Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Утро в лесу.

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

В лесной промышленности нет "олигархов". Поэтому здесь пока нет и масштабных инвестиций. Впрочем, деньги на модернизацию отрасли найдутся - причем на внутреннем рынке, считает президент Ассоциации региональных лесопромышленников Сергей ГРУЩАК.

Сергей Грущак: Лесная промышленность - это, безусловно, одна из экспортно-ориентированных отраслей российской экономики. Однако проблема в том, что сегодня весь "лесной" экспорт устроен довольно примитивно: компании заготавливают лес по берегам рек, где есть удобная транспортная инфраструктура, вывозят, получают неплохие доходы, но прибыль инвестируют снова в заготовку. Причем основная составляющая экспорта - это круглый лес. То есть наиболее дешевая продукция. Тогда как чем выше уровень внутренней переработки, тем выгоднее экспорт. Тенденции инвестирования в более глубокую переработку уже реально просматриваются, однако пока они крайне слабы.

"П. ": В чем проблема?

С. Г. : На самом деле, масштабные инвестиции под силу лишь крупным структурам. В лесной промышленности пока нет "олигархов". Одна из причин - неблагоприятная налоговая ситуация и сильно развитое "местничество". Ведь большинство предприятий - это региональные, "приближенные" к областным чиновникам небольшие структуры. Им значительно проще и выгоднее продавать кругляк на экспорт, причем, как правило, по "серым" схемам. Собственных ресурсов для инвестирования в глубокую переработку у них нет, а пускать стороннего инвестора в свою вотчину никто не спешит. Однако формирование вертикально интегрированных холдингов, объединяющих сырьевиков и переработчиков различного уровня, все равно идет, и за ними будущее.

"П. ": Вы говорите об экспорте продукции глубокого передела. Что именно вы имеете в виду и пустят ли такую продукцию на внешние рынки?

С. Г. : Я имею в виду прежде всего конечный продукт, в том числе продукцию деревообработки: плиты, мебельный щит, фанеру, мебель. Безусловно, чем выше передел, тем сложнее экспорт. Понятно, что на мировом рынке конкуренция в этом секторе острая и пускать туда российскую продукцию высокого передела, например мебель, будут с меньшей охотой, чем круглый лес или сухую доску. Однако сейчас масса европейских, в частности немецких, предприятий работают на пределе рентабельности. Случаются и банкротства. Ряд работающих предприятий продаются. И, кстати, покупают их российские компании. Сегодня интерес к таким предложениям есть и у нас.

"П. ": То есть наш капитал инвестируется за рубеж?

С. Г. : Нет, предприятия покупаются "на вывоз". Их демонтируют и оборудование целиком перевозят в Россию. Ведь у нас, в отличие от той же Германии, условия для организации производства более благоприятные: есть готовые площади и инфраструктура. Более дешевое сырье, рабочая сила, энергоресурсы. То есть наша продукция по определению имеет значительный запас "выживаемости" на западном рынке, необходимо только достичь соответствующего качества. Поэтому нет сомнений, что в ближайшие 2 - 3 года наш экспорт может и должен стать более технологичным. Конечно, все это возможно лишь при участии государства, которое должно внятно сформулировать свою политику в этой области и реально поддерживать отечественного производителя;

"П. ": В чем это должно выражаться?

С. Г. : Я не буду говорить о банальных вещах - оптимизации налогообложения, необходимости улучшения инвестиционного климата и т. п. Не секрет, что работать "в белую" в России сейчас очень сложно не только в нашей отрасли. Надеюсь, ситуация будет быстро меняться. Однако есть и ряд куда более важных вещей.

Глубокая переработка: производство качественной бумаги, мебельного щита, фанеры, собственно мебели - это прежде всего оборудование и технологии. В России, к сожалению, современное оборудование, способное обеспечить необходимое качество конечного продукта, не производится. Поэтому снижение ввозных пошлин на импортное оборудование и технологии - важнейший элемент развития рынка.

"П. ": Насколько перспективна работа на внутреннем рынке?

С. Г. : В ряде случаев продавать продукцию на внутреннем рынке сейчас выгоднее, чем отправлять на экспорт. Например, плиты ДСП и МДФ у нас стоят несколько дороже, чем на Западе. Проблема в том, что за экспортные поставки платят стабильнее. К сожалению, российские предприятия не всегда рассчитываются (по крайней мере, сразу и живыми деньгами). Тем не менее очевидно, что внутренний рынок имеет огромные перспективы, которые, кстати, будут развиваться вместе с развитием самой отрасли.

"П. ": В чем именно заключаются эти перспективы?

С. Г. : Например, наши предприятия, которые производят мебель, сейчас просто не в состоянии удовлетворить все заказы. Там стоит реальная очередь. То есть спрос на недорогую, но качественную мебель огромен. Чтобы его удовлетворить, опять же нужны инвестиции в современное оборудование и технологии. Соответственно дефицитен и рынок полуфабрикатов для мебельной промышленности - плиты, шпон, текстура и т. д.

Перспективен и рынок бумаги, особенно качественной. С конца 80-х в стране не было запущено ни одно новое бумажное производство. Надеюсь, и эта сфера оживится, хотя масштаб требуемых инвестиций здесь гораздо значительнее, чем в деревообработке.

Однако подвижки есть и здесь. К примеру, в конце года на Сокольском ЦБК (в Вологодской области) запускается бумагоделательная машина общей стоимостью около $38 млн. , которая будет выпускать целую гамму различных видов бумаги плотностью от 55 до 120 граммов.

В течение следующего года на предприятии планируется запуск современной технологии отбелки. После этого Сокольский ЦБК будет способен производить действительно качественную бумагу, в том числе для полиграфии. То есть при нормальной инвестиционной ситуации у России есть все шансы начать производить все необходимые виды высококачественной бумаги, которые сейчас экспортируются, например, из Финляндии.

Профиль (Москва)