Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Публичность как принцип

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Только открытость информации позволяет обеспечить непосредственный общественный контроль за деятельностью властей

Марина Шпагина

"Доступ общественности к информации начинается не с Интернета, а с конституции", - говорит Джеф Гриффит, координатор информационных систем конгресса США. В его обязанности, помимо прочего, входит организация информационного обеспечения обеих палат конгресса, в том числе Библиотеки конгресса и одной из ее важных составляющих - информационной системы Thomas (В честь Томаса Джефферсона, третьего президента США, автора Декларации независимости. В 1815 году конгресс приобрел личную библиотеку Джефферсона - 6487 книг. Они и положили начало Библиотеке конгресса). Фактически Джеф Гриффит отвечает за информационную поддержку законодательного процесса в Соединенных Штатах и информационное взаимодействие законодателей, научного сообщества, бизнеса и общественных организаций в самой большой демократии мира. Поддерживаемая им система создана для того, чтобы информация о ходе законотворческого процесса была доступна всем, кто в ней заинтересован.

В интересах власти

Деятельность американского парламента должна быть публичной - это предусмотрено Конституцией США. Американские власти, в отличие, скажем, от наших, публичность понимают буквально: решения, которые затрагивают интересы граждан, должны быть опубликованы. И не в "Утренней заре округа Джонсон", а там, где с ними можно было бы ознакомиться без особых усилий. Принцип публичности был сформулирован на первом же заседании палаты представителей 4 марта 1794 года (кворума не было, поэтому решение утвердили на следующий день), и с тех пор этому принципу следуют неукоснительно. Сначала по итогам работы палаты выпускались бюллетени и вывешивались на стене, потом их стали публиковать в прессе, сейчас работу конгресса показывает еще и телевидение (специальный канал, кстати довольно популярный).

В 1995 году спикер палаты представителей конгресса США, лидер республиканского большинства Ньют Грингич внес изменения в порядок предоставления рабочих документов законодателям: члены конгресса должны получать их не раньше, чем их получит пресса и они станут доступны общественности. На выполнение этого требования было отведено три недели. "За этот срок и название-то трудно придумать, - вспоминает Джеф Гриффит, - но у нас были кое-какие наработки в интернет-технологиях, и мы это сделали". Система Thomas (thomas.loc.gov) стартовала в заданный срок, аналогов этому ресурсу на тот момент не было.

Джеф Гриффит говорит, что в 1995 году никто даже предположить не мог, что Thomas окажется столь популярным. Сегодня это один из самых посещаемых сайтов в мире. В системе можно найти исторические документы, свежие законы и проекты, документы и статданные, которыми руководствуются законодатели при рассмотрении этих законов, результаты голосований каждого конгрессмена и расшифровки слушаний, из которых становится ясно, чего он при этом добивался. По статистике Thomas, в прошлом году эта система направила почти 120 млрд документов в ответ на запросы посетителей, по большей части, конечно же, американцев. Но регистрируется множество запросов и из других стран, прежде всего из Великобритании, Японии, Канады, Швейцарии, Франции, в первых рядах оказался и Иран (страна занимает первое место в мире по доле молодежи в общей структуре населения и серьезно занимается ее образованием). По оценкам Джефа Гриффита, чаще всего к системе Thomas обращаются рядовые граждане, затем, в порядке убывания по числу обращений, представители лобби, журналисты, учителя, профессиональные политики, юристы, библиотекари и, конечно же, чиновники.

По мнению Джефа Гриффита, появление Thomas стало чудом не технологическим, а политическим. Чтобы эта система заработала, не потребовалось ни масштабных государственных программ, ни заседаний комитетов, ни шумных тендеров. Не было и до сих пор нет никакого официального органа, который направлял бы или хотя бы координировал ее деятельность. И тем не менее ни один законопроект не пройдет мимо Thomas, потому что каждый член конгресса США несет ответственность за поддержание структуры данных и пополнение этой системы. Это не вопрос сознательности парламентариев: "Я бы сказал, что конгресс использует технологии, когда они нужны ему", - признает Джеф Гриффит, сами члены конгресса оказались в зависимости от работоспособности системы, и это помогает ей существовать. Библиотека конгресса ежедневно обменивается данными с информационными системами Белого дома и правительства, в том числе с GILS (Global Information Locator Service), куда обязаны предоставлять текущую информацию все федеральные ведомства. Конгрессмены, имея доступ к этим данным, получили возможность независимо от правительства анализировать его деятельность. Значительная часть данных GILS и Библиотеки конгресса открыта и для исследовательских центров, и для частных лиц, а значит, возможность для такого анализа есть и у них.

Американцы считают, что информированность граждан во многом определяет прозрачность работы законодателей и подотчетного им правительства. И с этой точки зрения создание Thomas - закономерность, а не чудо. Власти обязаны сделать информацию доступной для граждан. С развитием технологий появляется возможность решать эту задачу дешевле, и они обязаны ею воспользоваться. К слову, сейчас конгресс хочет отказаться от трансляции заседаний по телевидению и переместить ее в Интернет, что позволит сэкономить немалые средства.

В интересах общества

Джеф Гриффит приезжал в Россию на международный семинар "Информационные системы парламентов. Доступ населения к правительственным документам". Ему показали в действии несколько крупных российских аналогов, в том числе информационные системы Госдумы, Совета Федерации, Университетскую информационную систему "Россия" (www.cir.ru), которая предоставляет классическим университетам и вузам доступ к нормативным документам федерального уровня, официальной статистике и аналитическим докладам российских и международных исследовательских центров. Если учесть еще ресурсы правительства, ведомств, президентской администрации, местных органов власти, то нельзя сказать, что дела с информированием общества о деятельности властей обстоят плохо. Да и международные организации довольно высоко оценивают готовность властей России работать на принципах электронного правительства (а информационная открытость властей - одна из его основ). Недавний доклад ООН отнес Россию по этому показателю к группе крепких средняков: наш "балл готовности" (e-gov capacity) - 1,89, средний показатель в мире - 1,62, а лидер - США - получил 3,11.

Находимся ли мы на пороге американского политического чуда семилетней давности? Сомнительно. Выступавший на семинаре член-корреспондент Российской академии естественных наук, директор НТЦ "Информрегистр" Минсвязи России Александр Антопольский отмечает, что у нас до сих пор не определены статус и форма собственности значительной доли информационных ресурсов, созданных на государственные деньги, а правильнее - на деньги налогоплательщиков. Кому принадлежат архивы, конструкторская и научная документация служебных и ведомственных библиотек, государственных АО и унитарных предприятий, межведомственная информация, обработанные данные муниципальных и федеральных бюджетов? По сути - государству и через него - обществу, по факту - администраторам этих баз данных, которые в отсутствие установленных законом норм распоряжаются ей по своему усмотрению. Но главное - у нас нет презумпции открытости информации, считает директор Института проблем вычислительной техники и автоматики Герман Артамонов. Законы слишком расплывчато определяют, какая информация должна быть общедоступной, тогда как они предельно конкретно должны определить обратное - что именно остается закрытым. Чтобы это переломить, нужна не только политическая воля со стороны власти, но и встречное требование - со стороны общества. В конечном счете в информационной открытости и прозрачности государства заинтересованы именно граждане.

Эксперт, Цифовой миp #6 (22) 2002