Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Может ли российская сталь конкурировать?

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Российская промышленность претерпела огромные изменения в течение последних 12 лет со времени разрушения экономических структур Советского Союза. Последовавший за этими изменениями экономический кризис стал причиной значительного снижения выпуска промышленной продукции; приватизационные схемы сделали абсолютно непрозрачными отношения собственников и менеджмента; отсутствовал как таковой реальный рынок капитала; криминал угрожал стабильности в промышленности; бартерные сделки пронизывали торговые отношения; персонал предприятий бездействовал в огромных заводах, которые продолжали освещать и отапливать. В конце концов, Россия не выполнила обязательств по государственному долгу в августе 1998, что стерло банковские счета множества фирм, когда рубль обрушился с 6 до 24 рублей за доллар США.

Подобная катастрофическая среда едва ли может рассматриваться, как благоприятная почва для возникновения конкурентоспособной промышленности. Тем не менее, в этот же самый период имели место подающие надежды изменения.

История российской сталелитейной отрасли


Российская сталелитейная отрасль представляла около 50% мощностей по производству стали бывшего Советского Союза. В сочетании с Украиной, производство различных продуктов в отрасли было распределено по крупным заводам в таких городах как Череповец, Магнитогорск, Нижний Тагил, Новокузнецк и Липецк, для удобного доступа к коксующемуся углю Печерского и Кузнецкого бассейнов и железной руды Курского месторождения. Благодаря исторически сложившейся специализации, Украина до сих пор является крупнейшим импортером стали на российский рынок. В 1999 году объем импорта стали из Украины в Россию составил $523 млн., что равняется 48% ввозимой в Россию стали. За Украиной следует Германия с $268 млн.

В 1992 году в России было произведено 67 млн. тонн стали, в отрасли было занято 795 000 человек. В 1999 производство сократилось до 43 млн. тонн, количество работающих сократилось до 680 000 человек. Спад охватил всю российскую экономику и промышленность. К примеру, производство комбайнов в 1998 составило всего 4,8% от уровня 1990 года, выпуск автомобилей сократился вдвое, и, что важно, значительно сократились затраты на ВПК. В большей степени все это произошло потому, что быстро разрушенные механизмы плановой экономики не были заменены рыночной инфраструктурой, которую мог бы использовать бизнес. Большую часть прошедшего десятилетия в российской сталелитейной отрасли заняло появление настоящего частного сектора. Этот сектор сегодня состоит из неплохо управляемых бизнесов, активно решающих стратегические задачи, стоящие перед отраслью.

В 1992 году в России было произведено 67 млн. тонн стали, в отрасли было занято 795 000 человек. В 1999 производство сократилось до 43 млн. тонн, количество работающих сократилось до 680 000 человек. Спад охватил всю российскую экономику и промышленность. К примеру, производство комбайнов в 1998 составило всего 4,8% от уровня 1990 года, выпуск автомобилей сократился вдвое, и, что важно, значительно сократились затраты на ВПК. В большей степени все это произошло потому, что быстро разрушенные механизмы плановой экономики не были заменены рыночной инфраструктурой, которую мог бы использовать бизнес. Большую часть прошедшего десятилетия в российской сталелитейной отрасли заняло появление настоящего частного сектора. Этот сектор сегодня состоит из неплохо управляемых бизнесов, активно решающих стратегические задачи, стоящие перед отраслью.

Новое поколение российских менеджеров сменило в промышленности гвардию "красных директоров". Этот новый вид менеджмента заметно отличается от своих предшественников - свободно владеет английским и другими языками, обучался в ведущих бизнес-школах, работает с международными консультантами, развивает более эффективные бизнесы, успешно выходит на международные рынки.

И российская сталелитейная промышленность один из лучших примеров этих изменений. Менеджмент Северстали, Новолипецка и ЕвразХолдинга обновили производство, провели кампанию по расширению экспорта продукции, которая была поддержана девальвацией рубля.

Российская сталь - экспортная отрасль

Большим шоком для отрасли было падение рубля в августе 1998 с 6 до 24 рублей за доллар США. Далее девальвация шла не так резко к 31 рублей за доллар. Но это, очевидно, дало отрасли преимущества во внешней торговле, которые были незамедлительно использованы. Объем экспорта на рынки ЕС, Тайваня, Китая и США составил $5,7 млрд.

Девальвация позволила экспорту вырасти почти на 50% в долларовом выражении. В то же время импорт оставался на том же уровне, благодаря равноценной девальвации украинской валюты, главного импортера, и неэластичному характеру спроса на определенные виды немецкой стали. Дешевая российская сталь, таким образом, наводнила США, Юго-Восточную Азию и европейские рынки, вызвав ответную реакцию:

· в 1998 более 50 антидемпинговых расследований были начаты против российской стали; затраты российских производителей оценивались на основе более высоких вмененных затрат турецкой и бразильской сталелитейных отраслей, так как Россия не обладала статусом страны с рыночной экономикой

· в феврале 1999 Северсталь заключила пятилетнее соглашение об ограничении российского экспорта на рынок США (520 000 тоннами холоднокатаной стали, 385 000 тоннами полуобработанной стали, 65 000 тоннами оцинкованных листов и т.д.) и соблюдении ценового режима

· в ноябре 2001 на заседании OCED было предложено сокращение мирового производства стали на 90 млн. тонн, в рамках этого соглашения Россия сократила производство на 10 млн. тонн

· в ноябре 2001 на заседании OCED было предложено сокращение мирового производства стали на 90 млн. тонн, в рамках этого соглашения Россия сократила производство на 10 млн. тонн

· в декабре 2001 ЕС сохранило размер импортных квот для России в 816 000 тонн, но включило в них 450 000 тонн борсодержащих сплавов, до того освобожденных от квотирования; от введения этого шага общие потери в продажах крупнейших поставщиков (Северсталь, Магнитогорск и Новолипецк) были оценены в $80 млн.

· в марте 2002 Президент США, в соответствии со статьей 201 Закона о торговле на основании требований представителей американской сталелитейной отрасли, ввел 30%-е тарифы на слябы сверх квоты 4,5 млн. тонн в 2000 году, 30% на холоднокатаные плиты, листы с покрытием и горячекатаный брус, 15% на нержавеющий брус и конструкционный прут и 13% на определенные автомобильные детали.

Внешние рынки к этому времени стали ключевыми для российской сталелитейной отрасли, составив 60% выпуска. Это сделало значимыми для отрасли все дела, связанные с квотами и тарифами. В настоящее время импорт стали в Россию в большей степени из Украины и Германии облагается в среднем тарифом в 8%. Экспорт стальных отходов, тем временем, облагается налогом в 15%, отмена которого по расчетам добавит около 25% к затратам на сырье в российской сталелитейной отрасли. Текущие переговоры с ЕС, как предполагается, снизят этот налог, который снизит затраты на сырье для европейской сталелитейной отрасли, в обмен на лучшие условия для импорта российских борсодержащих сплавов стали в ЕС. Российское правительство выигрывает от этого импорта и экспортных тарифов на стальные отходы около $230 млн. ежегодно. Это представляет другое сильное препятствие на пути к свободной торговле. В общем, ожидания заключаются в том, что экспорт российской стали в долгосрочной перспективе может стабилизироваться на уровне 20-22 тонн в среднем за год, в большей степени на рынках Юго-Восточной Азии, чем на рынке США.

Российская сталь выжила и стала сильнее во времена кризиса, но сможет ли эта отрасль конкурировать в условиях членства России в ВТО и введения американских тарифов на ввоз стали?
Выжив и окрепнув во время недавних проблем, отрасль сейчас стоит перед вопросом о дальнейшем пути развития в свете двух основных факторов - перспективы вступления России в ВТО, а также прямых и косвенных последствий применения тарифов 201-й стати Закона о торговле США. Российские промышленники по-разному оценивают эффект от вступления России в ВТО. Оценки разнятся от устрашающих предсказаний Александра Ушакова из Союза Промышленников о том, что две трети российской промышленности окажется в глубоком кризисе и 30 миллионов рабочих станут безработными, до Алексея Мордашева из Северстали, который является ведущим сторонником вступления в ВТО. Более умеренная позиция алюминиевого и автомобильного бизнесмена Олега Дерипаски указывает на особую уязвимость российской автомобильной промышленности от неконтролируемого импорта автомобилей. Согласно же точки зрения Кахи Бендукидзе из Объединенных Машиностроительных Заводов, Россия лишь потеряет отрасли, которые не стоит сохранять.

Российская сталелитейная промышленность конкурирует на основе низкой производительности труда и низких затрат на факторы производства - является ли это устойчивой формулой успеха?
Во-первых, за последние годы в отрасли были проведены значительные изменения.

Отрасль сегодня

Выпуск стали вырос до 51 млн. тонн в год и использование мощностей приближается к 100% на крупнейших заводах отрасли. Это делает Россию четвертой крупнейшей сталелитейной отраслью в мире после Китая, Японии и США. Технологии переключились от преимущественного использования мартеновских печей к конверторным, доля непрерывного литья в выпуске продолжает расти. 70% выпуска соответствует международным стандартам качества. Инвестиции направлены в улучшение окружающей среды. Непрофильные активы реструктурируются.

Во-вторых, от массивного экспортоориентированного маркетинга отрасль сегодня, вероятно, движется обратно к внутреннему рынку по мере того, как зарубежные рынки становятся все более сложными.

Обратно к внутреннему рынку

Кризис мирового рынка стали заставил российскую промышленность сфокусироваться на внутреннем рынке, который восстанавливается от опустошения принесенного сменой систем. Выпуск российских автомобилей сегодня приближается к одному миллиону штук в год. Улучшения качества, достигнутые сталелитейной отраслью, привели к тому, что АвтоВаз больше не импортирует холоднокатаный лист, а полностью удовлетворяет свои потребности в этом виде продукции на внутреннем рынке.

Внутренний спрос на арматуру усилился в связи с бумом, который переживает строительство. Спрос на трубы обслуживается такими заводами как ТМК, Северский и Волжский, работающими на полную мощность на поставки Газпрому и на другие проекты по строительству трубопроводов. По мере становления и укрепления местного рынка, в отрасли создаются сети дистрибуции похожие на те, что работают на западных рынках. Согласно прогнозам внутренний спрос может возрасти с 22 млн. тонн в 2000, что, в свою очередь, было на 40% выше спроса в 1998 году, до 27 млн. тонн - в 2005 и 33 млн. тонн - в 2010. Потребление стали на душу населения в России значительно ниже, чем в развитых экономиках, много ниже и доля продукции с высокой добавленной стоимостью. Что также дает пищу для оптимистических прогнозов развития спроса.

Вступление России в ВТО не представляет угрозы со стороны импорта для рынков продукции отрасли с низкой добавленной стоимостью, где основными потребителями являются автомобильная промышленность и машиностроение. Автомобилестроению же угрожает в большей степени импорт подержанных автомобилей, чем импорт новых, так как первые находятся в одной ценовой нише с новыми российскими автомобилями. Около 150 000 подержанных автомобилей и 45 000 новых импортируется в Россию ежегодно. Это количество составляет 20% и дальнейшее открытие рынка повлияет на спрос на продукцию сталелитейной отрасли со стороны производителей автомобилей - АВТОВАЗа и ГАЗа. По этой причине российское правительство недавно ввело заградительные импортные тарифы на импорт подержанных автомобилей.

Вступление России в ВТО не представляет угрозы со стороны импорта для рынков продукции отрасли с низкой добавленной стоимостью, где основными потребителями являются автомобильная промышленность и машиностроение. Автомобилестроению же угрожает в большей степени импорт подержанных автомобилей, чем импорт новых, так как первые находятся в одной ценовой нише с новыми российскими автомобилями. Около 150 000 подержанных автомобилей и 45 000 новых импортируется в Россию ежегодно. Это количество составляет 20% и дальнейшее открытие рынка повлияет на спрос на продукцию сталелитейной отрасли со стороны производителей автомобилей - АВТОВАЗа и ГАЗа. По этой причине российское правительство недавно ввело заградительные импортные тарифы на импорт подержанных автомобилей.

Но и внутренний рынок, в той же мере, что и внешний, будет определяться конкурентоспособным соотношением цены-качества. Это возвращает нас к начальному вопросу о том, сможет ли российская сталь конкурировать на основе формулы "низкая производительность - низкие цены на ресурсы"?

Точка перелома

Настоящей переломной точкой для российской сталелитейной промышленности является то, что ее сегодняшняя конкурентоспособность зависит от сочетания низкой производительности и низких цен на ресурсы и наличия заводов, унаследованных у Советской эры по неоправданно низкой цене или вообще даром. Потребляя больше труда, энергии, сырья на тонну стали, чем международные конкуренты, российские производители в среднем платят меньше за единицу используемых ресурсов. Это - временное и неустойчивое конкурентное преимущество. Российские стандарты жизни будут расти по мере увеличения производительности, что, приведет, соответственно, к росту заработной платы; затраты на уголь, руду и электричество в российской экономике растут уже сегодня. Отрасль, по большей части, в принципе поддерживает предполагаемое вступление России в ВТО, потому что оно предоставит основу для урегулирования многих антидемпинговых разбирательств, с которыми сталкивается отрасль, а также предоставит статус рыночной экономики, следовательно, в антидемпинговых расчетах будут исчисляться реальные затраты российских производителей, а не более высокие вмененные турецкие.

Как бы то ни было, работая на внешних рынках, российские производители соперничают с конкурентами, которые много инвестировали в последние 25 лет в повышение производительности, перешли на 100% на непрерывное литье. Прошло повышение эффективности потребления энергии в США при производстве тонких слябов. Конкуренты развивают производство тонкой полосы. С огромной скоростью возводятся заводы по производству прута в Азии. На мощностях этих "продвинутых" заводов достигаются очень низкие затраты на единицу выпускаемой продукции. Поэтому российская промышленность рассчитывает на конкурентные преимущества от географической изолированности страны и связанными с этим высокими транспортными издержками на внутреннем рынке. Однако, в равной степени российская сталь должна стать конкурентоспособной на тех международных рынках, где это возможно.

Фактические и потенциальные шаги по развитию конкурентоспособности включают в себя Политическое лоббирование

Российская сталелитейная отрасль рассматривает членство в ВТО как важную основу для того, чтобы быть иметь возможность обжаловать применение тарифов в соответствии с 201-й статьей Закона о торговли США и защитить себя от антидемпинговых расследований. Кроме того, в некоторых отраслях есть давление на российское правительство с целью защитить автомобильную промышленность от импорта подержанных автомобилей, а также защитить российскую сталь от низких цен на украинскую и казахскую сталь.

Реструктуризация и консолидация отрасли

Структура отрасли меняется сегодня в рамках вертикальной и горизонтальной интеграции. В советской экономике вертикальная интеграция промышленности была доминирующей формой организации, обеспечивающей безопасность поставок и обеспеченный спрос. Таким образом, каждый завод чаще имел свой собственный литейный цех, чем закупал продукцию у специализированного поставщика литья и поковок. Результатом такой вертикальной интеграции стала монополия внутренних поставщиков, отсутствие стимулов для достижения конкурентоспособного соотношения цены-качества, а фрагментация, скажем, производства литья мешала развитию новых технологий для высококачественного тонкостенного и высокоточного литья.

Сталелитейная отрасль сейчас сконцентрирована в руках трех фирм, которые занимают 70% рынка. Горизонтальная концентрация растет, к примеру, ЕвразХолдинг объединяет Нижнетагильский, Западносибирский и Кузнецкий КМК, одновременно образуя альянс с Новолипецким, и это, - несмотря на то, что эти операторы не могут кооперироваться между собой в оперативной производственной деятельности, так как производят различные продукты.

В стратегиях же по вертикальной интеграции существуют существенные различия. С одной стороны, - Северсталь, концентрирующаяся на обеспечении поставок коксующегося угля под угрозой враждебных действий алюминиевой отрасли по приобретению доли в сталелитейной отрасли через захват поставщиков коксующегося угля. Северсталь движется в начальные переделы, покупая месторождения коксующегося угля, в то же время интегрирует конечные переделы, покупая Коломенский завод, Ульяновский Автомобильный Завод и Заволжский Моторный Завод. Тем временем, противоположной более сфокусированной стратегии придерживается Новолипецкий меткомбинат, продав свой Завод холодильников "Стинол" итальянской Merloni за $119 млн., которые были направлены на капитализацию основного бизнеса.

Инвестиции в отрасли

В отрасли реализуются и планируются крупные инвестиционные программы. Новолипецк имеет пятилетнюю инвестиционную программу в $1,1 млрд., Запсиб - $850 млн. на 10 лет. В этих программах запланированы обновление существующих заводов и создание новых мощностей, например, для производства проката с цинковым покрытием, нанесенным методом горячего погружения - Северсталь уже имеет подобный альянс с Usinor.

Чтобы достичь успеха в будущем, отрасли необходимы:

дальнейшие инвестиции в модернизацию заводов, повышение производительности, повышение точности и качества, расширение ассортимента продукции, который бы включал продукты с большей добавленной стоимостью, например, холоднокатаные, гальванизированные продукты, продукты с покрытиями и определенной ориентацией зерна, а также инвестиции в проекты по улучшению окружающей среды
внешние источники финансирования для дополнения внутренних ресурсов для финансирования инвестиционных программ
переход от оппортунистических продаж "всего, что есть" на любой рынок, который купит, к целевым внутренним и внешним продуктово-рыночным стратегиям, где производитель сможет создать конкурентные преимущества в целевой нише
дальнейшая консолидация внутри российской промышленности и закрытие неэффективных мощностей
дальнейшие альянсы с международными партнерами в сталелитейной отрасли

Джефф Крокер, ведущий консультант Technology Market Strategies. Автор статьи работает со многими отраслями российской промышленности с 1990 года. С г-ном Крокером можно связаться по электронной почте geoff.crocker@3wa.co.uk