Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Денежное обращение и кредит капиталистических стран

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Э.Я. Брегель. Оригинал www.ek-lit.agava.ru

Ссудный капитал и кредит

1. Ростовщический капитал

Историческим предшественником ссудного капитала был ростовщический капитал, получивший развитие в докапиталистических формациях. Ростовщичество возникло еще в период разложения первобытно-общинного строя. С развитием общественного разделения труда, появлением частной собственности на средства производства и ростом обмена в первобытной общине стал происходить процесс имущественной дифференциации. Деление первобытной общины на богатые и бедные семьи, накопление денежных богатств в руках одних и нужда в деньгах других создали почву для ростовщических ссуд.

Ростовщический капитал способствовал разложению первобытно-общинного строя и возникновению рабовладельческого строя.

Во-первых, ростовщический кредит вел к концентрации земельной собственности в руках родовой аристократии и к обезземеливанию мелких крестьян. Так, в древней Греции в VII-VI вв. до н.э. родовая знать предоставляла ростовщические ссуды мелким крестьянам под залог их земельных участков. Здесь уже возникла примитивная форма ипотеки-долгового свидетельства о залоге земли - в виде особых камней, которые ставились на участках заемщиков и на которых были высечены закладные акты. Если заемщик не возвращал денег в установленный срок, то его земельный участок переходил в собственность кредитора-ростовщика.

Во-вторых, ростовщический кредит вел к порабощению неисправных заемщиков их кредиторами. Обеспечением долга служила не только земля, но и личность заемщиков и членов их семей. Греческий историк Плутарх, сообщая о том, что в Аттике в VII-VI вв. до н. э. “весь простой народ был в долгу у богатых”, отмечал, что многие “брали в долг деньги под залог самих себя, так что заимодавцы имели право схватить их и обратить в рабов или продать заграницу”.

Ростовщический кредит в античном мире выступал в двух основных формах: 1) ссуды мелким производителям, главным образом крестьянам; 2) ссуды рабовладельцам.

Мелкие производители, хозяйство которых приходило в упадок в результате вытеснения его крупным рабовладельческим хозяйством, а также частых войн, постоянно нуждались в деньгах как для покупки необходимых средств существования, так и для уплаты налогов государству. Потребность же самих рабовладельцев в деньгах вызывалась затратой ими громадных средств на покупку предметов роскоши, постройку великолепных домов, устройство политической карьеры (подкуп избирателей и армии) и т.д.

При первой форме ростовщического кредита объектом эксплуатации были мелкие производители, так как ростовщики присваивали в виде процентов значительную часть продуктов их труда. При второй его форме объектом эксплуатации были в конечном счете рабы, ибо рабовладельцы уплачивали ростовщикам проценты по долгам за счет прибавочного (а отчасти и за счет необходимого) продукта, который они выжимали из рабов. Поэтому развитие ростовщического кредита служило фактором усиления эксплуатации рабов.

В качестве кредиторов-ростовщиков в рабовладельческом обществе выступали прежде всего купцы и откупщики налогов. Немалую роль играли также храмы (например, в Греции Дельфийский храм). Их ростовщические операции возникли на основе сосредоточения огромных средств, притекавших туда в виде дарений и вкладов.

Так как обращение к ростовщическому кредиту вызывалось крайней нуждой в деньгах и спрос на кредит был очень значителен, то процент по ссудам достигал весьма высокого уровня. Так, глава римских всадников Аттик давал деньги взаймы частным лицам и подвластным Риму городам из 36-48% годовых, крупный ростовщик Рабирий - египетскому царю Птоломею из 100% годовых.

Высокий уровень процента и долговой гнет играли важную роль в обострении классовой борьбы мелких производителей против крупных землевладельцев и ростовщиков. Под давлением должников-плебеев римскому рабовладельческому государству не раз приходилось издавать законы, устанавливавшие предельную норму процента. Однако эти законы обычно нарушались и обходились ростовщиками. Возмущенные ростовщической эксплуатацией, должники неоднократно устраивали восстания, требуя полной отмены долгов и процентных платежей. Такое требование выдвигалось, например, во время двух крупных восстаний плебеев в 48 и 47 гг. до н. э.

При феодализме ростовщический кредит выступал в двух основных формах: 1) ссуды мелким производителям-крестьянам и ремесленникам; 2) ссуды феодальной знати. Однако объектом ростовщической эксплуатации в обоих случаях являлись мелкие производители, так как либо они непосредственно уплачивали проценты по ссудам ростовщикам, либо же эти проценты уплачивались заемщиками-феодалами за счет эксплуатации крепостных крестьян.

Главной причиной, побуждавшей крестьян прибегать к ссудам, являлась крайняя неустойчивость их мелкого хозяйства. При любом стихийном бедствии - неурожае, падеже скота и т.п. - мелкий крестьянин оказывался не в состоянии свести концы с концами и должен был обращаться за “помощью” к ростовщику.

Крестьяне вынуждены были пользоваться ростовщическим кредитом также для уплаты налогов государству и ренты помещикам. Превращение феодальных повинностей - ренты и налогов - из натуральной формы в денежную обостряло нужду в деньгах и вело к усилению ростовщической эксплуатации крестьянства.

К числу заемщиков принадлежали и ремесленники, которые, беря денежные ссуды у скупщиков, были вынуждены не только продавать им товары по крайне низким ценам, но и нередко закладывать ростовщикам средства производства.

В широких размерах к ростовщическому кредиту прибегала феодальная знать - короли и дворяне, которым требовались деньги для ведения многочисленных войн и покупки предметов роскоши.

В качестве крупных ростовщиков выступали прежде всего купцы. В широких размерах ростовщические операции вели итальянские купцы из Ломбардии, в связи с чем ссуда под заклад движимого имущества получила название ломбардной операции. Именно из среды итальянских купцов выделились крупнейшие финансовые компании того времени: Барди, Перуччи, Альберти, Медичи и др.

В широких размерах занимались ростовщичеством церкви и монастыри. Получая от верующих значительные суммы в виде подарков и по завещаниям, а также в качестве вкладов для хранения, они пускали деньги в оборот и выдавали ссуды крестьянам, королям и феодалам.

В деревне мелкими ростовщиками были зажиточные крестьяне, эксплуатировавшие малоимущих односельчан путем выдачи натуральных и денежных ссуд.

Характерные черты ростовщического кредита при феодализме-высокая процентная ставка и большая пестрота ее уровня. Например, в различных городах Германии разрешалось взимать от 21 до 43%. Во многих случаях ставки достигали 100-200% и более: так, в Линдау в 1348 г. ростовщики взимали по ссудам свыше 216% годовых. Причиной высокого процента по ростовщическим ссудам являлся большой спрос на кредит со стороны нуждавшихся в деньгах мелких производителей, а также феодальной знати при ограниченном - в условиях натурального хозяйства - предложении денег в ссуду.

Ростовщический капитал подрывал и разрушал феодальные формы собственности. Кредит использовался непроизводительно и не только не был фактором расширенного воспроизводства, но вел даже к упадку производства, ибо значительная часть дохода феодалов, и особенно мелких производителей, поглощалась уплатой процентов ростовщикам и, следовательно, не могла быть вложена в собственное хозяйство.

На последней стадии феодализма, в период его разложения, ростовщический капитал способствовал созданию предпосылок для капиталистического способа производства. С одной стороны, в руках ростовщиков накоплялись большие денежные богатства, которые впоследствии могли превратиться из ростовщического капитала в функционирующий капитал, вкладываемый в капиталистические предприятия. С другой стороны, ростовщическая эксплуатация крестьян и ремесленников вела к их разорению, пролетаризации, а следовательно, ростовщический капитал способствовал образованию класса наемных рабочих.

Будучи революционным фактором лишь постольку, поскольку оно подрывало старые формы производства и собственности и подготовляло предпосылки для перехода к новым, ростовщичество, с другой стороны, играло консервативную роль. Ростовщический капитал сам не создает никакого нового способа производства, но имеет тенденцию консервировать тот способ производства, который обеспечивает ему наиболее широкое поле деятельности. Возможность получения высоких доходов от ростовщических операций задерживала вложение денежных капиталов в промышленность. Эта двойственная роль ростовщического кредита была вскрыта Марксом и Лениным.

Промышленные капиталисты не могли пользоваться ссудами у ростовщиков, так как ростовщический кредит оплачивался столь высокими процентами, что они поглощали всю (или почти всю) прибыль. Зарождавшийся промышленный капитал натолкнулся на отсталость кредитных отношений, тормозивших его развитие. Отсюда борьба торгово-промышленной буржуазии против ростовщичества, ее стремление снизить процент и приспособить кредит к нуждам развивавшегося капитализма. Эта борьба сначала выражалась в попытках урезать права ростовщиков путем законодательного ограничения нормы ссудного процента (в Англии, например, предельная норма процента была установлена законом 1545 г. в 10 и снижена последующими законами: в 1624 г. до 8,. в 1651 г. до 6, в 1714 г. до 5). Но этого было явно недостаточно: пока предоставление кредита оставалось монополией ростовщиков, никакие законы о снижении нормы процента не могли быть эффективными. “Настоящим способом подчинения капитала, приносящего проценты, промышленному капиталу, - указывал Маркс, - является создание свойственной ему формы - кредитной системы”. Эта система в лице капиталистических банков начала складываться еще в мануфактурный период капитализма и получила дальнейшее развитие с переходом к крупной машинной индустрии.

Следует, однако, иметь в виду, что и в условиях вполне развитого капитализма ростовщический кредит продолжает существовать на базе сохранения остатков докапиталистических форм производства. Даже в развитых капиталистических странах ростовщический капитал подвергает жестокой эксплуатации мелких товаропроизводителей - ремесленников и в особенности крестьян, которые остро нуждаются в деньгах для покупки недостающих им предметов потребления, скота, земли и т.п., а также для платежа арендной платы землевладельцам и налогов государству.

Наиболее широкое развитие ростовщический капитал имеет в колониальных и зависимых странах. Главной причиной этого является гнет феодальных пережитков. В этих странах подавляющая часть всех земель сосредоточена в руках помещиков, которые сдают землю в аренду мелким крестьянам на самых кабальных условиях, взимая в виде арендной платы от 1/2 до 3/4 урожая. В результате этого доход крестьянина-арендатора оказывается настолько ничтожным, что он вынужден для покупки недостающих средств существования и уплаты земельной ренты помещику прибегать к “помощи” ростовщика. Другой причиной развития ростовщичества в колониальных и зависимых странах является давящий на них гнет иностранного империализма. Империалисты стараются сохранить в колониях как феодальные пережитки, так и торгово-ростовщический капитал, используя этот капитал в качестве своей агентуры в деле эксплуатации колониальных народов. Империализм прямо питает ростовщичество в колониальных и зависимых странах. Эксплуатация со стороны империалистических держав ускоряет разорение трудящихся масс колониальных и зависимых стран, до крайности обостряет их нужду в деньгах и тем самым создает наиболее благоприятные условия для их закабаления ростовщическим капиталом. С другой стороны, захват иностранным капиталом важнейших позиций в промышленности, торговле и банковом деле колониальных и зависимых стран ведет к тому, что национальный капитал в значительной мере оттесняется в область ростовщичества.

Империализм закабаляет колониальные и зависимые страны различными способами, в том числе и при помощи внешних займов. Источником для уплаты процентов по внешним государственным займам служат налоги. Тяжелое налоговое бремя - одна из причин, вынуждающих трудящиеся массы колониальных и зависимых стран обращаться за ростовщическими ссудами.

Чудовищная эксплуатация, которой крестьянские массы колониальных и зависимых стран подвергаются со стороны ростовщического капитала (норма процента по ростовщическим ссудам нередко достигает 100-300%), является важным фактором экспроприации этих масс. Однако ростовщическая эксплуатация ведет не только к разорению крестьянства, но и к росту его недовольства и возмущения. Закабаляемые местными помещиками и ростовщиками, а также иностранными империалистами, трудящиеся колоний и полуколоний все более поднимаются на революционную борьбу против своих эксплуататоров-как отечественных, так и иноземных. Развертывается колониальная революция, являющаяся по своей природе одновременно антифеодальной и антиимпериалистической революцией. Такая революция уже победила в ряде стран Востока. Только в результате этой победы крестьянские массы Китая освободились от помещичьей и ростовщической эксплуатации, а также от гнета империализма.

2. Ссудный капитал и процент

Хотя и при капитализме ростовщичество продолжает существовать, главным видом кредита становится капиталистический кредит. Последний отличается от ростовщического кредита во многих отношениях.

Во-первых, заемщиками при капиталистическом кредите являются не мелкие производители, рабовладельцы и феодалы, а промышленные и торговые капиталисты.

Во-вторых, деньги, предоставленные в ссуду, служат в качестве капитала не только для кредитора, но и для заемщика, поскольку он использует их для вложения в капиталистическое предприятие и извлечения прибавочной стоимости.

В-третьих, источником ссудного процента при капиталистическом кредите служит прибавочная стоимость, созданная наемными рабочими, а не прибавочный труд рабов, крепостных крестьян и мелких товаропроизводителей.

В-четвертых, ссудный процент при капиталистическом кредите сводится лишь к части средней прибыли, тогда как при ростовщическом кредите он мог поглощать весь прибавочный продукт и даже часть необходимого продукта.

В-пятых, капиталистический кредит способствует расширенному капиталистическому воспроизводству, между тем как ростовщический кредит ведет к упадку производства.

В то время как ростовщический кредит был формой движения ростовщического капитала, капиталистический кредит является формой движения ссудного капитала.

Ссудный капитал есть особая историческая форма капитала, приносящего проценты, которая возникла и развилась в условиях капиталистического способа производства и пришла на смену ростовщическому капиталу. Ссудный капитал-это денежный капитал, отдаваемый капиталистами-собственниками в ссуду и приносящий проценты на основе эксплуатации наемного труда. В то время как ростовщический капитал выражал докапиталистические производственные отношения, ссудный капитал выражает капиталистические производственные отношения.

Первым источником образования ссудных капиталов являются денежные капиталы, временно высвобождающиеся в процессе кругооборота промышленного капитала.

Одна из причин высвобождения денежных капиталов - постепенное снашивание основного капитала. Стоимость фабричных зданий, машин и оборудования переносится на товары по частям, покупка же новых элементов основного капитала происходит лишь после того, как орудия и средства труда полностью износились. Поэтому в промежутке между частичной амортизацией и полным обновлением основного капитала часть его стоимости оседает в виде временно свободного денежного капитала.

Другая причина высвобождения денежных капиталов: несовпадение периодов реализации товаров со временем покупки сырья и вспомогательных материалов - новых элементов оборотного капитала. Предприятия закупают сырье (хлопок, шерсть и т.д.) в большинстве случаев в определенные сезоны (например, осенью). Поэтому за продажей каждой партии готовых товаров не следует немедленная покупка сырья и материалов, и часть вырученных от продажи денег образует временно свободный денежный капитал.

Причиной образования временно свободных денежных капиталов является также постепенность расходования денег, вырученных от реализации товаров, на оплату рабочей силы. Периоды реализации товарной продукции и периоды выплаты заработной платы не совпадают, и потому переменный капитал принимает форму временно свободного денежного капитала.

Наконец, важная причина образования временно свободных денежных капиталов - накопление прибавочной стоимости до таких размеров, при которых она может быть использована для расширенного воспроизводства. Если предназначенная для капитализации часть годовой прибавочной стоимости недостаточна для приобретения новых машин, оборудования и т.д., то капиталисту приходится ежегодно откладывать ее в денежной форме.

Итак, кругооборот промышленного капитала неизбежно приводит к образованию временно свободного денежного капитала. Однако та часть промышленного капитала, которая временно оседает в виде свободного денежного капитала, перестает функционировать, превращается в празднолежащее сокровище и, следовательно, перестает давать прибыль. Таким образом, возникает противоречие между выделением свободных, празднолежащих денежных капиталов и природой капитала как стоимости, находящейся в непрерывном движении и приносящей прибавочную стоимость.

Это противоречие разрешается с помощью кредита. Вместо того чтобы держать высвободившийся у него капитал в виде празднолежащих денег, капиталист отдает этот денежный капитал в ссуду другому капиталисту, который пускает его в новый кругооборот и использует для выжимания прибавочной стоимости из рабочих. Денежный капитал, переданный одним капиталистом в ссуду другому, выступает в качестве ссудного капитала.

Вторым источником образования ссудных капиталов являются капиталы рантье. Рантье, или денежные капиталисты, не вкладывают свой капитал ни в промышленность, ни в торговлю, а предоставляют его в ссуду другим капиталистам (или государству).

Наконец, с развитием банков и сберегательных касс третьим источником образования ссудных капиталов становятся денежные сбережения и доходы различных классов капиталистического общества, помещаемые в виде вкладов в кредитные учреждения.

Важнейшие особенности ссудного капитала таковы:

1. Ссудный капитал-это капитал-собственность в противоположность капиталу-функции. Ссудный капитал не вкладывается его собственником в какое-либо предприятие, но передается во временное пользование промышленному или торговому капиталисту. При этом собственность на капитал отделяется от его функционирования: функционирующий капитал проделывает свой кругооборот в предприятии заемщика, а как капитал-собственность та же сумма стоимости принадлежит ссудному капиталисту.

2. Ссудный капитал - это капитал как товар. В буржуазном обществе самый капитал внешне выступает в качестве своеобразного товара, который ссудные капиталисты “продают” промышленным и торговым капиталистам. Использование отданного в ссуду денежного капитала выражается в том, что предприниматель-заемщик покупает на него средства производства и рабочую силу и в результате эксплуатации наемных рабочих присваивает прибавочную стоимость в форме прибыли. Таким образом, потребительная стоимость капитала как товара отличается от потребительной стоимости обычных товаров и заключается в его способности приносить прибыль на основе эксплуатации наемного труда.

Потребительную стоимость капитала как товара не следует отождествлять не только с потребительной стоимостью рядовых товаров, но и с потребительной стоимостью всеобщего товара - денег. Потребительная стоимость денег как таковых состоит в их всеобщей обмениваемости. Но только в условиях капиталистического способа производства деньги превращаются в капитал, так как становятся орудием эксплуатации наемных рабочих, выжимания прибавочной стоимости. Это придает деньгам как капиталу добавочную потребительную стоимость - способность приносить прибыль, не свойственную им в простом товарном хозяйстве.

Разумеется, деньги не наделены от природы способностью приносить прибыль. В действительности только особый товар - рабочая сила - способен создавать прирост стоимости, который капиталисты присваивают в форме прибыли. Но так как капиталисты покупают рабочую силу (а также средства производства) на деньги, то деньги выступают в качестве стоимости, приносящей прибавочную стоимость. “В этом своем свойстве потенциального капитала, средств для производства прибыли, деньги становятся товаром, но товаром sui generis (особого рода). Или, что сводится к тому же, капитал как капитал становится товаром”. Подобно тому, как стоимость и цена рабочей силы на поверхности буржуазного общества выступают в виде стоимости и цены труда, капитал на поверхности явлений принимает вид особого товара.

3. Ссудный капитал имеет особую форму движения. В отличие от кругооборота промышленного капитала Д-Т ... П ... Т"-Д" и кругооборота торгового капитала Д-Т-Д" движение ссудного капитала сводится к формуле Д-Д", т.е. деньги отдаются в ссуду с тем, чтобы по истечении определенного срока вернуться к их собственнику с приростом - процентом. Последняя формула, выражающая движение ссудного капитала, не включает в себя не только процесса производства товаров, но и процесса их обращения. Ссудный капитал не принимает ни производительной, ни товарной формы, но находится все время в одной и той же денежной форме.

4. Ссудный капитал имеет специфическую форму отчуждения. Отчуждение обычных товаров осуществляется в форме купли-продажи; отчуждение же капитала как товара происходит в форме ссуды. При купле-продаже товар переходит от продавца к покупателю и одновременно эквивалентная товару сумма денег переходит от покупателя к продавцу. Ссуда отличается от купли-продажи односторонним перемещением стоимости: капитал сначала переходит только от кредитора к заемщику, возврат же его с процентами происходит лишь по истечении определенного времени.

5. Ссудный капитал - самая паразитическая форма капитала, наиболее резко выражающая антагонизм между капиталом и трудом. Ссудный капиталист не только сам не участвует в процессе материального производства, но даже и не ведет никакого предприятия. Ссудные капиталисты, или рантье, - это чистейшие паразиты, люди, профессией которых, по выражению В. И. Ленина, является праздность. Поэтому в ссудном капитале противоположность между капиталом и трудом достигает наивысшей степени.

6. Ссудный капитал - наиболее фетишистская форма капитала. В промышленном капитале фетишизм выражается в том, что способность порождать прибыль представляется присущей всему капиталу, функционирующему в производстве, в частности самим средствам производства. Но здесь, по крайней мере, речь идет о вещах, участвующих в процессе производства. Фетишистский же характер ссудного капитала состоит в том, что способность давать прирост (процент) представляется присущей деньгам как таковым, т.е. вещи, не принимающей участия в процессе производства. Движение ссудного капитала создает видимость, что деньги обладают чудесной способностью к самовозрастанию совершенно независимо как от процесса производства, так и от процесса товарного обращения: деньги порождают деньги. “Общественное отношение получило законченный вид, как отношение некоей вещи, денег, к самой себе” .

Будучи особым видом капитала, ссудный капитал отнюдь не оторван от промышленного капитала. Напротив, специфическое движение ссудного капитала Д-Д" возможно лишь на основе и в результате кругооборота промышленного капитала Д-Т .. . П ... Т"-Д". Ведь, если бы заемщик не пустил деньги в кругооборот, то они не превратились бы в капитал, не дали бы никакого прироста и не могли бы вернуться к ссудному капиталисту с процентами.

Ссудные капиталисты не вкладывают капитал в предприятия и непосредственно не вступают в отношения с наемными рабочими. Однако ссудные капиталисты представляют собой лишь особую группу единого класса капиталистов и сообща с функционирующими капиталистами участвуют в эксплуатации наемных рабочих, присваивая в форме процента часть прибавочной стоимости.

Таким образом, ссудный капитал, хотя непосредственно выражает только отношения между денежными и функционирующими капиталистами, в конечном счете выражает также основное производственное отношение капиталистического общества- эксплуатацию класса наемных рабочих классом капиталистов.

Марксистское понимание природы кредита как движения ссудного капитала, выражающего производственные отношения в капиталистическом обществе, принципиально, коренным образом отличается от буржуазной трактовки кредита. Буржуазные экономисты в своих определениях кредита подчеркивают либо психологический фактор “доверия”, либо же формальный признак- отсрочку возврата ссуженного капитала.

Так, американский профессор Гаррис определяет кредит как “обещание уплатить деньги”, указывая, что термин “кредит” происходит от латинского слова “credere” - питать доверие. Коренной порок подобных “определений” состоит в том, что они подменяют объективную основу кредита субъективными расчетами участников кредитных сделок и совершенно выхолащивают из капиталистического кредита его классовую природу. Кроме того, во многих кредитных сделка “доверие” не играет существенной роли, поскольку возврат ссуженного капитала гарантируется реальным обеспечением ссуды.

Столь же неправильно сводить сущность кредита к разрыву во времени между отдачей капитала в ссуду и его возвратом. Сделка ссуды представляет собой лишь форму кредитных отношений и отнюдь еще не характеризует их сущности. За одной и той же формой ссуды могут скрываться совершенно различные производственные отношения. Капиталистический кредит, например, выражает иные производственные отношения, чем ростовщический, хотя и тот и другой облечены в форму ссуды.

Ссудный капитал отличается от действительного капитала, выступающего в производительной и товарной формах и функционирующего в процессе воспроизводства. С развитием капитализма происходит рост как действительного, так и ссудного капитала. Однако темпы их роста неодинаковы: ссудный капитал накопляется быстрее, чем действительный. Так, за период с 1900 по 1954 г. депозиты всех банков США увеличились в номинальном выражении более чем в 24 раза, в реальном выражении, т.е. с учетом обесценения денег, - в 8,1 раза, тогда как промышленная продукция увеличилась в 6,8 раза.

Причинами того, что накопление ссудного капитала опережает накопление действительного капитала, являются: 1) рост слоя рантье и 2) развитие капиталистической кредитной системы.

Поскольку часть капиталистов, которые вели ранее промышленные и торговые предприятия, превращается в рантье, предложение ссудных капиталов увеличивается независимо от расширения капиталистического производства, т.е. от накопления действительного капитала. Далее, с расширением сети банков, их филиалов и сберегательных касс происходит все большее превращение денежных доходов и сбережений различных классов капиталистического общества в ссудный капитал. В данном случае накопление ссудного капитала выражает не накопление действительного капитала, а лишь мобилизацию кредитной системой все большей части денежных доходов и резервов.

Ссудный капитал отличается не только от действительного капитала, но и от денег как таковых, хотя он имеет денежную форму. Качественное отличие ссудного капитала от денег состоит в том, что он представляет собой именно капитал, т.е. стоимость, приносящую прибавочную стоимость, деньги же сами по себе служат мерой стоимости, средством обращения и т.д., но не дают никакого прироста стоимости. Ссудный капитал отличается от денег также в количественном отношении: масса ссудных капиталов в обществе значительно превышает количество денег, находящихся в обращении. В США, например, в феврале 1955 г. сумма депозитов всех банков составляла около 206 млрд. долл., а масса денег в обращении - около 27 млрд. долл.

Масса ссудных капиталов превышает количество денег в обращении в силу того, что одна и та же денежная единица может неоднократно функционировать как ссудный капитал. Если, например, 100 тыс. долл. будут использованы для предоставления ссуд 3, 4 или 5 раз, то масса ссудных капиталов составит 300, 400 или 500 тыс. долл.

Выяснив, что такое ссудный капитал, обратимся теперь к рассмотрению ссудного процента.

Процент по своей форме выступает в виде цены капитала как товара. Однако процент представляет собой, по определению Маркса, “иррациональную форму цены”. Цена по своей природе есть денежное выражение стоимости. Но ссудный процент не является денежным выражением отданной в ссуду капитальной стоимости. Понятно, что если, например, на капитал в 100 долл. получается ежегодно 4 долл. в виде процента, то эти 4 долл. никак нельзя считать выражением стоимости 100 долл. Ссудный процент представляет собой плату за пользование ссудным капиталом, следовательно, является оплатой не стоимости, а потребительной, стоимости капитала как товара.

Внешне выступая в виде цены капитала, процент по своей сущности представляет собой особую форму прибавочной стоимости. Прибыль, получаемая от ссуженного капитала, распадается на две части: 1) процент, присваиваемый ссудным капиталистом- кредитором, и 2) предпринимательский доход, присваиваемый функционирующим капиталистом - заемщиком. Источником обеих этих частей является прибавочная стоимость, полученная в результате эксплуатации наемных рабочих.

Итак, ссудный процент - это часть прибавочной стоимости, присваиваемая капиталистом как простым собственником капитала и принимающая форму цены капитала как товара.

Буржуазные апологеты отрицают эксплуататорскую природу процента как особой формы прибавочной стоимости. Например, американский буржуазный экономист Фишер изображает процент в виде справедливого вознаграждения капиталиста за отсрочку потребления.

Напротив, марксистская теория процента обнажает классовую сущность последнего, вскрывает эксплуататорскую природу процента, как и всех других форм прибавочной стоимости.

Распадение прибыли на процент и предпринимательский доход затемняет сущность и происхождение обеих этих частей прибавочной стоимости, маскируя капиталистическую эксплуатацию. Процент представляется плодом капитала как такового; с другой стороны, предпринимательский доход представляется результатом деятельности самого капиталиста по надзору и управлению предприятием, своего рода “заработной платой”. “За противоположными формами обеих частей, на которые распадается прибыль, т.е. прибавочная стоимость, забывается, что обе они являются просто частями прибавочной стоимости и что деление ее ничего не может изменить ни в ее природе, ни в ее происхождении и условиях ее существования.

При распределении прибыли между денежными и функционирующими капиталистами интересы этих групп противоположны: первые заинтересованы в наиболее высоком уровне процента, вторые же - в наиболее низком, ибо чем меньше процент, тем при данной величине прибыли больше предпринимательский доход. Однако наличие противоречий между различными группами капиталистов отнюдь не устраняет общности их интересов в борьбе против рабочего класса. Решающее значение имеют, конечно, не противоречия внутри класса капиталистов, а антагонизм между всем классом капиталистов и рабочим классом.

Фетишизация капиталистических отношений, связанная с делением прибыли на процент и предпринимательский доход, сознательно используется буржуазными апологетами в целях вуалирования капиталистической эксплуатации и присущих капитализму глубочайших классовых противоречий. Так, фашистские “теоретики” в гитлеровской Германии в качестве одного из методов социальной демагогии использовали нападки на ссудный капитал и процент. Называя ссудный капитал хищническим, они противопоставляли ему промышленный капитал в качестве “творческого” капитала. Эти “теоретики” утверждали, что ссудный капитал эксплуатирует и рабочих, и мелких производителей, и промышленных капиталистов и что именно он является источником всех зол капитализма - эксплуатации, безработицы, кризисов. В связи с этим они выдвигали демагогический лозунг об “уничтожении процентного рабства”. Целью этой демагогии являлось отвлечь внимание трудящихся от подлинного корня зла - капиталистической частной собственности на средства производства и системы эксплуатации наемного труда - и увековечить капитализм.

Ссудный процент имеет определенный уровень или норму. Норма процента представляет собой отношение годового дохода ссудного капиталиста к величине капитала, отданного им в ссуду. Если, например, ссудный капитал равен 100 тыс. долл, а годовой доход с него-3 тыс. долл., то норма процента составит 3% ( 3000 / 100 000 )

Норма процента находится в определенной зависимости от нормы прибыли. Так как обычно функционирующие капиталисты прибегают к кредиту ради увеличения прибыли, то понятно, что они не стали бы брать капитал в ссуду, если бы процент поглощал всю прибыль, полученную от вложения ссуженного капитала в предприятие. Таким образом, при обычных условиях средняя норма прибыли является максимальным пределом для нормы процента.

Что касается минимальной нормы процента, то ее нельзя определить точно. При известных обстоятельствах (если предложение ссудного капитала значительно превышает спрос) норма процента может упасть до очень низкого уровня. Так, в 1942-1945 гг. английские банки взимали по учету векселей 1 %, а уплачивавшийся ими процент по срочным вкладам составлял только 1/2.

Итак, норма процента может колебаться в очень широких пределах. Чем же определяется норма процента в каждый данный период? Норма процента устанавливается посредством механизма конкуренции на рынке ссудных капиталов и зависит в каждый данный момент от соотношения между предложением ссудных капиталов и спросом на них.

Следует различать рыночную норму процента, существующую в каждый данный момент на денежном рынке, и среднюю норму процента, т.е. норму процента за весь промышленный цикл в среднем.

С развитием капитализма средняя норма процента обнаруживает тенденцию к понижению, что объясняется прежде всего тенденцией средней нормы прибыли к понижению. Так как процент представляет собой часть средней прибыли, то и движение нормы процента находится в прямой зависимости от движения нормы прибыли. Если бы при падении средней нормы прибыли происходило не понижение, а повышение нормы процента, то процент поглощал бы все большую часть прибыли, что сделало бы для капиталистов невозможным пользование кредитом.

Тенденция нормы процента к понижению по мере развития капитализма обусловливается, однако, не только тенденцией средней нормы прибыли к понижению, но и тем, что с развитием капитализма наблюдается значительный рост предложения ссудных капиталов в силу указанных выше причин - роста слоя рантье и развития капиталистической кредитной системы.

Наглядным показателем тенденции нормы процента к понижению могут служить следующие данные. Процентная ставка, взимавшаяся Английским банком по учету векселей, составляла в среднем за 1857-1865 гг. 4,53, 1890- 1899 гг.-2,98, 1933-1938 гг.-2. На таком же низком уровне учетная ставка Английского банка оставалась с ноября 1939 г. до ноября 1951 г. Учетная ставка Нью-йоркского федерального резервного банка составляла в среднем за 1919-1929 гг. 4,6%, 1930-1939 гг.-1,8. 1940-1952 гг.-1,2%.

Если в общем ходе развития капитализма норма процента имеет тенденцию к понижению, то в ходе каждого промышленного цикла она то повышается, то падает.

Движение ссудного капитала в промышленном цикле, будучи обусловлено в конечном счете изменениями, происходящими в капиталистическом воспроизводстве, вместе с тем имеет специфический характер и существенно отличается от движения действительного капитала.

Промышленный подъем сопровождается увеличением спроса на товары, быстрым ростом товарных цен и повышением нормы прибыли. Однако это не сразу ведет к интенсивному росту спроса на ссудный капитал и повышению нормы процента, так как на первой стадии подъема капиталисты еще используют преимущественно собственный, а не заемный капитал. Кроме того, свои потребности в кредите они удовлетворяют главным образом путем покупки чужих товаров в кредит и еще сравнительно мало прибегают к банковским ссудам. Поэтому в начале промышленного подъема норма процента остается низкой, несмотря на значительное повышение нормы прибыли.

На высшей стадии промышленного подъема спрос на ссудный капитал, а вместе с тем и норма процента сильно возрастают. Но, хотя в этот период банкирский кредит расширяется вместе с расширением производства, т.е. ростом действительного капитала, увеличение кредита значительно превосходит рост производства. Это объясняется тем, что кредит широко используется не только для расширенного воспроизводства, но и для спекуляции на товарном и фондовом рынках.

Во время кризиса ярко обнаруживается противоположность движения ссудного и действительного капитала. Предложение товаров превышает спрос на них, реализация прерывается, производство сокращается; наблюдается избыток действительного капитала и резкое падение нормы прибыли. Напротив, спрос на ссудный капитал значительно превышает его предложение, в результате чего ощущается острый недостаток ссудного капитала и происходит резкое повышение нормы процента. Например, во время кризиса 1907 г. в США норма процента в отдельные моменты достигала 100-130.

Чрезвычайный спрос на ссудный капитал во время кризисов носит специфический характер и отнюдь не отражает спроса на действительный капитал. Основными причинами его являются:

1) погоня за деньгами как платежным средством, необходимым не для покупки новых товаров и расширения производства, а для расплаты по выданным ранее долговым обязательствам и предотвращения банкротства; 2) погоня за деньгами как сокровищем, вызванная тем, что в условиях обесценения всех товаров капиталисты руководствуются принципом “только деньги-товар” и стремятся превратить свое богатство в денежную форму.

Максимального размера норма процента достигает в разгар кризиса, когда одновременно с громадным ростом спроса на ссудный капитал резко сокращается его предложение вследствие отлива вкладов из банков. После того как кульминационная точка кризиса миновала, накопление ссудных капиталов возобновляется, спрос же на них падает, и норма процента понижается.

Это понижение начинается еще в ходе самого кризиса, но минимального уровня норма процента достигает в фазе депрессии. При этом опять-таки обнаруживается противоположность в движении ссудного и действительного капитала. Когда реализация товаров возобновляется, падение цен приостанавливается и число банкротств сокращается, капиталисты перестают предъявлять чрезвычайный спрос на деньги как на платежное средство и сокровище. Вместе с тем спрос на ссудный капитал для его производительного использования, упавший еще во время кризиса, остается незначительным и в фазе депрессии, так как промышленность переживает застой. С другой стороны, предложение ссудного капитала во время депрессии увеличивается именно в результате упадка и застоя производства: часть капитала, функционировавшего ранее (в годы подъема) в промышленности и торговле, высвобождается в денежной форме и приливает в банки в виде вкладов. Таким образом, накопление ссудного капитала в период депрессии является оборотной стороной уменьшения действительного капитала. Например, в Англии с 1882 по 1886 г. выплавка чугуна уменьшилась почти на 19%, тогда как банковские депозиты возросли более чем на 13%.

В то время как в промышленности после выхода из кризиса и перехода к депрессии начинается некоторое повышение нормы прибыли, в кредитной сфере наблюдается сильное понижение нормы процента. Так, учетная ставка Английского банка, повысившаяся в 1890 г. (год кризиса) с 3 до 6%, с конца 1890 г. начала падать и в 1892 г. достигла низшего уровня 2%.

Из всего изложенного следует, что в ходе промышленного цикла “.. движение ссудного капитала, как оно выражается в колебаниях процентной ставки, в целом протекает в направлении, обратном движению промышленного капитала” (курсив наш.- Э. Б.).

3. Формы капиталистического кредита

Кредит при капитализме выступает в различных формах. Главными его формами являются коммерческий кредит и банкирский кредит. Коммерческий кредит есть кредит, предоставляемый функционирующими капиталистами друг другу при продаже товаров в виде отсрочки уплаты денег за проданные товары. Орудием этого кредита служат коммерческие векселя.

Вексель представляет собой особый вид письменного долгового обязательства, дающий его владельцу бесспорное право требовать по истечении указанного срока уплаты денег с должника.

Вексельное обязательство характеризуется прежде всего своей абстрактностью. В нем отсутствует указание на обстоятельства, вызвавшие к жизни данное долговое обязательство, например, на то, что заемщик получил от кредитора определенный товар. Единственное, что указывается в векселе, - это какую денежную сумму и в какой срок заемщик должен уплатить кредитору.

Отсюда вытекает другое свойство вексельного обязательства - его бесспорность. Лицо, обязанное платить по векселю, не вправе оспаривать свое обязательство ссылкой на то, что товары, против которых вексель выдан, им фактически не получены или не соответствуют условиям договора. Если только подлинность векселя удостоверена, то векселедержатель имеет право требовать платежа в бесспорном порядке. В случае отказа заемщика произвести платеж векселедержатель может предъявить вексель нотариусу, который посылает векселедержателю письменное требование о платеже, а при невыполнении этого требования составляет так называемый акт протеста, свидетельствующий о том, что вексель не оплачен. Затем векселедержатель может получить от суда исполнительный лист на взыскание причитающейся ему суммы в принудительном порядке из имущества неисправного заемщика, которое подлежит продаже с торгов.

Еще одной важной особенностью векселя является его обращаемость. Например, текстильный фабрикант уплачивает векселем за ткацкие станки машиностроительному заводчику, который в свою очередь платит этим векселем за железо и сталь металлургическому заводчику, последний тем же векселем платит за каменный уголь владельцу шахты и т.д.

При передаче векселя из одних рук в другие право на получение платежа переходит к новому векселедержателю, который и становится фактическим кредитором. Передача этого права осуществляется путем индоссамента, т.е. передаточной надписи на оборотной стороне векселя. В случае неоплаты векселя первоначальным векселедателем векселедержатель вправе предъявлять требование о платеже каждому из индоссантов, т.е. лиц, сделавших на векселе передаточную надпись. Солидарная ответственность индоссантов по векселю усиливает его способность к обращению, так как дает обладателю векселя большую уверенность в получении платежа.

Векселя делятся на простые и переводные. Простой вексель представляет собой вексельное обязательство, выдаваемое заемщиком на имя кредитора, и содержит в себе указание места и времени выдачи долгового обязательства, суммы последнего, места и времени платежа и лица, которому заемщик обязан произвести платеж. Так, если Петров 15 января 1883 г. купил товар на сумму 1 250 руб. у Сидорова в кредит сроком на три месяца, то простой вексель выглядит следующим образом:

Вексель на 1 250 руб.

Москва, 15 января 1883 г.

15 апреля тысяча восемьсот восемьдесят третьего года по сему векселю повинен уплатить в Москве

Николаю Трофимовичу Сидорову или кому он прикажет одну тысячу двести пятьдесят руб.

С. Петров

 

Переводный вексель, или тратта, представляет собой письменный приказ одного лица (кредитора) другому (заемщику) об уплате определенной суммы третьему лицу или предъявителю. Лицо, выдающее переводный вексель, именуется трассантом, лицо, обязанное совершить платеж, - трассатом, а лицо которому передается право получения денег, - ремитентом.

Допустим, что американский экспортер Никольсон продал товары в кредит английскому импортеру Клейтону. Вместо того чтобы получить деньги по векселю лично и переводить их из-за границы, кредитор Никольсон может потребовать от должника Клейтона уплаты денег другому английскому капиталисту - Джонсу, у которого кредитор в свою очередь сам купил товары. Таким образом происходит перевод долгового требования с одного лица на другое.

Переводный вексель имеет следующий вид:

L 2000

Нью-Йорк, 25 сентября 1945 г.

Через девяносто дней по предъявлении платите по этой первой тратте (если вторая того же

содержания и даты не оплачена)* приказу г. Томаса Джонса две тысячи фунтов стерлингов.

Эквивалент получен.

Гг. Клейтону и К°

Никольсон

Так как переводный вексель в отличие от простого выписывается не заемщиком, а кредитором, то необходимо, чтобы долговое обязательство до вступления в силу было подтверждено и признано должником. Это осуществляется путем акцепта векселя, т.е. подписи трассата на векселе, удостоверяющей, что он принимает на себя обязательство платежа.

Вексель и вексельное обращение появились еще в средние века, когда они обслуживали международную торговлю, широкое же развитие вексельное обращение получило только при капитализме.

Наряду с коммерческим кредитом при капитализме существует другая форма - банкирский кредит. Банкирский кредит - это кредит, предоставляемый денежными капиталистами и банками функционирующим капиталистам в виде денежных ссуд. Между коммерческим и банкирским кредитом имеются следующие существенные различия.

Во-первых, они отличаются друг от друга по своему объекту. Объектом коммерческого кредита является товарный капитал тогда как объект банкирского кредита - это денежно-ссудный капитал. Коммерческий кредит предоставляется промышленными и торговыми капиталистами друг другу при реализации товаров и обслуживает эту реализацию. Здесь ссудный капитал еще слит с промышленным (или с торговым) капиталом: предприниматели ссужают капитал, находящийся на одной из стадий его кругооборота, капитал в товарной форме. Напротив, при банкирском кредите ссудный капитал уже обособился от промышленного и торгового капитала. В форме банкирского кредита осуществляется движение денежного капитала, высвободившегося из процесса кругооборота и выступающего в качестве капитала особого рода, а именно-ссудного капитала.

Во-вторых, коммерческий кредит и банкирский кредит отличаются друг от друга по их субъектам, т.е. по участникам кредитных сделок. При коммерческом кредите как кредитор, так и заемщик выступают в качестве функционирующих капиталистов - предпринимателей. При банкирском же кредите только один из участников кредитной сделки - заемщик - выступает в качестве функционирующего капиталиста, тогда как другой ее участник - кредитор - всегда выступает лишь как ссудный капиталист, поскольку капитал, предоставляемый им в ссуду, не функционирует в его предприятии.

В-третьих, неодинакова и динамика коммерческого и банкирского кредита. Что касается коммерческого кредита, то его движение параллельно движению промышленного капитала: с ростом промышленного производства и товарооборота увеличиваются как предложение коммерческого кредита, так и спрос на него. Иначе обстоит дело с банкирским кредитом. Рост предложения ссудных капиталов, передаваемых посредством банкирского кредита, отнюдь не всегда отражает рост капиталистического производства. Так, в периоды депрессий предложение ссудного капитала значительно увеличивается не потому, что расширяются размеры производства, а, напротив, потому, что производство сильно сократилось в результате кризиса и не может поглотить большую часть капиталов, которые ранее были в нем заняты. В свою очередь рост спроса на ссудный капитал отнюдь не всегда отражает расширение производства. Так, во время кризисов наблюдается большой спрос на ссудный капитал, хотя размеры капиталистического производства сокращаются.

Коммерческий кредит является основой всей капиталистической кредитной системы. Необходимость его вытекает из самого процесса капиталистического воспроизводства. В силу ряда причин (различия во времени производства товаров и времени их обращения, сезонный характер производства и сбыта некоторых товаров) одни капиталисты уже выступают со своими товарами на рынке, тогда как у других капиталистов их товары еще не реализованы, а потому они еще не располагают наличными деньгами. При этих условиях первые капиталисты могут реализовать свои товары лишь путем продажи их в кредит. Коммерческий кредит ускоряет реализацию товаров и весь процесс кругооборота капитала.

Коммерческий кредит необходим также и во взаимоотношениях между промышленными и торговыми капиталистами. Так как торговые капиталисты не располагают таким капиталом, который был бы достаточен для покупки за наличный расчет всей массы товаров, продаваемых промышленными капиталистами, то последним приходится предоставлять торговцам кредит в товарной форме.

Однако коммерческий кредит ограничен определенными рамками. Прежде всего он ограничен размерами резервных капиталов, имеющихся у функционирующих капиталистов: каждый из них может продавать товары в кредит лишь в той мере, в какой у него имеется известный излишек капитала. Далее, размеры коммерческого кредита зависят от степени регулярности обратного притока капитала в руки капиталистов. Так, во время кризисов, когда регулярный обратный приток капитала нарушается, размеры коммерческого кредита сокращаются. Наконец, коммерческий кредит имеет строго ограниченное направление: он может предоставляться отраслями, производящими средства производства, отраслям, потребляющим их, но не наоборот. Например, машиностроительная промышленность может предоставлять коммерческий кредит текстильной промышленности, но последняя не может предоставлять такой кредит машиностроению.

В силу наличия этих границ коммерческий кредит не может полностью обслужить потребности капиталистического воспроизводства. Банкирский кредит преодолевает границы коммерческого кредита. При посредстве банкирского кредита может происходить не только передача одними функционирующими капиталистами другим во временное пользование части своих резервных капиталов, но и получение всеми функционирующими капиталистами, вместе взятыми, добавочных капиталов за счет средств, привлеченных банками от различных классов и слоев общества. Банкирский кредит не ограничен также и по своему направлению: при его посредстве денежные капиталы, высвободившиеся в одной отрасли, могут быть направлены в любую другую отрасль производства (например, из текстильной промышленности они могут быть перемещены в машиностроительную).

Деньги, полученные в ссуду, используются функционирующим капиталистом - заемщиком - различно: в периоды промышленного подъема он затрачивает их, как правило, на покупку дополнительных средств производства и рабочей силы, а в периоды экономических кризисов обычно расходует их на погашение ранее выданных долговых обязательств в целях предотвращения банкротства. В первом случае ссуда обслуживает увеличение действительного капитала, т.е. расширение производства, во втором - она вызывает лишь движение денег как платежных средств, без всякого роста действительного капитала.

Исходя из этого двойственного назначения банкирского кредита, Маркс разграничивает, ссуду капитала и ссуду денег. Ссуда капитала - это ссуда, в результате использования которой происходит рост действительного капитала. Напротив, ссуда денег - это ссуда, в результате которой происходит только движение денег как платежных средств, не сопровождающееся расширением производства.

Деление банкирского кредита на ссуду денег и ссуду капитала важно для понимания роли этого кредита в воспроизводстве всего общественного капитала.

Вместе с тем Маркс и Энгельс употребляют те же понятия в ином смысле, рассматривая проблему ссуды денег и ссуды капитала для выяснения влияния той и другой ссуды на воспроизводство индивидуального капитала заемщика. При этом вопрос ставится в такой плоскости: что получает заемщик, прибегающий к банкирскому кредиту, - дополнительный капитал или же только деньги?

Для решения данного вопроса надо исходить из того, в какой форме получает промышленный или торговый капиталист ссуду в банке. Следует различать две формы банковских ссуд: 1) ссуды под залог определенных ценностей (векселей, товаров и т.д.) и 2) бланковые ссуды, не обеспеченные специальным залогом. Ясно, что когда капиталист получает ссуду в банке, передавая последнему в залог какие-либо ценности, то общая сумма его капитала нисколько не увеличивается, а происходит только превращение части его капитала в денежную форму. Напротив, когда капиталист берет бланковую ссуду в банке, то тем самым он получает дополнительный капитал, которым ранее не располагал.

Таким образом, ссудой денег для заемщика служит всякий кредит, обеспеченный реальным залогом, ссудой же капитала - кредит, не обеспеченный залогом.

Кроме коммерческого и банкирского кредитов, получателями которых являются капиталисты, существует также потребительский кредит, выражающийся в предоставлении капиталистами кредитов потребителям в виде отсрочки платежа за проданные товары. Значительное развитие этого кредита имеет место в современных условиях и связано с крайней ограниченностью платежеспособного потребительского спроса. Общая сумма потребительского кредита в США составляла в конце 1939 г. 7,2 млрд. долл., а в конце 1954 г.-30,1 млрд. долл.

Для трудящихся потребительский кредит означает долговую кабалу. В случае, если потребитель купил тот или иной товар с рассрочкой платежа и окажется не в состоянии внести в срок требуемый платеж, то купленная им вещь отбирается обратно фирмой, а ранее внесенные деньги не возвращаются. Во время кризиса 1929-1933 гг. миллионы американских рабочих и служащих за неплатеж долгов были выселены из своих домов, приобретенных в кредит.

Особым видом кредита является государственный кредит, выражающийся в получении кредита в денежной форме государствами путем выпуска ими займов. Государственный кредит в условиях капитализма характеризуется непроизводительным использованием ссуженных сумм, которые фактически не превращаются в капитал, а используются для покрытия непроизводительных, главным образом военных, расходов буржуазных государств. Разбухание государственного кредита в условиях современного капитализма тесно связано с войнами и милитаризацией народного хозяйства в капиталистических странах.

Колоссальный рост государственных долгов в этих странах виден из следующих данных. За период с 1914 по 1954 г. сумма государственного долга США увеличилась с 1,2 млрд. долл. до 278,8 млрд. долл., Англии-с 0,7 млрд. ф. ст. до 27,3 млрд. ф. ст., Франции - с 33,5 млрд. франков до 5 624 млрд. франков.

Разбухание государственного кредита, будучи одним из проявлений паразитизма и загнивания современного капитализма, ведет к усилению обнищания трудящихся масс, так как вместе с ростом государственных долгов увеличивается и сумма процентных платежей по ним, которые производятся за счет роста налогов с трудящихся.

В государственном бюджете США за 1953/54 г. сумма процентных платежей по государственному долгу составила около 6,5 млрд. долл. против 491 млн. долл. в 1988/39 г.

4. Рынок ссудных капиталов

Денежный рынок, под которым подразумевается рынок ссудных капиталов, имеет некоторые общие черты с товарным. На обоих рынках встречаются предложение товара (на товарном рынке - обычных товаров, на денежном - специфического товара, товара-капитала) и спрос на него, в результате чего посредством механизма конкуренции устанавливается цена товара (на денежном рынке “ценой” является ссудный процент).

Денежному рынку присущи, однако, существенные особенности, отличающие его от товарного.

Одна из этих особенностей - единство денежного рынка в противоположность множественности товарных рынков. Каждый обыкновенный товар имеет специфическую потребительную стоимость и способен удовлетворять только определенную потребность. Поэтому товарных рынков имеется столько же, сколько существует различных товаров (хлебный рынок, хлопковый рынок и т.д.). Напротив, капитал как товар имеет единую, денежную форму и единую потребительную стоимость, которая, как нам уже известно, заключается в его способности приносить прибыль. Объектом спроса и предложения на денежном рынке является единый товар - капитал, а не множество разнообразных товаров.

Единство денежного рынка находит свое выражение в складывающейся на нем норме процента. В то время как каждый товар имеет свою особую цену, отличную от цен всех прочих товаров, для денежного рынка характерно единообразие процента. Норма процента определяется исключительно спросом и предложением ссудных капиталов независимо от применения последних заемщиками.

Это не исключает, впрочем, дифференциации процентных ставок, которые устанавливаются в зависимости от сроков и степени обеспеченности кредита. Например, банки обычно взимают тем более высокие процентные ставки, чем длительнее сроки ссуд, а также чем хуже обеспечение и, следовательно, чем больший риск приходится нести кредитору. Однако при одинаковом обеспечении и сроке кредита норма процента одинакова независимо от характера использования ссуженных денег.

Для денежного рынка, далее, типичен концентрированный характер предложения ссудного капитала, который сосредоточивается в банках.

Размеры предложения ссудных капиталов зависят: 1) от масштабов капиталистического производства (при прочих равных условиях, чем больше размеры капиталистического производства, тем больше и сумма капиталов, временно высвобождающихся в денежной форме); 2) от удельного веса слоя рантье и величины их капиталов; 3) от степени развития кредитной системы и размеров тех денежных доходов различных классов, которые мобилизуются этой системой и превращаются в ссудный капитал; 4) от циклического движения капиталистического производства, которое обусловливает особенно значительное накопление ссудных капиталов на отдельных фазах промышленного цикла; 5) от сезонных условий, поскольку величина высвобождающихся из промышленности и торговли денежных капиталов в различные сезоны различна.

Что касается спроса на ссудный капитал, то он, хотя и предъявляется различными заемщиками, принимает форму спроса всего класса капиталистов. В то время как, например, спрос на ткацкие станки предъявляют только текстильные фабриканты, спрос на тракторы-только капиталисты, ведущие сельское хозяйство, и т.д., спрос на ссудный капитал предъявляют все капиталисты независимо от рода и способа применения ими своих капиталов.

Сосредоточиваясь на денежном рынке, ссудные капиталы поступают к заемщикам, в руках которых получают различное применение. Основные сферы приложения ссудных капиталов следующие: 1) промышленность; 2) торговля; 3) сельское хозяйство; 4) землевладение; 5) государственные займы; 6) биржевая спекуляция.

Спрос капиталистической промышленности и торговли на ссудные капиталы предъявляется как в связи с сезонным расширением производства и сбыта товаров, так и в связи с ростом производства и товарооборота во время промышленного подъема. Так как развитие промышленности и торговли опережает накопление капитала у функционирующих капиталистов, то последние предъявляют спрос на добавочные капиталы на денежном рынке.

Сельское хозяйство имеет значительно меньший доступ к денежному рынку, чем промышленность и торговля, ибо масса мелких производителей - крестьян - является, с точки зрения капиталистических банков, недостаточно кредитоспособной, а потому, как правило, не получает кредитов. Все же часть ссудных капиталов направляется и в сельское хозяйство, но поступает в основном не в руки мелких производителей, а к капиталистическим фермерам, которые используют эти капиталы для покупки удобрений и машин, для мелиорации, ирригации и т.п. Что же касается мелких крестьян, то им зачастую приходится обращаться к ростовщическому кредиту, а это ускоряет их разорение.

От вложения ссудных капиталов в сельскохозяйственное производство следует отличать кредитование землевладения. Землевладельцы прибегают к кредиту большей частью не для ведения сельскохозяйственного производства, а для покупки земельных участков или для личного потребления. В обоих случаях кредит используется ими непроизводительно. Обычно ссудным капиталом для покупки земли пользуются крупные помещики, капиталисты и кулаки, а не мелкие крестьяне, большинство которых разоряется и вынуждено продавать земельные участки.

Особая форма приложения ссудных капиталов-государственные займы. Буржуазные государства выступают на денежном рынке в роли заемщиков, так как их расходы часто не покрываются обычными доходами в виде налогов и пошлин. Потребность государств в кредите особенно возрастает во время войн, когда государственные расходы резко увеличиваются и значительно превышают обычные бюджетные доходы, а прорехи в государственном бюджете штопаются при помощи займов. Государственные займы при капитализме также представляют собой, как было уже отмечено выше, форму непроизводительного приложения ссудных капиталов, поскольку расходы буржуазных государств на содержание правительственного аппарата и ведение войн носят непроизводительный характер.

Наконец, одна из важных сфер приложения ссудных капиталов - это биржевая спекуляция, объектом которой служат ценные бумаги, обращающиеся на фондовой бирже. Кредитование промышленности сопровождается обычно вложением полученных в ссуду капиталов в сферу производства и, следовательно, ростом действительного капитала. Кредитование же биржевой спекуляции, напротив, носит непроизводительный характер и обслуживает движение ценных бумаг, являющихся фиктивным капиталом.

Удельный вес и значение различных сфер приложения ссудных капиталов неодинаковы на разных стадиях развития капитализма. В эпоху домонополистического капитализма основная масса ссудных капиталов, стекавшихся на денежный рынок, направлялась в промышленность и торговлю и лишь сравнительно небольшая их часть использовалась для кредитования государства и биржевой спекуляции. В эпоху империализма, когда капитализм становится паразитическим, загнивающим, все более растет удельный вес непроизводительных сфер приложения ссудных капиталов: огромные массы последних поступают в распоряжение буржуазных государств (которые, используют их главным образом для финансирования военных расходов) и биржевых спекулянтов.

Существенные изменения в характере денежного рынка происходят в период общего кризиса капитализма. В связи с замедлением темпов расширенного воспроизводства и хронической недогрузкой промышленности образуется громадный избыток ссудных капиталов, не находящих себе производительного применения. С другой стороны, в результате гонки вооружений и дефицитности государственных бюджетов сильно возрастает спрос на ссудный капитал, предъявляемый буржуазными государствами.

Вместе с тем громадное разбухание спекулятивного оборота с ценными бумагами ведет к отвлечению массы ссудных капиталов в сферу фондовой биржи.

Все большее поглощение ссудных капиталов государством и все большее использование их для финансирования биржевой спекуляции представляют собой одно из проявлений в кредитной сфере крайне усилившегося паразитизма и загнивания капитализма.

5. Роль кредита при капитализме

Кредит выполняет в капиталистическом хозяйстве следующие важные функции: 1) обслуживает перераспределение капиталов и уравнение нормы прибыли; 2) ведет к большой экономии издержек обращения; 3) служит мощным орудием централизации капитала; 4) значительно ускоряет концентрацию и накопление капитала.

Как известно, уравнение нормы прибыли в различных отраслях капиталистического производства происходит путем перелива капитала из отраслей с низкой нормой прибыли в отрасли с высокой нормой прибыли. Этот перелив капитала осуществляется через механизм кредита.

Производительный капитал всегда закреплен в той или иной натуральной форме и непосредственно не может быть перемещен из одной отрасли производства в другую. Например, нельзя доменные печи превратить в орудие производства текстильной промышленности.

Ссудный же капитал представляет собой свободный денежный капитал и может быть использован для вложения в любую отрасль производства. Так как сосредоточенные в капиталистических банках свободные денежные капиталы направляются в наиболее рентабельные отрасли производства, то тем самым кредит способствует перераспределению капиталов и уравнению нормы прибыли.

Благодаря кредиту преодолевается также ограниченность индивидуального денежного капитала. Имеющийся у каждого отдельного промышленного капиталиста свободный денежный капитал обычно недостаточен для организации нового предприятия в другой отрасли производства. Но капиталистическая кредитная система мобилизует и централизует все свободные денежные капиталы и даже часть денежных доходов, сливает мелкие ручейки в огромный поток. В результате этого создается фонд ссудных капиталов, достаточный не только для расширения старых предприятий, но и для организации новых.

Итак, кредит является наиболее эластичным методом перераспределения капиталов, а потому обеспечивает уравнение нормы прибыли в различных отраслях производства.

Другой функцией кредита является экономия издержек обращения, прежде всего издержек, связанных с обращением металлических денег. Экономия денег посредством кредита достигается следующими тремя способами.

1. Взаимный зачет долговых требований и обязательств. Поскольку значительная часть товаров продается капиталистами друг другу в кредит, а долговые требования и обязательства в большой мере имеют взаимный характер, постольку большая часть платежей ликвидируется путем безналичных расчетов.

2. Увеличение скорости обращения денег. Благодаря кредиту свободные денежные капиталы и сбережения перестают быть празднолежащим сокровищем: они поступают в виде вкладов в банки, а последние передают их в ссуду функционирующим капиталистам, которые пускают полученные деньги в обращение. Поэтому скорость обращения денег значительно увеличивается, а следовательно, уменьшается количество денег, необходимых для обращения.

3. Замена металлических денег кредитными. Эмиссионные банки выпускают кредитные деньги - банкноты, замещающие в обращении металлические монеты. Разница между суммой банкнот, находящихся в обращении, и металлическим запасом эмиссионных банков означает чистую экономию металлических денег.

Кредит способствует также экономии и других издержек обращения. Ускоряя реализацию товаров, он сокращает время обращения, в силу чего уменьшаются издержки по хранению товарных запасов. С другой стороны, сосредоточение в банках кассовых резервов предприятий сокращает издержки по хранению денег, ведению кассовых операций и счетоводства.

Экономя издержки обращения, кредит тем самым способствует уменьшению доли непроизводительного капитала (денежного и товарного) и увеличению за его счет производительного капитала, что ведет к увеличению массы и нормы прибыли.

Далее, важной функцией кредита является то, что он служит мощным рычагом централизации капитала, происходящей как путем экспроприации мелких капиталистов крупными, так и путем образования акционерных обществ.

Экспроприация мелких капиталистов крупными объясняется тем, что крупные капиталистические предприятия обладают более совершенной техникой и рядом других преимуществ. К числу этих преимуществ относится также широкое использование кредита на наиболее выгодных условиях. Банки обычно предоставляют кредит главным образом крупным капиталистам, для мелких же капиталистов доступ к кредиту весьма затруднен и ограничен. Широкое использование кредита позволяет крупным капиталистам быстро расширять производство, совершенствовать его технику и снижать издержки производства. Таким образом, кредит “..становится новым и страшным орудием в конкурентной борьбе и, в конце концов, превращается в колоссальный социальный механизм для централизации капиталов” .

Кредит играет большую роль также в централизации капитала путем образования акционерных обществ. Необходимым условием размещения акций на денежном рынке является накопление значительных денежных капиталов и их сосредоточение в капиталистической кредитной системе. Более того, эта система в лице банков принимает активное участие в самом выпуске и реализации акций капиталистических предприятий.

Кредит является не только могучим орудием централизации капитала, но и важным фактором его концентрации, происходящей путем превращения части прибавочной стоимости в добавочный капитал. При отсутствии кредита каждый капиталист был бы вынужден накоплять в денежной форме предназначенную для капитализации прибавочную стоимость до тех пор, пока она не достигнет размеров, необходимых для расширения его предприятия. Кредит устраняет эту границу концентрации капитала: разрозненные суммы подлежащей капитализации прибавочной стоимости, сосредоточиваясь в банках, объединяются и образуют громадные денежные капиталы, которые в любой момент можно направить посредством кредита в предприятия, нуждающиеся в добавочных капиталах.

Но этим роль кредита в накоплении капитала не ограничивается. Если бы не было кредита, то накопление капитала могло бы происходить только путем капитализации прибавочной стоимости; между тем кредитная система мобилизует и предоставляет в распоряжение капиталистического производства даже такие денежные доходы и сбережения различных классов и слоев общества, которые при отсутствии кредита оставались бы празднолежащим сокровищем.

Все рассмотренные выше функции кредит выполнял еще в эпоху домонополистического капитализма. Новое в роли кредита при империализме состоит в том, что он обслуживает присвоение максимальной прибыли.

Во-первых, кредит способствует получению максимальной прибыли путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны. Капиталистические монополии используют получаемые ими от банков кредитные ресурсы в целях расширения и “рационализации” своих предприятий, а это сопровождается бешеной интенсификацией труда, ростом безработицы и падением реальной заработной платы. Тем самым кредит является фактором усиления эксплуатации рабочего класса и увеличения за счет этой эксплуатации прибылей монополий.

Кредит используется монополиями также для своего обогащения за счет разорения мелких товаропроизводителей. Пользуясь своими связями с банками, промышленные монополии обеспечивают себе получение львиной доли кредитов, мелкие же производители лишаются кредита, что ухудшает их позиции в конкурентной борьбе и способствует их экспроприации.

Во-вторых, кредит играет важную роль в закабалении и систематическом ограблении монополиями народов других стран, в особенности отсталых. Это будет подробнее выяснено при рассмотрении международного кредита (см. главу VIII).

В-третьих, кредит способствует также извлечению максимальной прибыли путем войн и милитаризации народного хозяйства. Так, государственный кредит в капиталистических странах непосредственно служит делу финансирования вооружений и войн, поскольку средства, мобилизованные путем выпуска займов, империалистические державы затрачивают главным образом на вооружения и войны, причем подавляющая часть высокоприбыльных военных заказов достается монополиям. Той же цели в значительной мере служит и банковский кредит, ибо большая доля ресурсов банков в капиталистических странах направляется на финансирование военных расходов буржуазных государств, а также на кредитование монополий военной промышленности.

Итак, капиталистический кредит, будучи подчинен требованиям основного экономического закона современного капитализма, играет активную роль в обеспечении монополиям максимальной прибыли.

Роль кредита в обеспечении максимальной прибыли не противоречит рассмотренной ранее функции кредита, заключающейся в уравнении нормы прибыли. Было бы неверно считать, что с возникновением закона максимальной прибыли утрачивает всякую силу закон средней нормы прибыли. В. И. Ленин неоднократно указывал на то, что монополистический капитализм есть надстройка над старым капитализмом и что монополии отнюдь не уничтожают конкуренцию. И в эпоху монополистического капитализма имеет место не только внутриотраслевая, но также межотраслевая конкуренция и перелив капиталов. Поэтому нормы прибыли немонополизированных предприятий в различных отраслях промышленности имеют тенденцию к уравнению между собой; аналогичную тенденцию имеют и нормы прибыли монополий в различных отраслях промышленности.

Поскольку закон максимальной прибыли не ликвидирует закона средней прибыли, постольку и новая роль кредита как орудия обеспечения максимальной прибыли не ликвидирует прежней роли кредита как орудия уравнения норм прибыли в различных отраслях капиталистического производства.

Обслуживая капиталистический процесс воспроизводства и ускоряя развитие производительных сил, кредит вместе с тем является важным фактором обострения присущих капитализму противоречий.

Прежде всего кредит развивает и обостряет основное противоречие капитализма - противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения результатов производства. Он ведет к этому, ибо, ускоряя концентрацию и централизацию капитала, кредит усиливает капиталистическое обобществление производства и вместе с тем способствует сосредоточению все большей доли общественного богатства в руках все меньшей кучки капиталистических магнатов.

Далее, кредит способствует усилению эксплуатации рабочего класса, а тем самым и обострению классового антагонизма между трудом и капиталом. Кредит ведет к усилению эксплуатации наемных рабочих капиталистами не только косвенно-через усиление процессов концентрации и централизации капитала, вызывающих повышение степени эксплуатации,-но и непосредственно. Так как рабочие продают свою рабочую силу капиталистам в кредит и получают заработную плату лишь по истечении определенного времени их работы, то и они сами часто вынуждены в свою очередь покупать предметы потребления в кредит у капиталистов, последние же используют это для повышения цен на свои товары. Таким образом, через механизм кредита и торговли рабочие подвергаются дополнительной, вторичной эксплуатации, помимо той эксплуатации, которая имеет место в самом процессе капиталистического производства.

Роль кредита в развитии противоречий капитализма выражается также в том, что кредит способствует обострению экономических кризисов, хотя он и не является причиной, порождающей кризисы.

Во-первых, кредит форсирует перепроизводство товаров. Ставя на службу капиталистическому производству все свободные денежные капиталы и сбережения, кредит содействует скачкообразному расширению производства в периоды промышленного подъема и выходу его за узкие рамки потребления, обусловленные нищетой трудящихся масс при капитализме.

Во-вторых, кредит усиливает непропорциональность развития различных отраслей капиталистического производства. В частности, он способствует непропорционально быстрому росту производства средств производства, поскольку именно эта сфера в периоды промышленного подъема привлекает к себе наибольшую массу денежных капиталов путем широкого использования банковских ссуд, а также выпуска акций и облигаций.

В-третьих, кредит стимулирует спекуляцию. С его помощью спекулянты и аферисты получают возможность организовывать дутые предприятия и расширять их, не считаясь с действительным платежеспособным спросом общества на товары.

В-четвертых, кредит создает фиктивный спрос на товары и тем самым, с одной стороны, маскирует перепроизводство, а с другой - усиливает его. В периоды подъема, когда капиталисты покупают товары друг у друга в значительной мере в кредит, фиктивный спрос, основанный на кредите, до поры до времени маскирует отсутствие действительного платежеспособного спроса на товары и поддерживает видимость “высокой конъюнктуры”. Но тем самым кредит дает толчок дальнейшему росту производства даже тогда, когда избыток товаров уже имеет место в скрытой форме. Следовательно, кредит усиливает перепроизводство и обостряет кризисы.

Кредитная экспансия форсирует перепроизводство и способствует назреванию кризисов, хотя отнюдь не является их причиной. Во время промышленного подъема кредитная надстройка колоссально разбухает, причем расширение кредита значительно превосходит рост производства.

Например, в Германии за 5 лет, предшествовавших кризису 1900 г., индекс промышленной продукции увеличился на 42%, а вексельный портфель важнейших коммерческих банков возрос на 107%; в США за 5 лет, предшествовавших кризису 1907 г., индекс промышленной продукции увеличился да 28%, а учетно-ссудные операции и инвестиции банков-на 50%.

Таким образом, в ходе промышленного подъема все более усиливается несоответствие между кредитной надстройкой и производственным базисом, на котором она покоится. Периодические кризисы перепроизводства порождают периодические денежно-кредитные кризисы, которые ведут к насильственной ликвидации большой части долговых обязательств, резкому сокращению кредита и приведению непомерно разбухшей кредитной надстройки в соответствие с производственным базисом.

В сфере коммерческого кредита кризис выражается: 1) в насильственной ликвидации старых долговых обязательств в результате массовых банкротств; 2) в резком сокращении коммерческого кредита как вследствие упадка производства и товарооборота, так и потому, что в условиях массовой неплатежеспособности капиталисты отказываются продавать свои товары в кредит.

В области банкирского кредита главные формы проявления кризиса таковы: 1) иммобилизация банковских ресурсов; 2) насильственная ликвидация части банковских кредитов; 3) острый недостаток ссудного капитала и резкое повышение нормы процента; 4) массовое изъятие вкладов из банков; 5) массовые крахи банков.

Иммобилизация банковских ресурсов объясняется тем, что во время кризиса, когда масса товаров не реализуется, заемщики лишены возможности своевременно погашать полученные от банков ссуды.

Насильственная ликвидация части банковских кредитов происходит в результате массовых банкротств заемщиков. Как ликвидация значительной части старых долговых обязательств по коммерческому кредиту, так и ликвидация части банковских кредитов означают резкое сужение кредитной надстройки, непомерно разбухшей в предкризисный период.

Острый недостаток ссудного капитала и резкое повышение нормы процента обусловлены потрясением кредита и всеобщей погоней за наличными деньгами, как уже было объяснено выше (см. §2).

Массовое изъятие вкладов из банков также является результатом всеобщей погони за наличными деньгами, чему в особенности способствуют опасения вкладчиков потерять свои средства в случае краха банков. Достаточно банкротства нескольких банков, чтобы вкладчиков обуяла паника и они устремились в другие банки изымать вклады.

Наконец, массовые крахи банков объясняются тем, что в период кризиса обратный приток денег в банки сокращается вследствие неплатежеспособности заемщиков, а в то же самое время вкладчики начинают внезапно и в массовых масштабах изымать вклады.

Характерным примером может служить кризис 1907 г. в США. После того как в результате натиска вкладчиков, изъявших в течение нескольких часов 8 млн. долл., обанкротился крупный нью-йоркский банк - Никерброкерская трест-компания, начались всеобщая паника и массовое истребование вкладов из банков. В результате этого в 1907-1908 гг. обанкротилось 243 банка против 53 в 1906 г.

Кризисы отражаются и на состоянии денежного обращения. Во время кризисов возникает чрезвычайный спрос на деньги как платежное средство и сокровище, возможности же удовлетворения этого спроса ограничены вследствие массовых крахов банков и сокращения банковского кредита. Поэтому обнаруживается денежный голод. Первоначально чрезвычайный спрос предъявляется и на металлические деньги и на банкноты, но по мере дальнейшего развития кризиса возникает погоня за золотом как мировыми деньгами и сокровищем: капиталисты начинают изымать золото из эмиссионных банков как для вывоза его за границу, так и для тезаврации внутри страны. Это вызывает сокращение золотых запасов эмиссионных банков, что ставит под угрозу размен банкнот на золото.

Денежно-кредитные кризисы, будучи следствием промышленных кризисов, в свою очередь усиливают и обостряют последние. Так, резкое сокращение кредита, вызванное кризисом перепроизводства, вынуждает капиталистов еще более сокращать производство, а также форсировать продажу товаров, что ускоряет и усиливает падение цен. Крахи банков, обусловленные банкротствами промышленных и торговых предприятий, порождают новую волну коммерческих банкротств, так как ведут к потере вкладчиками-предпринимателями денежных капиталов.

Денежно-кредитные кризисы способствуют усилению обнищания рабочего класса. Отчасти рабочие страдают от них непосредственно, ибо в результате банковских крахов лишаются и тех скудных сбережений, которые они отложили “на черный день”; главным же образом денежно-кредитные кризисы отражаются на рабочем классе косвенно, поскольку они способствуют обострению экономических кризисов, порождающих рост безработицы и нищеты.

Денежно-кредитные кризисы ускоряют экспроприацию мелкой и средней буржуазии и усиливают централизацию капитала. Банковские крахи особенно тяжело отражаются на мелких вкладчиках, лишающихся последних средств; резкое падение курсов акций и облигаций также сильнее всего сказывается на мелких держателях ценных бумаг. Что же касается крупных капиталистов, то они используют кризисы для скупки за бесценок обанкротившихся предприятий, а также ценных бумаг. Кризисы дают толчок росту удельного веса крупных предприятий в промышленности и банковом деле.

Кроме циклических денежно-кредитных кризисов, которые порождаются периодическими кризисами перепроизводства и развиваются на их основе, происходят и специальные денежно-кредитные кризисы, возникающие в силу чрезвычайных экономических и политических событий, как, например, неурожаи, войны и т.п. Эти денежно-кредитные кризисы не имеют периодического характера и проявляются большей частью в отдельных звеньях денежно-кредитной системы.

Из всего изложенного выше видно, что кредит, обслуживая и ускоряя рост капиталистического производства, вместе с тем содействует обострению кризисов и что сама денежно-кредитная система капитализма также подвержена кризисам.

Кредит не только способствует развитию капитализма и его противоречий, но вместе с тем служит одним из факторов в подготовке материальных предпосылок для социализма. Важнейшей материальной предпосылкой социализма является крупная машинная индустрия, достигшая высокой степени концентрации. Кредит, ускоряя развитие производительных сил капитализма и рост крупной машинной индустрии, тем самым способствует подготовке материальных предпосылок для перехода от капитализма к социализму. Кроме того, высокоразвитая и широко разветвленная кредитная система является тем аппаратом, который может быть использован после пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата для учета и контроля над производством, обращением и распределением продуктов. Еще Маркс указывал на то, что банковая система послужит мощным рычагом в руках диктатуры пролетариата для осуществления перехода от капитализма к социализму. Эта идея была в дальнейшем развита Лениным.

Практика социалистического строительства в СССР, а также в странах народной демократии блестяще подтвердила мысль Маркса и Ленина о превращении кредитной системы из инструмента буржуазии в орудие диктатуры рабочего класса, используемое для построения социализма.

Итак, кредитная система играет двойственную роль. Она прежде всего обслуживает развитие капиталистического производства, расширяет его масштабы и обостряет все его противоречия. Вместе с тем она содействует созданию материальных предпосылок для перехода от капитализма к социализму, а после установления диктатуры пролетариата становится одним из важных рычагов построения коммунистического общества.