Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Президент делает выбор. Михаил Горбачев

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

По моим оценкам, в России со стороны президента принимаются такие решения, реализация которых будет иметь далеко идущие последствия для самой России, для Европы и мирового сообщества. Спустя полтора года после своего избрания на пост президента Владимир Путин решительно пошел на преодоление инерции ельцинских лет, ориентируясь при этом на национальные интересы, интересы большинства граждан, а не на узкоэгоистические интересы кланов, групп и окружения семьи бывшего президента. Конечно, не все еще до конца прояснилось, но очевидно, что эти кланы, в том числе и семейный клан Ельцина, все больше отодвигаются от центра принятия решений.

Ситуация многообещающая, но и очень непростая. Тем не менее характера президенту Путину не занимать, да и за ним поддержка большинства российских граждан. Однозначно можно говорить, что Россия переживает новый поворотный момент. Очевидно, что сделан выбор в пользу модернизации управления экономикой без ухудшения социальных условий жизни людей, а даже наоборот. Об этом, в частности, говорит вмешательство президента в реформы образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, трудового законодательства, вмешательство, цель которого - соблюсти интересы людей.

Прежде всего на этом, собственно, и держится высокий рейтинг президента в обществе. Законодательные инициативы президента направлены на стимулирование предпринимательства, инвестиций, на защиту собственности, реформирование налоговой системы. В этом же ряду стоят судебная и пенсионная реформы. Реализация этого выбора будет сопряжена с решением острейших проблем преодоления сопротивления тех, которые жили припеваючи в предшествующие годы, не очень заботясь о стране и ее гражданах.

Ясно, что двигаться дальше без решительных мер по пресечению коррупции и беззакония ельцинской модели, без преодоления засилья бюрократии будет невозможно. Замысел Владимира Путина, как я понимаю, в том, что государство должно исполнять свои функции решительно, используя законодательные, финансовые и административные рычаги правового государства, которые наконец должны заработать, и заработать эффективно. Повторюсь: это в решающей мере будет зависеть от поддержки граждан страны. Но Россия в реализации этих планов рассчитывает на понимание и сотрудничество со странами Запада. По моей оценке, такое взаимопонимание еще только начинает складываться, и в этом проблема.

На международной арене Владимир Путин с самого начала своей деятельности проводил грамотную и мудрую политику. Постепенно, осторожно он привел внешнюю политику России к нынешнему повороту. Это относится прежде всего к формированию новой линии в отношениях со странами Содружества Независимых Государств. Кажется, что такой подход является само собой разумеющимся. Да, но этого ведь не было на протяжении практически последних десяти лет. И не менее важно то, что президент России пришел к выводу о кардинальном улучшении отношений со странами Западной Европы и Соединенными Штатами.

События в Нью-Йорке 11 сентября ускорили принятие решений на этот счет. Сейчас внутри страны по поводу обновления политического курса президента - и на внутреннем, и на внешнем направлении - идут острые дискуссии, в которых немало говорится о возможных рисках, существующих проблемах, противоречиях интересов. Сами по себе дискуссии - свидетельство развития демократии в России. Это во-первых. И, во-вторых, выдвигать в качестве цели безоблачные отношения и внутри страны, и со странами ближнего и дальнего зарубежья было бы опрометчивым и нереалистичным. Как говорится, движение вперед обеспечивается через разрешение возникающих противоречий. Если взять, к примеру, Россию и Соединенные Штаты, то в их отношениях немало противоречий. Но разве не существует противоречий между Европой и Америкой? А ведь это не мешает им одновременно проводить в жизнь интеграционные процессы. Россия также может активно принимать в них участие, сохраняя свои самобытность и суверенитет. Возьмем, к примеру, НАТО: все чаще говорят о постепенном включении России в ее механизмы, и в том числе что касается принятия решений.

Жизнь показывает, что необходимость в новом сотрудничестве назрела. Более того, оно уже даже и осуществляется. Но требуются новые механизмы, структуры. Предложения президента России могут быть реализованы без вступления России в НАТО. Сотрудничество станет реальным и может принести общую пользу, если оно будет основываться на равноправии, партнерстве и, конечно, взаимной ответственности.

Тот механизм, который существовал до сих пор, был малопродуктивен из-за того, что он был основан на других подходах и прежде всего исключал реальное участие России в принятии решений. Хотя, как я понимаю, реальное участие России не только в подготовке и обсуждении, но и в принятии решений будет в серьезной мере гарантировать недопущение выработки ошибочных решений. И от этого все выиграют. Сейчас спорят: давать или не давать право вето России. Представители Соединенных Штатов спешат заявить о решительном недопущении позитивного решения проблемы. Думаю, что она может быть решена, если будет найдено понимание того, что есть вопросы, по которым Россия должна иметь право вето. Очевидно, это будут исключительные случаи.

А в общем, нужно новое мышление для обеих сторон, ибо то, что я наблюдаю, - это скорее продолжение подходов периода "холодной войны".

Чрезвычайно важными представляются отношения между Россией и Европейским союзом (ЕС). На протяжении двух последних лет немало сказано слов насчет того, что должна быть открыта новая глава в отношениях между.ЕС и Российской Федерацией. Настало время принимать решения, найти новый механизм сотрудничества. И это отражало бы реальные процессы, которые происходят в отношениях между нашими странами.

Кстати, создание нового механизма сотрудничества между ЕС и Россией сняло бы многие проблемы, которые возникают при решении вопросов о расширении ЕС и в отношениях между Россией и странами Центральной и Восточной Европы, странами СНГ. Ведь в общем-то выход на новое сотрудничество не только важен для России, но и означал бы большие успехи для ЕС с учетом того, что Россия имеет широкие связи, которые сейчас все больше усиливаются, со всеми странами - и входящими в ЕС, и собирающимися вступать, и просто сотрудничающими с Европейским союзом.

Это способствовало бы ускорению решения проблем - политических, экономических, технических, тарифных, созданию общеевропейского экономического пространства. Сотрудничество между Россией и ЕС окажется ключевым и в качестве "моста" между Европой и Китаем, Азиатским и Тихоокеанским регионами.

Мне кажется, что есть реальные шансы, чтобы изменить мировую ситуацию к лучшему. Пройдя через испытания последних десяти лет, мировое сообщество острее понимает необходимость создания нового мирового порядка. Сегодняшняя американская администрация, на мой взгляд, вырабатывает более конкретный и прагматический подход к ведению международных отношений с учетом реального контекста, в котором развивается мир. США начинают отдавать себе отчет в том, что создание однополюсного мира - химера. Даже Европа - самый верный союзник Америки - отказывается принять этот план. Отвергают его и Россия, и Китай, и Индия, и арабский мир. Американизация мира невозможна. Конечно, можно попытаться реализовать ее силой, давлением, применением санкций, финансовым шантажом. Но это стало бы грандиозной ошибкой с непредсказуемыми последствиями. Этот сценарий должен быть решительно отвергнут.

Мир выразил солидарность с США, которым был нанесен подлый удар на их собственной территории. Даже страны, критически настроенные по отношению к Америке, поддержали ее. Это очень важно. Но нельзя не понимать, что такое отношение требует от США в свою очередь проявления уважения к другим. Если в Вашингтоне этого не поймут, солидарная коалиция может быстро развалиться. Сейчас, когда мы становимся свидетелями новой эйфории от победы над талибами, надо твердо и определенно сказать, что использование бомбардировок целых народов и государств в каждом случае борьбы с терроризмом абсолютно неприемлемо. Массовая гибель гражданского населения, колоссальное разрушение и уничтожение потенциала и всей среды обитания людей только умножат ненависть в мире. И это сработает бумерангом.

Мировое сообщество, объединенное в антитеррористической коалиции, располагает политическими, экономическими, дипломатическими, финансовыми и многими другими инструментами. И еще надо не забывать, что терроризм паразитирует на бедности и отсталости народов во многих странах мира, которые доводят людей до отчаяния. Ведя непримиримую борьбу с террористами, об этом нельзя забывать. Безусловно, не исключено, что кое-кто пытается воспользоваться ситуацией, создавшейся после 11 сентября, для разрешения собственных проблем, в том числе экономических трудностей, начавшихся, кстати, задолго до террористических акций.

Нужно опасаться тех, кто скрывает свои личные или групповые интересы под флагом борьбы с терроризмом. И было бы непростительно, если бы афганская война превратилась в операцию по установлению новых рамок стратегического контроля над теми или другими регионами мира.

Говоря об открывшихся шансах и положительно оценивая встречные шаги со стороны России, Запада и прежде всего Соединенных Штатов Америки для улучшения отношений, мне думается, что это должно предполагать также и новое взаимодействие всех названных сторон в решении и преодолении обострившегося палестино-израильского конфликта. Ситуация там сейчас такая, что процесс противостояния может перейти рубеж, за которым возврат к миру станет невозможным. Этот конфликт - метастаз, который может распространиться с Ближнего Востока на весь арабский мир и потрясти мировой баланс до основания.

И последнее. Единственно правильным стало бы начало коллективного диалога по созданию нового мирового порядка, в рамках которого по-иному решались бы проблемы мировой безопасности. Бесполезно отрицать, что на первый план вышла проблема бедности, отсталости огромных регионов мира. Билл Клинтон недавно сказал мне в Лиссабоне, что выбрал борьбу с бедностью в качестве приоритетного направления своей деятельности в настоящее время. Даже такой человек, как Генри Киссинджер, известный своим жестким прагматизмом, во время нашей последней встречи в Токио и в нескольких беседах с ним счел нужным сказать, что он пересматривает многие свои взгляды как раз в свете того, что произошло II сентября, и он убежден: новый мировой порядок необходим и его созданию должен быть посвящен весь новый век.

Я тоже так считаю и давно призываю начать эту работу. Главное - понять, выработать очертания этого нового мирового порядка и определить подходы, на которых он должен создаваться.

http://www.euroclub-duma.ru