Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Аналогов нет

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

В переходе на цифровое вещание заинтересованы в первую очередь не граждане, а компании платного ТВ и государство. Зрителю все равно, с помощью каких устройств и технологий до него доносят изображение. Но за "цифру" он заплатит.

Даниил Африн

"О, продажи у нас идут просто отлично! Какой-то идиот только что за сто фунтов купил видеомагнитофон, который на каждом углу продается за восемьдесят-девяносто. Он назвал себя техноманьяком, ищущим возможности купить оборудование подешевле", - устроитель аукциона весело докладывает корреспонденту Reuter о том, как идет распродажа имущества обанкротившейся в апреле компании ITV Digital. Было время, когда эта компания, имея права на цифровое наземное телевещание по всей территории Соединенного Королевства, конкурировала с самой British Sky Broadcasting (BSkyB). Но продажи не пошли. И после того как уйдут с молотка вместе с упомянутым видеомагнитофоном еще 3,5 тысячи предметов из оборудования вещательного центра и обстановки головного офиса, ITV Digital будет окончательно ликвидирована.

Уместный аналог

Россия тоже собирается перейти на "цифру". Правда, о том, когда может закончиться эра аналогового вещания, у нас пока даже говорить не принято. Цифровая революция на Западе проходит почти что сама собой, на тяжелом топливе платного телевидения. У российских операторов таких денег нет.

Ни в одной стране мира нет такого количества бесплатных каналов, как у нас. Только в Московском регионе можно смотреть более десяти открытых каналов, тогда как в Вашингтоне, например, - всего пять. Буйство живущих на прямые или косвенные дотации государственных, общественных, областных, муниципальных и межрегиональных каналов обессмысливает попытки продвигать саму идею абонентского телевидения и уж точно никак не помогает приучать население к мысли о том, чтобы платить за то, что смотришь.

Специалисты, впрочем, говорят, что ситуация может скоро измениться. Невозможно бесконечно эксплуатировать и подновлять инфраструктуру, созданную во времена Леонида Ильича Брежнева, а масштабная государственная программа развития телевещания в СССР была принята именно тогда. Изношенные на 80% передатчики грозят полным отключением от эфирного вещания некоторых регионов России, их пора менять. Но какой смысл заменять их на аналоговые, если весь мир уже переходит на "цифру"?

Генеральный директор Российской телерадиовещательной сети (ФГУП РТРС) Геннадий Скляр отмечает и другую причину, подталкивающую к ускоренному внедрению цифровых телевизионных технологий, - загрязнение эфира. В последние годы с развитием новых видов связи уже существенно вырос уровень помех в эфире, очевидно, что он будет расти и дальше. Единственным способом обойти эту проблему является оцифровка передач. И РТРС уже начала переводить свое телевещание в цифровой формат. Первыми в очереди на оцифровку стоят государственные каналы - "Первый", "Россия" и "Культура".

Однако для того, чтобы реально повысить качество сигнала, необходимо, чтобы цифровое оборудование было установлено не только с передающей, но и с принимающей стороны. Но встречной готовности граждан к цифровой революции пока не заметно: мало кто захочет раскошеливаться на двухсотдолларовый цифровой ресивер, если ничего нового с его помощью не увидит.

Поэтому, считают специалисты, оптимальным для России было бы паллиативное решение, позволяющее одновременно и развивать операторов, и приучать людей к платным телевизионным услугам. Сейчас на основе трех опытных зон - в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде - Минсвязи и МПТР совместно разрабатывают программу, которая прояснит, по каким принципам будет развиваться наземное цифровое ТВ. По опыту телекомпаний, получивших экспериментальные лицензии, будут выработаны не только технические стандарты и нормативные документы, которые определят условия цифрового вещания в дальнейшем. Татьяна Сушкова, генеральный директор компании "Цифровое телерадиовещание" (ЦТВ), которая экспериментирует в столице и Нижнем Новгороде, например, собирается заинтересовать клиентов мобильным телевидением -то есть возможностью смотреть ТВ в машине. Необычная услуга, с ее точки зрения, нагляднее всего продемонстрирует преимущества непривычной технологии: "Абонент, скорее всего, будет платить за сервисы, отличающиеся новизной, например за телевидение в движущемся транспорте. Понятно, что первыми клиентами станут владельцы престижных марок автомобилей, но новинка поможет сформировать хорошее представление о возможностях цифровых услуг и у более широкого круга людей".

Три с половиной года ITV Digital жила на широкую ногу. Своим даже не реальным, а потенциальным клиентам она делала роскошные подарки. Например, бесплатно установила около 2,2 млн цифровых приставок, заполучив в результате лишь 1,3 млн подписчиков. Приобретенная таким способом клиентская база влетела в копеечку: каждое устройство для приема цифрового сигнала (даже без установки) обошлось компании в 120 фунтов. А рискованные траты этим не ограничились: пытаясь опередить BskyB, обладающую исключительными правами на показ ряда крупных футбольных состязаний, ITV Digital выложила свыше 300 млн фунтов футбольным клубам второй лиги за эксклюзивные права на демонстрацию их матчей. Решение выглядит особенно странным, если учесть, что поклонники второй лиги предпочитают смотреть матчи не по телевизору, а на стадионе, - менеджеры ITV Digital, к изумлению аналитиков, об этом не знали. Между тем под подобные проекты ITV Digital назанимала около миллиарда фунтов. Кредиторы обеспокоились, когда компания обратилась к ним за новым траншем, тут-то и выяснилось, что она стоит на грани банкротства.

Примерно такая же участь вскоре постигла и другой проект платного цифрового телевидения, осуществляемый знаменитой Kirch Media. Набрав девять миллиардов долгов, в апреле 2002 года Kirch Pay TV объявила о неспособности расплатиться по этим обязательствам. Вслед за "дочкой" признала себя банкротом и головная компания Лео Кирха - Kirch Gruppe, наряду с империями Руперта Мердока и Сильвио Берлускони, считавшаяся в Европе непотопляемой. Как и ITV Digital, Kirch особенно много средств потратила на выкуп исключительных прав на показ крупных спортивных событий, в том числе Чемпионата мира по футболу и "Формулы-1". Теперь эти ее активы фактически тоже выставлены на аукцион. Поскольку в борьбу за "Формулу-1" включились не компьютерные geek`s, а сам Барни Эклстоун и все банки-кредиторы Кирха, она идет ожесточенно и тайно, но с соблюдением всех правил приличия. Все же это не магнитофоны. Пока же страстная любовь обеих компаний к своим зрителям-болельщикам дорого обошлась последним. Покинув почти одновременно европейскую сцену, ITV Digital и Kirch Pay TV поставили под удар национальный футбол в своих странах. Из-за срыва контрактов на трансляцию матчей футбольные клубы недополучили сотни миллионов фунтов и евро, в результате чего некоторые из команд тоже оказались на грани банкротства.

Наконец, о самой большой катастрофе на рынке цифрового телевидения стало известно на прошлой неделе: было вынесено судебное постановление по делу британской компании NTL, принадлежащей канадской корпорации Carlton. На волне подъема интереса к своим услугам цифрового телевидения, телефонии и доступа в Интернет компания смогла набрать 2,8 млн подписчиков, наделав при этом 20 млрд долларов долгов. К защите от кредиторов NTL прибегла еще в мае, но к настоящему времени смогла договориться о реструктуризации ничтожной части общей задолженности - лишь 1,2 млрд долларов. Так вот суд одобрил план реструктуризации, предложенный самой NTL: на остальную сумму долга компании разрешено выпустить облигации. Фактически это означает объявление ею одностороннего дефолта по выплатам в размере 10,9 млрд долларов. NTL, таким образом, стала одним из крупнейших банкротов за всю историю фондового рынка - она даже Enron обошла на целый миллиард.

Свидетельствует ли все это против цифрового Pay-TV как такового? Вряд ли. Как и любому другому бизнесу, построенному на доходах от абонентской платы, компаниям цифрового платного телевидения жизненно важно заинтересовать своими услугами как можно больше клиентов: чем быстрее росла бы их аудитория, тем быстрее можно было бы снижать расценки, привлекая все новых подписчиков. Клиента, эту высшую ценность, можно заполучить единственным способом: развлекай его лучше и дешевле, чем конкуренты, и он - твой. Да и опыт BSkyB, главного конкурента NTL и ITV Digital, успешно практиковавшего скупку "спортивных" эксклюзивов, свидетельствовал в пользу именно такой модели. Известно: на три спортивных канала (всего компания вещает на трех сотнях) BSkyB тратит до трети бюджета, и эти вложения вроде бы оправдываются: во всяком случае, 70% нынешних подписчиков признают, что приобрели спутниковые тарелки компании именно ради того, чтобы смотреть любимые соревнования.

Разница, однако, в том, что разорившиеся компании в отличие от более осторожной BSkyB зашли слишком далеко, сильно переоценив возможности роста своей аудитории. Хотя англичане, как известно, платят налог на содержание своей национальной телевещательной корпорации BBC (то есть идея платного телевидения для них не нова), даже здесь, как оказалось, не так много людей, готовых доплатить за лучшую картинку на экране своего телевизора. И это при том, что (во многом благодаря тем же NTL и ITV Digital) Великобритания по числу клиентов вырвалась в мировые лидеры в области цифрового вещания.

Тени и квадратики

Тем не менее в Ангии еще достаточно много людей, которые не видят резона переходить на новый формат, даже если стоимость подключения снизится до символических 25 фунтов

Оцифровка телесигнала - штука относительно новая даже для Запада: лидер британского рынка - спутниковая BSkyB ввела цифровое вещание лишь в 1997 году. Между тем количество аналоговых спутниковых и кабельных ресиверов в мире уже перевалило за семьдесят миллионов, причем их число продолжает расти и по темпам проникновения на рынки они пока еще значительно опережают цифровые. И хотя все уверены, что будущее за цифровым телевидением, ни для зрителей, ни для вещателей переход к новому формату не проходит гладко. Причин тому несколько.

Во-первых, цифровая технология подразумевает компрессию информации, поэтому даже здесь изображение нередко теряет в качестве. Кроме того, цифровой и аналоговый сигнал по-разному реагируют на помехи. "Аналогу" помехи не так страшны: изображение будет ухудшаться постепенно - рябь и тени, конечно, мало кого радуют, но сквозь них все же можно что-то разглядеть. "Цифра" же реагирует на помехи радикально: если сигнал достаточно сильный, картинка на экране остается четкой, но стоит ему ослабеть, как изображение рассыпается на квадратики и исчезает.

Во-вторых, цифровое телевидение - удовольствие не из дешевых. Действительно высококачественное изображение, по достоинству могут оценить лишь владельцы цифровых приемников и желательно с большим экраном. Установка приставки для приема такого сигнала (так называемой Set-Top-Box, или STB) обходится примерно в 150-200 долларов, цифровой телевизор стоит не меньше трех тысяч долларов. При этом и операторы еще не готовы предложить ТВ с высоким разрешением (High-Definition TV, или HDTV) массовому потребителю. Да и аналоговое телевидение, по всей видимости, еще не исчерпало резервов роста качества. (Скажем, итальянский государственный канал RAI отлично смотрится в аналоговом формате, а некоторые эксперты даже называют его картинку идеальной.)

Таким образом, преимущества "цифры" зрителю сегодня неочевидны. У другой стороны - производителей программ, вещателей и государства - сомнений уже не осталось.

Заинтересованные лица

Цифровая технология позволяет на тех же частотных ресурсах передавать шесть, а то и десять каналов вместо одного аналогового, причем без искажений. Именно поэтому, кстати, в первую очередь за "цифру" ухватились операторы платного ТВ, зажатые лицензиями на частоты и дороговизной спутниковых каналов.

В очереди за телехай-теком стоит и государство, заинтересованное в высвобождении забитых громоздким аналоговым сигналом частот - в том числе для последующей продажи лицензий на эти частоты. Поэтому во многих странах были приняты даже нормативные акты или государственные программы, предусматривающие в достаточно сжатые сроки прекращение аналогового вещания и переход на цифровое. Правда, по признанию западных чиновников, несмотря на официальную поддержку самой идеи "цифры", основные расходы на ее продвижение государство на себя брать не хочет - предполагается, что платить будут пользователи, то есть граждане.

--------------------------------------------------------------------------------

Причины провалов крупнейших операторов платного телевидения - чрезмерные расходы на контент и безрассудные дотации на абонентское оборудование

--------------------------------------------------------------------------------

Как заявлял несколько месяцев назад британский министр культуры, успех запланированного на 2010 год полного перехода страны на цифровое телевещание зависит исключительно от того, смогут ли телекомпании, поставщики услуг и производители аппаратуры убедить граждан в преимуществах этой недешевой технологии. Ведь, если зритель не будет заинтересован в массовой замене аналоговой аппаратуры на цифровую, правительству для претворения в жизнь планов "цифровизации" придется раскошеливаться на миллиарды фунтов. Да и эти инвестиции могут оказаться пустой тратой. В пользу такого (или примерно такого) варианта развития событий говорит и тот факт, что принятая в США дорогостоящая программа перевода телеиндустрии на цифровой стандарт к 2006 году идет с большим скрипом. По подсчетам специалистов американской Федеральной комиссии по связи (FCC), если темпы модернизации вещательной системы не будут ускорены, до полной победы "цифры" пройдет еще лет десять. Ради того, чтобы дело двигалось быстрее, американская администрация даже готова надавить на операторов и вещателей, с тем чтобы они взяли на себя дополнительные траты. В частности, FCC предлагает вещательным компаниям за их счет обеспечить зрителей приемными устройствами, а телекомпаниям - предоставлять программы в цифровом формате без каких-либо дополнительных затрат со стороны подписчиков.

Однако и FCC признает, что одно только лишь улучшение изображения может оказаться слабым стимулом к росту доли "цифры" и не обеспечит цифровому вещанию массового зрителя. Чтобы люди решились сменить оборудование, должно быть существенно увеличено число самих цифровых каналов. В этой ситуации правительство также уповает на компании, предоставляющие услуги платного телевидения: считается, что они смогут привлечь зрителя чем-то новым. В Соединенных Штатах это, кстати, вполне оправданно: кабельное абонентское телевидение - здесь дело привычное и прибыльное. Однако согласятся ли с такой постановкой вопроса компании - большой вопрос. Им расходов в последнее время и без того хватает.

Плата за пионерство

Сравнивать бесплатное (его еще иногда называют эфирным) и платное (Pay-TV) телевидение - все равно, что биг-мак и фруа-гра. Бесплатное ТВ поставляет на ограниченное число каналов самые массовые, "проглатываемые" большинством зрителей программы; платное телевидение предлагает тематические каналы на разные вкусы. Бесплатное ТВ, разумеется, тоже сегментирует свою аудиторию, но из соображений прежде всего рекламных, поскольку за счет рекламы оно и живет. "В бесплатных каналах популярные передачи сегментированы обычно по времени показа, например, днем идут "мыльные оперы", вечером - блокбастеры. Но многие интересные программы мы не увидим здесь в принципе, поскольку они не обеспечивают каналу достаточного рейтинга", - говорит Николай Орлов, главный редактор журнала "Телеспутник".

Платное телевидение, разумеется, тоже рекламой не пренебрегает, но основным источником доходов чаще является все же абонентская плата. Для того чтобы окупаться, компаниям Pay-TV необходимо набрать некоторую критическую массу зрителей, после чего рынок в целом начинает расти быстрее.

Именно по такой модели платное телевидение начало развиваться с 50-х годов, но до сих пор по миру распространяется довольно неравномерно. Pay-TV занимает значимую долю рынка не только в передовых Великобритании и США, где к его каналам подключены 70-80% домашних хозяйств, но и в развивающихся Бразилии и Аргентине - там уже преодолен 15-процентный барьер, после которого проникновение новых технологий обычно сильно ускоряется. Иными словами, скорость внедрения на рынок цифрового телевидения зависит не только от богатства нации, но и от многих других, менее очевидных причин. В тех же Великобритании и США граждане, как уже говорилось, привыкли платить за кабельное телевидение, поэтому вопрос о наборе критической массы абонентов для Pay-TV даже не возникал - переход произошел достаточно естественно. А вот в не менее "состоятельной" Германии оказались очень сильны традиции бесплатного телевидения, живущего по рекламной модели, что и ускорило крах Kirch Pay TV, которая, несмотря даже на эксклюзивное предложение, не смогла в таких условиях быстро набрать достаточного количества клиентов и теряла до двух миллионов долларов в день.

Вообще же, по словам генерального директора ЗАО "Версател" Романа Лолы, в развитых странах проблема взаимоотношений зрителей и компаний Pay-TV напоминает известный спор о том, что появилось раньше - курица или яйцо: "Люди поймут, что им это нужно, когда появится интересное содержание за доступную цену. Но и то и другое появляется, когда есть интерес правообладателя контента и оператора развивать бизнес в данном регионе. А интерес появляется тогда, когда есть надежды на большое число подписчиков..." Судя по этим словам, столичный, не говоря уж о российском, "цифровой" рынок удастся расшевелить не скоро. Даже в Москве, по оценкам компаний, работающих на этом рынке, потенциальные клиенты платного телевидения не превышают трех процентов от числа жителей столицы. Эти триста тысяч потенциальных, подчеркнем, зрителей делят между собой НТВ-плюс, Космос-ТВ, Комкор-ТВ и DIVO-TV. Так что и о критической массе зрителей, и о серьезной конкуренции говорить пока рано. Роман Лола, например отмечает, что сейчас инвестиции любого из операторов в свою сеть благотворно отражаются на всех участниках рынка: пока важно уже то, что продвигается сама идея платного телевидения (см. "Уместный аналог").

Нецифровые помехи

Вернемся, однако, на передовую линию фронта цифрового телевидения - в Соединенное Королевство. Здесь не все спокойно. Трагический уход с рынка сразу двух крупных игроков - еще полбеды. Вторая ее половина в том, что лопнувшая ITV Digital слишком жадно расширяла зону эфирного покрытия и наращивала число каналов - от этого страдало качество услуг. Все это вместе, как писали британские СМИ, подорвало авторитет цифрового вещания. Теперь, чтобы добраться до 95-процентного охвата аудитории, за которым, по программе правительства, должно последовать полное отключение аналогового вещания, потребуются всевозможные маркетинговые ухищрения и государственная поддержка.

А пока лицензию ITV Digital передали BBC в консорциуме с Crown Castle, но в борьбу за бывших клиентов ITV Digital уже включились все ведущие операторы, работающие в стране. Аналитики дружно советуют телевещателям не наступить второй раз на те же грабли (попросту говоря, не переплачивать за содержание, пусть даже эксклюзивное, и не дарить оборудование потенциальным клиентам), чиновники - активнее заниматься популяризацией новой технологии, производители оборудования, пострадавшие от краха крупных клиентов, предлагают снижать стоимость программ.

Но этих призывов не слышат. BSkyB не упустила случая поманить оказавшихся наедине с пустым экраном зрителей, пообещав им двадцать четыре бесплатных канала вместо нынешних пяти, за что Руперт Мердок тут же получил отповедь Guardian: "Бесплатное ТВ означает, что победителя нет... устранение платной основы ведет к потере одного из самых мощных рычагов развития".

А как еще вещателям обратить в свою веру тех британцев, которые пока не готовы к "цифре"? Исследования, проведенные по заказу производителей оборудования для цифрового телевидения, показали: в Англии еще достаточно много людей, которые не видят резона переходить на новый формат, даже если стоимость подключения снизится до символических 25 фунтов.

Делая услугу бесплатной, телекомпании хотят приблизить победу "цифры". Понятно, что те из них, кто получит свою долю на этом рынке, после отключения аналогового сигнала смогут серьезно увеличить свои прибыли. Если, конечно, выживут. Ну а зритель? Зритель в любом случае заплатит. Так не все ли ему равно, с помощью каких устройств и технологий до него донесут изображение?

Автор выражает благодарность главному редактору журнала "Телеспутник" Николаю Орлову за помощь в подготовке материала

Эксперт, Цифовой миp #7 (23) 2002