важнейшее их отличие заключалось в том, что капитал товариществ образовывали сами заёмщики. Принципиально устройство товариществ совпадало с организацией обществ взаимного кредита. Но обязательный пай составлял по закону от 50 до 100 руб., а размер ссуды не мог превышать пай более, чем в полтора раза.

 Это обстоятельство препятствовало широкому распространению ссудо-сберегательных товариществ. Сыграло роль и то, что в условиях отсутствия какого бы то ни было контроля со стороны правительства руководство часто выдавало ссуды за взятку или по дружбе ненадежным заемщикам, что приводило к убыткам у товариществ и их закрытию.

 Сельские и волостные банки.

 Следующая попытка наладить кредит в деревне относится к 1883 году, когда получил утверждение "нормальный" (типовой) устав волостных и сельских банков. По сути, то был реформированный устав вспомогательных и сберегательных касс: основу банковских капиталов составили мирские капиталы. При этом была отменена необходимость находить поручителей на каждые 5 руб. ссуды, а местная администрация устранялась от руководства банками и заменялась выборным правлением, подотчетным крестьянскому сходу. Вдвое (до 12 месяцев) повысилась максимальная продолжительность ссуды. Благодаря этим изменениям, волостные и сельские банки получили большее распространение, чем их предшественники.

 Но быстро выявились и их недостатки. Многие крестьяне в то время еще не осознавали принцип действия ссудного механизма. Считая мирские деньги своими, они и ссуды рассматривали не как капиталистический кредит, который надо пустить на расширение производства, чтобы из полученного дохода можно было вернуть заём. Ссуда рассматривалась как вспомоществование на случай нужды. Середняки же, которые, по идее, как раз и должны были составлять большинство заемщиков, часто не прибегали к займам, не считая для себя необходимым развивать хозяйство. Во многих сёлах кредитоваться в банке считалось зазорным. В итоге сельские банки через несколько лет после открытия увязали в невозвратных ссудах и продолжали лишь формальное существование. Действительных операций они не вели и занимались перепиской ссуд на новые сроки.

 Кредитные товарищества.

 С учетом допущенных ошибок в 1895 году был наконец введен новый тип кредитных учреждений - кредитное товарищество. Их основной капитал составлялся из ссуд Госбанка. Значит, у крестьян, желавших получить ссуду, отпала необходимость вносить предварительно свои деньги, что открыло доступ к кредиту основной массе деревни. Направленность на "малодостаточных" крестьян подчеркивалась максимально допустимым размером ссуды - 100 руб. Помимо краткосрочных (до года) ссуд, предусматривались и долгосрочные (до 5 лет). Специально подчёркивалось, что ссуды могут выдаваться только на производительные цели.

 Важным плюсом кредитных товариществ по сравнению с волостными и сельскими банками стало то, что для их учреждения не требовалось согласия всего крестьянского общества, которое могло и не согласиться на подобное предприятие, помня о коллективной ответственности всего общества. Кроме того, вдобавок к традиционным операциям учреждений мелкого кредита (прием вкладов и выдача ссуд без залога) Положение 1895 года разрешало и посредничество при купле/продаже, и кредитование под залог в повышенном размере - всё это расширяло перспективы развития.

 Кредитные товарищества распространились по всей России тысячами, как ни один из предыдущих видов учреждений мелкого кредита. Главной причиной этого стала государственная поддержка. Частные вклады составляли лишь 23 % средств сибирских кредитных кооперативов. Товарищества фактически превратились в посредников Госбанка по распространению кредитов: получая от него по несколько тысяч рублей ссуды в основной капитал, а затем еще дополнительно целевые кредиты, из 5-5,5 % годовых, они раздавали их затем в ссуду своим членам под 7-9 % годовых, что было на порядок ниже стоимости ростовщического кредита. Госбанку, в свою очередь, это тоже было выгодно, так как сам он заниматься мелким кредитом не мог - такие операции были бы слишком дороги, а главное, крестьяне при получении ссуд не могли представить залог. Выяснять платежеспособность каждого из тысяч заемщиков-крестьян было бы для банка не под силу, в то время как члены товариществ прекрасно знали состояние хозяйства друг друга и могли определить, кому кредит доверить можно, а кому - нет.

 Были у товариществ и свои проблемы - засилье богачей, начинающих злоупотребления в случае проникновения в правление, и переписка ссуд.

 По мере развития товариществ всё более явно стала проявляться стремление к диверсификации - начиная со ссуд под хлеб, выходят на строительство зернохранилищ и элеваторов, на организацию закупок техники по сниженным ценам (потребкооперация). Посредничество особенно стало развиваться в войну, вылившись в создание союзов кредитных кооперативов.

 Земские кассы мелкого кредита.

 Наряду с государством, мелким кредитом пытались заниматься и земства.

 Предыстория. Первый этап земского "хождения в мелкий кредит" в 1870-х годах не удался. Раздавая кредиты ссудо-сберегательным товариществам, земства не брали их под непосредственное управление. И в лучшем случае получали бесконечную переписку ссуд с уплатой процентов. В худшем случае товарищества просто разорялись. После упадка судо-сберегательных товариществ, в 1890-е годы, деятельность земств в области мелкого кредита свелась к отпуску товаров в кредит с земских сельскохозяйственных складов.

 Земские кассы: устройство. Более успешной была деятельность земских касс мелкого кредита. Их образцовый устав был издан в 1906 году, а на следующий год открыла действия первая касса. По уставу, цель земских касс - облегчать крестьянам "производство хозяйственных оборотов и улучшений и приобретений инвентаря" путём кредитования отдельных крестьян и содействия крестьянским кредитным кооперативам.

 Касса полностью находилась в распоряжении земства: создавалась по его решению, за счёт его капиталов; земство выбирало правление и отвечало по долгам кассы.

 Ссуды до 300 руб. выдавались без обеспечения, с обеспечением в виде товаров крестьянского производства - до 1000 руб. Краткосрочные (до года) ссуды сочетались с долгосрочными (до 5 лет). Все они были строго целевыми (при нецелевом использовании касса могла требовать досрочного возврата денег).

 Деятельность земских касс. Учитывая недолгую историю касс, их успехи можно признать значительными. К середине 1914 года их существовало 215; общая сумма выданных ссуд достигала 70 млн (на уровне среднего земельного банка). Крупнейшие из касс соответствовали уровню среднего городского банка, имея баланс более 1 млн руб.

 Постоянная тенденция в деятельности земских касс - расширение работы с крестьянскими кооперативами. Их доля достигла 60 % совокупности ссуд. Что же касается остальных 40 % (это ссуды отдельным лицам), то земские кассы едва ли конкурировали с кредитными товариществами, т.к. кредитовали более зажиточных крестьян.

 В целом по мелкому кредиту. Основная целевая группа учреждений мелкого кредита - крестьяне. Эти учреждения получили широкое распространение, но только после в начале XX века, когда в крестьянский кредит пришли капиталы извне - от земств и государства. Без сторонней поддержки и надзора крестьянские кредитные товарищества были нежизнеспособны. Но при наличии этих составляющих развивались вполне успешно, что способствовало скорейшему развитию сельского хозяйства.

 

Ломбардный кредит.

Особенность операций. Самую слабую по своим оборотам группу составляли ломбарды. Ломбардный кредит - выдача ссуд под залог ценных вещей. Такая деятельность требует наличия в штате банка квалифицированного оценщика, индивидуальной работы даже с недорогими залогами (которые составляют большинство) и надёжного помещения для их хранения. Кроме того, сам характер подобных залогов, относящихся обычно к области искусства, делает их продажу в случае просрочки долга, даже по заниженной цене, проблематичной. Поэтому ломбардный кредит менее выгоден для банков по сравнению с другими операциями, даже несмотря на взимавшийся по нему высокий процент (12 %, а с учётом платы за хранение и иных комиссионных - 24 %).

 В то же время, он невыгоден и заёмщику, вынужденному отдавать свою вещь в залог существенно ниже покупной стоимости (в оценку учитывается не само изделие, а только стоимость материала, а ссуда даётся обычно из расчёта не более 50 % оценки). В итоге ломбарды остались далеко позади учреждений коммерческого и ипотечного кредита. Городские ломбарды рассматривались городами, владевшими ими, не как источник прибыли, а как средство помощи тем, кто в противном случае вынужден был бы обратиться к ростовщикам. Показательно, что городские банки, уставы которых допускали выдачу ломбардных ссуд, занимались ими очень неохотно, и даже с удовольствием кредитовали местное самоуправление с целью развития операций местных же ломбардов.

 Темпы развития. На начало 1913 года учреждений, производящих ломбардные операции, в России было: 2 ссудных казны, 17 акционерных (частных) ломбардов, 103 городских (общественных) ломбарда.

 Скудные сведения о ломбардах наиболее полны в отношении ломбардов городских. Первый из них возник в Вологде в 1886 году. По своему устройству они очень напоминают городской банк (средства в основной капитал точно так же поступают из городской казны либо от жертвователей; ломбард находится в городском управлении и под городской ответственностью; главная проблема - нехватка средств). Направленность городских ломбардов на поддержку горожан наглядно показывает размер их средней прибыли. У городских ломбардов она составляла 4 %, у акционерных - 16,5 % (у ссудных казён - 6 %).

 Городские ломбарды, как ни странно, демонстрировали лучшие показатели развития в начале XX века (за период 1904-1913 годов). Правда, по численному росту они несколько отставали от акционерных (35 % против 40 %). Однако капиталы за этот срок выросли у акционерных ломбардов на 83 %, а у городских - на 106 %; объём выданных ссуд - соответственно, на 43 и 118 % (у сохранных казён - на 81 %).

 При этом на акционерные ломбарды приходилась наибольшая доля рынка ломбардных кредитов: 44 % (сохранные казны держали 33 %, городские ломбарды - 23 %).

 Ещё один показатель - соотношение собственных капиталов и привлечённых (занятых). Чем меньше процент собственных средств, тем более эффективно они используются. У городских банков этот показатель составлял 23 % баланса, у акционерных - 59 % (сохранные казны и здесь находились посередине: 36 %). То есть вклады и займы у акционерных ломбардов составляли сумму меньшую, чем собственные капиталы - невероятный для кредитной системы показатель.

 Таким образом, даже по этому показателю городские ломбарды оказываются более подвижными. В то же время, неохотное использование займов акционерными ломбардами, по-видимому, показывает узость рынка. По крайней мере, при нынешнем объёме фактических данных нежелание развивать операции - это единственное, чем я могу объяснить такое слабое привлечение заёмных средств. Единственным же объяснением этого нежелания для коммерческого заведения может служить лишь отсутствие перспектив роста прибыли. Что объясняет ничтожный размер той доли кредитного рынка, которая приходится на ломбардный кредит.

 

 Общие выводы по кредитной системе.

 1. Впечатляет разветвлённость кредитной системы на начало XX века. Впечатляет тем более, что всё это появилось за полвека почти с нуля. Полтора-два десятка разных типов кредитных учреждений охватывали все отрасли. Такая разветвлённость кредитной системы вполне соответствовала многоукладности российской экономики, в которой соседствовали все формы производства от натурального крестьянского хозяйства до современных монополий. Как и в экономике в целом, многообразие форм сочеталось с их разнокалиберностью, разным удельным весом. Крупнейшие из кредитных учреждений - Госбанк и акционерные коммерческие банки - по сумме держали в своих руках около двух третей всего рынка.

 2. Значительное воздействие на развитие кредитной системы оказывало государственное вмешательство. Оно проявилось, с одной стороны, в законодательном ограничении частной инициативы. С другой - в государственной поддержке отраслей, в которых оно было заинтересовано (это и широкое кредитование учреждений мелкого кредита, и сословные ипотечные банки, и неуставные ссуды Госбанка).

 Само по себе государственное вмешательство необходимо (вопрос лишь в его пределах), поэтому нельзя однозначно осуждать царское Министерство финансов за такую политику. Однако как факт надо представлять, что она имела следствием повышенную степень монополизации финансового рынка России.

 3. Несмотря на сдерживающее государственное воздействие, кредитная система в целом развивалась в соответствии с запросами капиталистической экономики. Не случайно именно акционерные коммерческие банки заняли в ней наиболее прочные позиции. Капиталистические принципы быстро вытесняли сословные начала.

   

alkir.narod.ru