Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Сложные отношения столиц

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

В российской федеральной политике сегодня доминируют выходцы из Питера, но на отношении к проблемам города это не отражается. Единственным настоящим лоббистом интересов Петербурга в Москве, по мнению губернатора Владимира Яковлева, остается Владимир Путин

Губернатору Яковлеву сегодня приходится нелегко. Его систематически и жестко критикуют СМИ, вопрос о возможности выдвижения на третий срок (к которому Яковлев определенно стремится) "подвешен", непонятно, кто, где и когда должен принять соответствующее решение. Согласно данным исследовательской корпорации RMC, политический рейтинг Яковлева остается достаточно высоким (если бы выборы главы исполнительной власти Петербурга проходили сейчас, за него проголосовало бы около половины избирателей). Однако и здесь наметились определенные ухудшения: если действующего губернатора по-прежнему поддерживает старшее поколение и - неожиданно - молодежь призывного возраста, то люди среднего возраста и среднего класса (в самом широком его понимании), люди, на которых, собственно говоря, и держится городская экономика, отказывают Яковлеву в доверии.

Эту ситуацию можно объяснять по-разному, но одна из гипотез сводится к следующему: Яковлев (как, впрочем, и большинство его российских коллег по губернаторскому цеху) руководит не всем городом, а лишь той его частью, которая так или иначе связана с бюджетом. Другим городом, гражданским Петербургом, городом частных инициатив, в силу его малой электоральной привлекательности, хозяин Смольного долго пренебрегал. Тем временем город этот набрал силу, а горожан, которые не чувствуют себя чем-либо обязанными губернатору и не желают особенно вникать в проблемы городского хозяйства, стало уже немало и становится все больше. Видимо, обе эти позиции ошибочны и чреваты проблемами.

Об острых проблемах Петербурга и его губернатора корреспондент "Эксперта" побеседовал с Владимиром Яковлевым.

- Владимир Анатольевич, начнем с вопроса, который интересует многих приезжающих в Петербург. Первая реакция у людей, особенно москвичей, такая: город неухожен. По крайней мере с Москвой контраст разительный. Считаете ли вы, что такой разрыв есть, и если да, то как его преодолеть?

- Объективно контраст есть, и здесь надо по-хорошему завидовать Москве. Да если бы еще и Москва, где находятся президент, правительство и все федеральные структуры власти, была бы неухоженная, то о чем вообще говорить? При этом если чуть-чуть подальше от центра Москвы отъехать, то увидишь все, что положено большому европейскому городу - есть хорошие кварталы и есть плохие кварталы. Еще раз повторю: я Москве по-доброму завидую. Могу сказать, что если бы у нас было времени чуть побольше... Мы с девяносто шестого года все-таки сделали очень много и по благоустройству дорог, и по ремонту фасадов, но вот если бы с девяностого года за все это уцепиться, то много больше можно было бы сделать.

А то, что говорят москвичи, давайте отнесем это к московскому духу. Москва всегда с пренебрежением относилась ко всем. Я стараюсь ездить туда пореже. Удивляет, что некоторые "петербургские москвичи", приезжая сюда, не могут сравнить то, что было, с тем, что стало. Но я думаю, что через некоторое время они почувствуют.

- "Петербургские москвичи"... Кого вы имеете в виду?

- Владимир Путин, к которому я отношусь как к человеку, который абсолютно адекватно оценивает ситуацию, часто говорит: кто же, если не мы, петербуржцы, находящиеся у власти в Российской Федерации, поможет Санкт-Петербургу? Ведь проблемы Петербурга начались очень давно. Посмотрите, сколько инженерных коммуникаций требуют перекладки, посмотрите, наконец, сколько в городе федеральных объектов - это же министерства, ведомства... Так почему же уважаемые министры не могут привести в порядок свои здания? Вот здание Сената и Синода на берегу Невы, напротив Медного всадника, - если бы мы не обратили внимание, стояло бы обшарпанное. Напротив - Академия художеств, тоже из городского бюджета финансировали ремонт. А как бы выглядело здание университета, здание Академии наук? Мы можем перечислить десятки федеральных объектов, которым реально помогали мы из своего городского бюджета, а не наоборот. Ведь тот, кто приезжает в город, не различает, федеральный это объект или городской.

- Но не все петербуржцы ведут себя, как Путин?

- Да, президент старается помочь, объективно - он включил в программу строительства кольцевую автодорогу. Но препятствуют развитию КАД тоже петербуржцы, объясняя, что у Министерства финансов нет денег.

- Вы имеете в виду Алексея Кудрина?

- Это все люди, которые у нас работали, - и Греф, и Кудрин, это люди, которые прекрасно понимают ситуацию, знают экономику Петербурга. Вот у Минэкономики не хватает смелости "включить" КАД на полную катушку. Еще посмотрите: сегодня идет перетягивание налогов в сторону федерального бюджета, и кто это делает? Наши, питерцы. Министр финансов Кудрин, министр экономики Греф. Для чего они делают? Вот прикиньте: в прошлом году мы потеряли одиннадцать миллиардов, в этом году теряем восемь в счет перераспределения акцизов.

- Речь идет о табачных акцизах?

- В том числе табачные. Что они, не понимают, что Петербургу надо развиваться? Посмотрите, что делается по другим территориям. До недавнего времени некоторые субъекты федерации, такие как республики Татарстан и Башкортостан, ряд других территорий практически все налоги оставляли себе. Президент принял единственно правильное решение: раз вы субъекты РФ, то налоговая политика должна быть одинаковой. Тем не менее посмотрите: хоть бюджет прошлого года, хоть этого, все равно: трансферты для Татарстана - тридцать шесть процентов, для Башкортостана - двадцать шесть процентов, для Петербурга - полтора. И это при том, что, как я уже сказал, у нас большинство объектов находится под контролем федеральных ведомств.

Между тем Питер всегда играл важную роль во всей политике - мировой, европейской, российской. Петербург двести лет был центром России. И в последний период он играет эту роль, и должен ей соответствовать.

- Может быть, вы преувеличиваете? Нынешний Петербург с политической точки зрения это просто место встреч президента с коллегами из других государств.

- А что, это не новое в нашей политике?

- Да, но получается, что Петербург - не более чем декорация.

- Вообще все кругом является декорацией. Но есть люди, которые двигаются среди декораций, создают фон, создают политику. В принципе можно говорить о духе города, о петербургском духе, здесь есть что-то такое, что воспринимается всеми. Почему в Европе, когда произносится название города, говорят: да, мы знаем, что такое Петербург? Почему Петербург за триста лет своего существования дал столько известных личностей, особенно в духовной жизни? А сколько было сделано в области инженерной мысли, в области науки? Здесь все накапливалось, и это уже умереть не может. А вы знаете, какие таланты есть сегодня в наших университетах? Молодые ребята занимают передовые позиции в разработке новейших компьютерных программ, и это опять же рождается здесь, в Петербурге, и, видимо, это не случайно, видно, здесь место такое.

- Вернемся к деньгам. Москва перетягивает налоговые поступления на себя. Как вы на это реагируете?

- Знаете, кричать здесь бесполезно, тем более что перевес всегда будет у тех субъектов федерации, которые получают подачки из центра, так называемые трансферты. Мы должны пойти другим путем, предлагать реальные крупные программы, чтобы деньги возвращались в город. Кольцевая дорога должна быть построена - это деньги федерального бюджета, но деньги как бы возвращаются в город. Мы доказываем, что надо достроить дамбу, и правительство, получив подтверждение Госдумы, включает работы в бюджет, оформляет кредитную линию на достройку этого важного объекта.

- Ваша администрация предложила дефицитный бюджет на две тысячи третий год. Это что-то новое в российской региональной практике.

- Нет, дефицит в России был во все времена. Мы первые предложили в девяносто седьмом году бездефицитный бюджет. И сделали это потому, что у нас накопились большие долги, с ними надо было рассчитываться, а для этого необходим бездефицитный бюджет. Сегодня параметры городского бюджета позволяют брать кредиты, поэтому на следующий год мы предложили дефицит, создавая при этом специальный инвестиционный фонд, средства из которого будут направлены на осуществление крупных инфраструктурных проектов.

- Поговорим о стратегии развития города, о будущем. Каковы перспективы, насколько далеко вперед вы заглядываете?

- Мы первыми в Восточной Европе разработали "Стратегический план развития города". Мы предложили нашим жителям, ученым, производственникам, чтобы план готовился снизу, а не сверху. Какие конкретно направления? Главное - это наука, она должна развиваться. Следующее - Петербург как транспортный перекресток, морской порт. Когда-то нам говорили: морской порт будет затухать, а мы доказывали, что этого не может быть. И жизнь подтвердила, что порт здесь нужен - перевалка грузов одиннадцать миллионов тонн в девяносто шестом году и тридцать семь миллионов тонн в прошлом, на следующий год опять будет прирост. Значит, правильная была политика.

Так же в числе приоритетных отраслей для города судостроение, машиностроение, энергомашиностроение - эти производства вновь получают заказы, развиваются. Ну и, конечно, Петербург - город образовательный, не случайно здесь сконцентрировано столько вузов, и государственных, и частных. Культура - восемьдесят девять театров и почти двести шестьдесят музеев сосредоточено в нашем городе. Всемирно известные музеи, садово-парковые ансамбли, которые притягивают людей со всего мира. Создавая нормальный психологический климат, мы сможем развивать туризм, который в перспективе станет одной из главных отраслей городской экономики.

- Стратегический план развития города, о котором мы говорим, не является документом, обязательным для выполнения. Может быть, следует создать другой план, директивный?

- Стратегический план действительно не является обязывающим, но это - структурный документ, определяющий развитие всех направлений. На его базе мы уже выстроили не один десяток целевых программ, которые оформлены в виде конкретных законодательных документов. Но при этом должны быть план социально-экономического развития территорий и генеральный план, который определяет застройку нашего города. Все это готовится на базе того документа, который, как вы сказали, является не совсем обязательным документом, но это - основа для всех конкретных документов. Стратегический план консолидирует усилия всех слоев населения, всех партий. Его могут воспринимать, могут не воспринимать, но принимали участие в его создании, повторю, практически все слои.

- Поговорим об отношениях Петербурга с ближайшим соседом - Ленинградской областью. В две тысячи втором году они оценивались наблюдателями как весьма напряженные. Говорили о том, что администрация Петербурга хочет присоединить Ленобласть.

- Начнем с истории, с двадцатых годов, с момента появления Ленинградской области. И у области, и у Ленинграда были свои депутаты и свои бюджеты. И так продолжалось до начала девяностых. Что изменилось сегодня? У области есть свои законодатели и свой бюджет. И у города есть свои законодатели и свой бюджет. Нет только общей надстройки - обкома партии. В принципе хозяйственная самостоятельность была всегда, только Ленинград финансировался через бюджет СССР, а область - через бюджет РСФСР. Но когда надо было помочь области в постройке свинооткормочных комбинатов или птицефабрик, обком партии регулировал процессы.

В принципе сегодня больше самостоятельности и у того, и другого субъекта федерации. Но я, честно говоря, не совсем понимаю такую ситуацию, когда один субъект федерации находится внутри другого субъекта федерации - в частности, все руководство, основные отраслевые комитеты области располагаются в городе, как свой главный адрес выдают Санкт-Петербург, который является как бы лейблом области для привлечения внимания. В то же время существует масса объектов, которые могли бы реально приносить больше доходов и федерации, и городу, и области, если бы мы солидаризировали наши усилия. Но есть какая-то боязнь, что город куда-то что-то перетянет.

Мы ничего не собираемся перетягивать, забирать, но говорим: если мы строим кольцевую дорогу, область должна принимать активное участие. Потому что во многом территория в радиусе ста километров зависит от развития города. Если бы я был в области, я бы активнее сотрудничал с городом. И город давал бы больше для своих друзей из области. Вообще, честно говоря, это все надуманная история. Соперничать нам не в чем, а объединяться все равно придется. Жизнь заставит.

- Вы это обсуждали с губернатором Ленобласти Валерием Сердюковым?

- С Валерием Павловичем мы это обсуждали, и я уверен, что и он на каком-то этапе убедится, что объединяться надо. Сегодня область хочет самостоятельно развиваться и говорит, иногда справедливо, что при объединении нужно равноправие, чтобы не казалось, что одна слабее другой. Но прежде чем обсуждать равноправие, давайте посмотрим на экономические показатели: развитие Петербурга идет более активно, достаточно посмотреть в статистические сборники.

- Напротив, есть мнение, что инвестиционный климат в области лучше, чем в Петербурге, что инвестор приходит в область и ему там всячески помогают, а в Петербурге чиновничество консервативное, косное.

- Я отвечу так: в Петербурге чиновничество и должно быть более консервативным. У Петербурга меньше территорий, они наиболее выгодны для дальнейших перспектив вложений. В области таких территорий побольше, земли сколько хочешь. Насчет инвестиционного климата. Если бы в Ленобласти инвестиционный климат был лучше, если бы там создавалось больше производств, то тогда бы там и зарплата была выше, и реальные доходы на душу населения выше. Тогда можно было бы говорить о высоком кредитном рейтинге области. Пока Петербург впереди. Закончим эту тему на следующем: мы ничего не хотим от области, но мы готовы им помогать.

- Сейчас на федеральном уровне активно продвигается идея о совмещении сроков выборов - президентских, думских, губернаторских. Как вы к этому относитесь?

- Вы поднимите мои выступления четырех-пятилетней давности - я об этом говорил. Ну сколько можно уже кормить компании, которые на этом паразитируют и крепко зарабатывают? Давным-давно надо принять решение проводить все выборы в один срок, чтобы хотя бы три с половиной года люди работали, а не выискивали какие-то точки недоверия у того или иного субъекта, которым занимается та или иная компания. Это было бы абсолютно правильное решение.

- Вы заявили, что хотите баллотироваться на третий срок. Не боитесь молодых конкурентов? Например, выборы в Красноярске показали, что посторонний молодой энергичный человек может потеснить коренного, так сказать, хозяйственника.

- Я бы по-другому поставил вопрос: видимо, кто-то хочет, чтобы просто не состоялись выборы конкретного губернатора на следующий период. В Красноярском крае никто не боялся - там были и местные, и заезжие, и из Москвы, и ближайшие соседи. Ничего здесь страшного нет - равные права, равные возможности.

- Два с половиной года в РФ действует система федеральных округов. Как вы оцениваете опыт окружной системы? Сбылись ли ваши ожидания?

- У меня никаких ожиданий не было. Была задача, которую поставил президент, - привести в порядок все законы субъекта федерации в соответствие с федеральными законами. Я считаю, что эта часть работы выполнена, теперь необходимо выполнять другие поручения президента.

- А чиновники федеральных округов не пытаются принимать участие в местной политике?

- Я думаю, пытаются, потому что всегда это было и всегда будет, пока в городе такое количество федеральных структур.

- Это их самодеятельность или поручение президента?

- Ну, это у них надо спрашивать. В городе семнадцать тысяч чиновников, из них восемь тысяч - федеральных. Надо же им чем-то заниматься.

Интервью взял Константин Мизинчиков

© Эксперт