Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

О частных или «черных» маклерах

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

О частных или «черных» маклерах написано много. Причем большинство публикаций носят резко негативный характер. Складывается впечатление, что «черный» маклер — это, в лучшем случае, непрофессионал, в худшем – откровенный мошенник. Но не все частные маклеры одинаковы. Среди них можно встретить и непрофессионалов, и мошенников. Однако есть и вполне грамотные, компетентные специалисты рынка недвижимости. С таким специалистом мне и удалось поговорить.

Эту жизнерадостную, полную энергии девушку зовут Марина. Уговорить ее на это интервью было довольно непросто, помогло то, что когда-то мы вместе работали над одной сделкой. Я — со стороны агентства, она — частным образом. Кстати, в ходе оформления документов возникла одна проблема, поставившая всю сделку под угрозу, но именно Марина ее «вытянула», сумев найти документы, которые затерялись где-то между ДМЖ и БТИ.

— Марина, расскажите, как вы пришли в этот бизнес и стали частным маклером.

— Все получилось как-то само. Я не думала, что стану частным, «черным», «серым» маклером. Моя работа в недвижимости началась в агентстве. Это было примерно семь лет назад. Финансовых проблем не было, я просто устала от роли домохозяйки. Потом серьезно заболела мама, и мне пришлось в течение полутора лет за ней ухаживать. Естественно, ни с какой работой это не совмещалось. А потом мне вдруг стали звонить люди, которым я помогала решить жилищные проблемы несколько лет назад, работая в агентстве.

— Чем вам нравится эта работа?

— Тем, что общаюсь с людьми, сама планирую свой день и много времени уделяю дому, ну и заработки тоже неплохие. Нравится осознавать свою полезность людям.

— Кстати, о заработках. Соответствуют ли они затраченным усилиям?

— Пожалуй, да. Хотя работать на окладе и получать 500-700 долларов, не особо напрягаясь, я бы, наверное, тоже не отказалась. Сейчас мои заработки напрямую зависят от количества работы. Я могу вести максимум четыре сделки одновременно. Так, чтобы все было сделано, как надо.

— Как ваши близкие относятся к вашей работе?

— По-разному. Кто-то ворчит, что поздно возвращаюсь. Но это проблема всех риэлторов. Кто-то относится более терпимо. Но когда сделка завершена, и виден материальный результат, довольны все.

— Расскажите, пожалуйста, как вы работаете.

— Главное – всегда отстаивать интересы своего клиента. Даже теряя или недополучая часть своего заработка. Однажды, например, мне пришлось из собственного гонорара оплачивать задолженность по коммунальным платежам. Бывает иногда так, что РЭО выдает справку об отсутствии задолженности, а потом оказывается, что долги все-таки есть.

— Марина, можно ли сказать, что все это продиктовано желанием помогать людям?

— Наверное, хотя часто приходится сталкиваться с людьми, которые не хотят, чтобы им помогали. При разъездах, например, часто возникают конфликты между соседями. Здесь главное – понять позицию всех участников конфликта и с каждым найти общий язык.

— Чем отличается работа в агентстве от работы частным образом.

— Агентству необходимо отрабатывать средства, вложенные в организацию дела. Отрабатывать, чего бы это ни стоило. Руководство давит на агента, заставляя проводить сделку, выгодную именно агентству, причем в как можно более короткий срок. А мой принцип – не ограничивать клиента, например, в поиске жилья, даже если это «альтернатива», и на квартиру клиента уже найден покупатель. Если моего клиента что-то не устраивает, значит, будем искать, пока не найдем то, что нужно. Бывает, что я советую клиенту отложить решение жилищной проблемы на более благоприятное время. В этом случае я теряю сделку и, соответственно, свои комиссионные. Зато это окупится в будущем, когда проблему можно будет решить, или клиент порекомендует меня своим знакомым. Человек в любом случае прекрасно понимает, чьи интересы защищал агент. К сожалению, агентство фактически ориентировано на единичного клиента. Для меня же главным критерием в оценке моей работы является благодарное отношение людей. Со многими, кому я помогала, сохраняются приятельские или дружеские отношения.

— Хотел задать вопрос о том, как вы находите клиентов, но, кажется это уже лишнее.

— Можно только добавить, что некоторые люди очень осторожно и медленно подходят к решению жилищных проблем. Они могут звонить мне по полгода, задавать вопросы. Я, конечно, отвечаю, что-то советую. Бесплатно, хотя были и предложения заплатить за консультацию.

— Случалось ли вам не получить своих комиссионных?

После окончания работы – никогда. Один раз клиент отказался от сделки, по которой у меня уже были расходы. Но я не стала требовать их компенсации.

И я не считаю, что если я вложила копейку, то должна ее во что бы то ни стало, вернуть. Я беру свой гонорар только после того, как вся работа сделана.

— Как принимаете и даете задатки и авансы?

— Аванс и задаток с юридической точки зрения — разные вещи, а с практической — вопрос доверия или недоверия. У меня не бывало клиентов, которые бы мне не доверяли. И если агентство старается получить аванс или задаток, включающий сразу и сумму их комиссионных, то передо мной такой проблемы не стоит. Мне приходилось и приходится оперировать деньгами клиентов не только как консультанту, но и лично вносить или принимать довольно крупные суммы. Что же касается их юридического оформления, то законодательство предоставляет для этого достаточно возможностей. Случалось и собственные деньги вносить в качестве задатка. Надо было срочно «застолбить» понравившуюся клиенту квартиру. Собственно, вся моя работа построена на взаимном доверии.

— Как изменения в законодательстве отражаются на вашей работе?

— Надо постоянно учиться, пополнять знания. У меня дома целая юридическая библиотека, но постоянно издаются новые указы, постановления, разъяснения и т.д. Приходится все это доставать и читать. Зато сейчас я сама составляю для клиентов договоры в простой письменной форме. Кстати, часто раздражает упрямство некоторых нотариусов, которые используют стандартную форму договора купли-продажи жилья, и не желают включать в договор пункты, необходимые клиенту. При том, что законодательство предусматривает такую возможность.

— Чего, по-вашему, не хватает в нашем законодательстве?

— Покупатели недвижимости, особенно на вторичном рынке, не защищены. Если продавец в случае расторжения сделки возвращается обратно в свою квартиру, то покупателю вернуть свои деньги практически невозможно. Здесь не помогает даже страхование рисков. Страховать ведь надо не на один год. Срок давности по недобросовестным сделкам составляет десять лет. Не у всех есть возможность страховать квартиру на такой срок и платить по установленным тарифам.

— Какой же выход сейчас есть у покупателя?

— Проверка и еще раз проверка. У меня есть определенные связи, что позволяет при необходимости перепроверить информацию или узнать, не был ли продавец квартиры судим за мошенничество.

— Как, по-вашему, будет развиваться рынок недвижимости и риэлторских услуг. Что ждет частных маклеров и каковы ваши личные планы?

— Жилищная проблема всегда была и будет. Большие агентства, конечно, останутся. Будут стараться подавить мелких конкурентов. «Черные» маклеры тоже никуда не денутся. Вот легализуются ли они – это вопрос.

Я лично планирую зарегистрироваться в качестве предпринимателя и продолжать работать так же, как сейчас. Не хочу организовывать фирму, потому что это затраты. Скорее я постараюсь найти несколько человек, с которыми можно будет скооперироваться и просто время от времени перебрасывать друг другу часть работы, чтобы не терять клиентов. Это хочется сделать еще и потому, что недавно я родила ребенка, и трудно сказать, как сложится моя дальнейшая карьера. Столько времени, как раньше, я уделять работе не смогу, да и отношение близких может измениться в худшую сторону.

— Что бы вы пожелали читателям «КДО»?

— Быть разборчивыми. Как с частными маклерами, так и с агентствами. Решение вашей проблемы будет зависеть не от названия фирмы и не от того, с каким маклером вы работаете, а от времени, которое он вам уделяет. От его профессионализма. От того, ради чего он работает: только ради наживы, или же ему эта работа действительно нравится. И здесь нет разницы между агентством и частником.

Источник: Газета "КДО"

Беседовал Михаил Козырев