Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Пирамида, балансирующая в хаосе

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Россия должна активно участвовать в выработке новой системы международных договоренностей и создании нового баланса сил. В этом заключается и ее национальный интерес, и ее традиционная функция одного из мировых лидеров.

Искандер Хисамов

Первый в наступившем 2003 году официальный визит президент Владимир Путин совершит в Японию. Обычно задолго до российско-японских саммитов информационное пространство в обеих странах докрасна разогревалось спекуляциями на тему Южно-Курильских островов: отдаст их Россия Японии или не отдаст, а если отдаст, то как - частями или все сразу и на каких условиях. Регулярно появлялись драматические утечки из официальных источников, что, дескать, да, все решено, отдаем. Патриоты поднимали страшный крик, либералы давили на общечеловеческие ценности, международные договоры и экономические выгоды. Теперь тишина, потому что все - и тут и там - знают: островов мы не отдадим. А это, в частности, означает, что российская внешняя политика становится наконец предсказуемой.

Что же касается всяческих старых договоров, на которые ссылаются самые упорные японцы, то России было бы предельно глупо обращаться к ним в эпоху, когда вся система прежних международных договоренностей развалена, и сделано это не Россией, вопреки ее воле и интересам.

Одинокий стержень

По Генри Киссинджеру, существуют всего три варианта мирового устройства: хаос, баланс сил и пирамида главенства одной державы. После того как исчезли Советский Союз и Варшавский договор, не стало и баланса сил. Всем поначалу казалось, что наступила эпоха пирамиды главенства Америки и что это очень надолго. Однако события 11 сентября показали, что пирамида эта высится посреди хаоса и ее способность устоять перед вызовами терроризма, антиглобализма, распространения ядерного оружия надо еще доказывать. Кроме того, и сама пирамида во многом пока виртуальна. Реален лишь стержень - гегемония США, обладающих громадным военно-техническим и экономическим превосходством над другими странами. По формальному признаку принадлежности к антитеррористической коалиции сюда можно включить 144 страны, но это очень рыхлый строительный материал, что хорошо понимают и в Вашингтоне.

--------------------------------------------------------------------------------

Объединяющаяся Европа и Соединенные Штаты демонстрируют серьезную разницу в подходах к большинству глобальных проблем. Социологи отмечают небывалый всплеск антиамериканизма в Европе

--------------------------------------------------------------------------------

Вызывает все больше сомнений стратегическое единство США даже с традиционными младшими партнерами. Объединяющаяся Европа и Соединенные Штаты демонстрируют серьезную разницу в подходах к большинству глобальных проблем. США не подписали Киотский протокол, не присоединились к соглашениям о запрете ядерных испытаний, биологического оружия, противопехотных мин, ко многим другим гуманитарным проектам. Евросоюз имеет свой, очень отличающийся от американского, взгляд на проблемы ближневосточного урегулирования и Ирака. ЕС уже практически догнал Америку по основным экономическим показателям, евро вытесняет доллар с континента. Культурологи отмечают, что укрепляющаяся с ростом ЕС и усилением его экономических и политических позиций европейская культурная идентичность все более противопоставляет себя американской. Социологи отмечают небывалый всплеск антиамериканских настроений в Европе.

Пришедшая к власти после десятилетия небывалого экономического расцвета и мировой гегемонии, администрация Буша была готова продолжать и развивать политику односторонности. Но последовавшие затем экономические и политические беды заставили ее кое-что пересмотреть. Сейчас в американской элите борются две тенденции, и новая состоит в осознании того, что в одиночку Америке с ролью мирового полицейского и мирового менеджера не справиться и что продолжение политики односторонних действий может привести страну не к лидерству, а к изоляции. Внешнеполитическая активность США выглядит поэтому противоречивой, бесцеремонные односторонние действия чередуются с попытками наладить равноправное сотрудничество со странами, которые не хотят быть частью американской пирамиды, но готовы вместе с Америкой налаживать расстроенный миропорядок. Первой в ряду таких стран оказалась Россия.

Переформулирование целей

Холодная война не закончилась, как принято считать, с коллапсом Советского Союза. Инерция доктринальной русофобии продолжалась все 90-е годы, да и сейчас еще не совсем исчезла. Запад продолжал окружать и изолировать Россию, расширять НАТО, его отношение к бывшим советским республикам было обратно пропорционально их нынешней политической близости к Москве. Главной задачей считалось удержать слабеющую Россию от ядерных эксцессов, а в долгосрочной перспективе свести ее стратегический и геополитический потенциал к нулю. Холодная война была закончена 11 сентября 2001 года, в день начала другой войны - с исламским терроризмом.

Вскоре после сентябрьских атак США назвали четыре главные цели своей политики в сферах международных отношений и национальной безопасности. Директор российских и стратегических программ Фонда Карнеги Эндрю Качинс изложил их так: "Со стороны США фундамент нового российско-американского партнерства основывается на переформулировании целей США в области внешней политики и безопасности, которые включают в себя: 1) успешное ведение войны против международного терроризма; 2) активизацию усилий по предотвращению распространения оружия массового поражения и средств его доставки; 3) мирное управление подъемом Китая как великой державы; 4) стабильность мирового энергетического обеспечения... Эффективно эти цели могут достигаться только в сотрудничестве с Россией. По сути, ни одна другая страна не может предложить для их реализации больше, чем Россия".

--------------------------------------------------------------------------------

Холодная война не закончилась, как принято считать, с коллапсом Советского Союза. Она закончилась 11 сентября 2001 года, в день начала другой войны - с исламским терроризмом

--------------------------------------------------------------------------------

Действительно, в качестве участника антитеррористической коалиции и гаранта международного порядка Россия имеет ряд решающих преимуществ. Во-первых, она сохраняет все еще громадный военный потенциал и развитую разведывательную сеть. Во-вторых, дуга мирового исламского терроризма проходит вдоль ее южной границы, а кое-где даже заходит на ее территорию. Отсюда жизненная заинтересованность и готовность реально воевать с экстремистами и террористами. Героическая операция по освобождению заложников, захваченных отрядом исламских смертников в Театральном центре на Дубровке в Москве, показала, что силовые структуры России способны успешно решать сложнейшие боевые задачи в условиях современной тотальной террористической войны. Стало также очевидно, что процесс государственной деградации страны прекращен, общество консолидируется, авторитет центральной власти и управляемость на всех уровнях восстановлены.

В преддверии большой войны в Персидском заливе резко возросла и роль России как крупнейшего экспортера энергоресурсов. Вышедшая на первое место по добыче нефти и уверенно удерживающая лидерство в добыче природного газа Россия способна подстраховать Запад на случай энергетической блокады со стороны государств Персидского залива. Об этом, в частности, договаривались участники прошедших в этом году конференции министров топлива и энергетики "большой восьмерки" в Детройте и российско-американского энергетического саммита в Хьюстоне. Располагающая наряду со США полным комплектом ядерных вооружений, технологий и систем контроля за ними, Россия остается ключевым гарантом нераспространения оружия массового уничтожения. И от России в первую очередь зависит, будет ли Китай иметь самую высокую современную военную технику, технологии и вооружения, поскольку практически только она их туда и поставляет.

Оказались востребованными и нерастраченные дипломатические ресурсы Москвы. На очередном саммите "большой восьмерки" в Канаде России были делегированы полномочия по индо-пакистанскому урегулированию. Уникальна роль России на Ближнем Востоке, где она пользуется доверием и арабов, и евреев, и в межкорейском диалоге.

Многосторонняя биполярность

На канадском саммите G8 Россия получила статус полноценного участника по всем, в том числе и экономическим, вопросам. И это уже не выглядело как некое вознаграждение за политическое сотрудничество. Россия остается в десятке наиболее крупных экономик мира и уже четвертый год демонстрирует динамичный рост - на фоне стагнации в западных экономиках. В ушедшем же 2002 году и Америка, и Евросоюз присвоили России статус страны с рыночной экономикой, в мае был создан Совет Россия-НАТО. Все это позволило многим политикам и здесь, и на Западе говорить о том, что отношения наши хороши как никогда во всей истории.

"Конечно, в конце концов баланс сил де-факто возникает, когда несколько стран взаимодействуют между собой. Вопрос только в том, сможет ли поддержание международной системы стать сознательным проектом или вырастет из серии испытаний силы", - писал упомянутый уже патриарх американской дипломатии Генри Киссинджер. Его вопрос пока остается без ответа.

Стороны продолжают сомневаться в возможности устойчивого стратегического сотрудничества и подают друг другу достаточно поводов для этого. Несмотря на резкие возражения США, Россия продолжает ядерное сотрудничество с Ираном, политические контакты с северокорейским режимом и, в свою очередь, критикует США за подготовку военной операции в Ираке. Вашингтон обозначил свое присутствие в бывших советских республиках - Узбекистане, Киргизии и Грузии, объясняя это задачами антитеррора. Официальная Москва старается реагировать спокойно, но ей явно это не нравится. Посетив в декабре Бишкек, Владимир Путин присутствовал на открытии военной базы стран - участниц Договора о коллективной безопасности (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Армения). Пикантность ситуации состоит в том, что совсем рядом расположена американо-французская военная база. При этом российские генералы высказывали ненатуральную озабоченность тем, что в регионе "может образоваться вакуум" после ухода западных коллег по истечении мандата ООН, хотя сами коллеги намерения уйти не выражали.

Жаркие споры с Евросоюзом вокруг достаточно простого вопроса о предоставлении возможности жителям калининградского эксклава выезжать в другие районы своей страны, категорический отказ большинства европейских политических сил понимать проблемы России в Чечне, время от времени возникающие "антидемпинговые" скандалы вокруг российского экспорта показывают, что никто не собирается делать России какие-либо уступки и поблажки, никто не собирается пускать ее на свои рынки.

--------------------------------------------------------------------------------

Ни Америка, ни Европа, ни ООН не могут дать России гарантий безопасности и соблюдения ее экономических интересов. Единственным надежным средством обеспечения безопасности и интересов страны остается система двусторонних договоренностей

--------------------------------------------------------------------------------

В начале 90-х в российском обществе бытовало убеждение (и оно поддерживалось туманными обещаниями руководителей ведущих стран Запада), что Россия должна быть "вознаграждена" за победу над коммунизмом, за добровольный и досрочный уход из Германии, за роспуск соцлагеря, за отказ от конфронтации и так далее, что ей помогут реструктурировать экономику, простят долги и так далее. Сегодня она уже не ждет награды за участие в мировом антитерроре. В конце концов и то и другое она делала и делает для себя, а не для Запада или Востока. Пришло грустное понимание, что надежных друзей во внешнем мире не бывает, что за место в новом мировом порядке, как и в мировой экономике, надо бороться. И здесь речь может идти только о тактических союзах.

Ни Америка, ни Европа, ни ООН не могут дать России - даже если захотели бы - гарантий безопасности и соблюдения ее экономических интересов. Не выказывая специальных предпочтений никому, Россия выбрала тактику "многосторонней биполярности", что и было продемонстрировано в конце 2002 года, когда Путин в течение трех недель провел двусторонние переговоры с лидерами Евросоюза, США, Китая, Индии и закончил турне в Киргизии, на тематике взаимодействия государств СНГ. Такая серия договоренностей остается пока единственным надежным средством обеспечения безопасности и интересов страны.

К новому миропорядку

В сентябре прошлого года опубликована новая Стратегия национальной безопасности США. В этом документе сказано, что если правительство США определит, что какое-то государство в будущем может представлять угрозу Америке или что оно укрывает на своей территории группу, которая несет потенциальную угрозу, то Соединенные Штаты проведут упреждающую акцию в этом государстве с целью устранения угрозы, если необходимо, путем смены правящего режима. Таким образом положен конец всей системе мирового правопорядка, существующей с Вестфальского соглашения 1648 года. Тогда были признаны абсолютный суверенитет и правовое равенство государств. Эти принципы до сих пор считались неоспоримыми, хотя и много раз нарушались.

Отмена национального суверенитета как основы законности и правопорядка грозит новым переделом мира - таково мнение специалистов по международному праву. "Стратегия" вызвала большое возбуждение среди европейских политиков и юристов, в России же она почти не встретила возражений. И дело не только в том, что Россия в советское время сама отвергала Вестфальский мир и утверждала, что пролетариат вправе менять "несправедливый" мировой порядок. Предыдущую отмену Ялтинских соглашений 1944 года и массовую перекройку границ, которые воспринимались ликующей Европой как торжество справедливости, постсоветская Россия трактовала как гибель вестфальских принципов. Новый шаг Америки в эту сторону был вполне предсказуем и, может быть, учитывая новые вызовы человечеству, даже необходим.

Внешнеполитическая доктрина Москвы должна заключаться в том, чтобы крах мирового порядка не привел ни к хаосу или войне всех против всех, ни к пирамидальной гегемонии. И Россия должна активно участвовать в выработке новой системы договоренностей, в создании новых правил игры, в создании нового баланса сил. В этом заключается и ее национальный интерес, и ее традиционная функция одного из мировых лидеров.

Эксперт, #01 (356) 2003