Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Два видения России сошлись в битве за выяснение, у кого больше сила воли

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

("The Washington Post", США) Сьюзен Глассер (Susan B. Glasser) и Питер Бейкер (Peter Baker), 05 ноября 2003

Идет борьба между богатейшим человеком России и ее самым могущественным человеком

Москва, 5 ноября 2003 года. Богатейший человек России Михаил Ходорковский не ощущал необходимости быть обходительным и не терпел возражений. А поэтому, когда весной прошлого года он захотел, чтобы было изменено федеральное законодательство о добыче нефти, он попросту отказался принять "нет" за ответ.

Его лоббисты толпой ринулись в думу. Он направил миллионы долларов широкому спектру политических партий. Значительная часть этих денег осела в карманах отдельных законодателей. Прямо во время дебатов лоббисты г-на Ходорковского по мобильным телефонам подсказывали законодателям, что им следует сказать. Спикер думы Геннадий Селезнев позднее рассказал об этом президенту России Владимиру Путину. "Путин был чрезвычайно разозлен", - сказал один источник.

Его лоббисты толпой ринулись в думу. Он направил миллионы долларов широкому спектру политических партий. Значительная часть этих денег осела в карманах отдельных законодателей. Прямо во время дебатов лоббисты г-на Ходорковского по мобильным телефонам подсказывали законодателям, что им следует сказать. Спикер думы Геннадий Селезнев позднее рассказал об этом президенту России Владимиру Путину. "Путин был чрезвычайно разозлен", - сказал один источник.

Не прошло и нескольких месяцев, как г-н Ходорковский почувствовал на себе гнев г-на Путина. Дебаты в думе по вопросу законодательства о добыче нефти стали не более чем эпизодом в битве между самым богатым человеком России и ее самым могущественным человеком. В глазах президента, который руководствовался философией "управляемой демократии", г-н Ходорковский становился неуправляемым.

В те 10 дней, которые прошли после ареста г-на Ходорковского по обвинению в том, что он обманным путем отнял у правительства 1 млрд. долл. США, г-н Путин столкнулся с самым серьезным за все 4 года своего президентства политическим и экономическим кризисом. Россия оказалась втянутой в дебаты о главенстве закона и возрастающем влиянии ветеранов КГБ, которых привел в Кремль г-н Путин.

Этот конфликт является историей двух людей с резко противоположными взглядами на Россию, каждый из которых готов рискнуть полномасштабным кризисом и не желает делиться властью, чего бы это ему ни стоило. Конфликт мог бы кончиться тем, что г-н Ходорковский выставил бы свою кандидатуру на президентских выборах в марте следующего года.

Данное противостояние положило конец перемирию г-на Путина с олигархами, которое он заключил в 2000 году. Г-н Ходорковский нарушил ограничения на политическую деятельность, которые установил для олигархов г-н Путин, и в последние полтора года раз за разом шел наперекор воле президента. Он вмешивался во внешнюю политику со своими планами продажи нефти Соединенным Штатам и Китаю, публично критиковал г-на Путина по вопросу коррупции и финансировал оппозиционные политические партии, которые называли президента будущим диктатором. По свидетельству некоторых соратников г-на Ходорковского, он нажил себе личных врагов из числа влиятельных ветеранов КГБ в Кремле, разоблачив нечестную игру государства при покупке одной нефтяной компании.

Пожалуй, самым опасным г-н Путин посчитал тайные планы превращения России в парламентскую республику, где г-н Ходорковский планировал для себя пост премьер-министра. Для этого нужно было изменить конституцию. Многие московские инсайдеры не могли себе представить, что г-н Ходорковский осмелится добиваться этого. Однако его люди повсюду говорили: "Мы можем делать все, что захотим". И тогда г-н Путин, как утверждают некоторые, "просто захотел показать, кто здесь хозяин".

Сегодня г-н Ходорковский сидит в тюрьме. Его компания потеряла на рынке 7 млрд. долл., а государство "заморозило" 40% ее акций. У г-на Путина тоже возникли серьезные неприятности - ушел в отставку в знак протеста против ареста олигарха один из его ближайших союзников. Против президента публично выступил его премьер-министр. В результате резкого обвала российского рынка ценных бумаг оказался под угрозой его экономический бум. Путина широко критикуют на Западе за то, что он использует судебно-правовую систему для преследования своего политического противника. "Это определенно очень личный вопрос, - говорит один политический деятель, хорошо знающий обоих. - "ЮКОС" и Ходорковский приобрели слишком большую силу. Они представляли угрозу".

Двух непокорных олигархов, Владимира Гусинского и Бориса Березовского, г-н Путин уже вынудил покинуть страну. Другие олигархи предпочли повиноваться ему. Но не таков оказался г-н Ходорковский. Хотя он казался странно застенчивым на публике, устрашить его было не так просто. Он был безжалостен как в бизнесе, так и в политике. Задолго до своего 40-летия он скопил 8 млрд. долл. США и решил, что пора заняться очищением своего имиджа. Он начал обхаживать западных инвесторов, реформировать свою деловую практику и жертвовать крупные денежные суммы на благотворительность. Достигнув известности за рубежом, он стал, как выразился один аналитик, "Господином Русская Нефть".

Двух непокорных олигархов, Владимира Гусинского и Бориса Березовского, г-н Путин уже вынудил покинуть страну. Другие олигархи предпочли повиноваться ему. Но не таков оказался г-н Ходорковский. Хотя он казался странно застенчивым на публике, устрашить его было не так просто. Он был безжалостен как в бизнесе, так и в политике. Задолго до своего 40-летия он скопил 8 млрд. долл. США и решил, что пора заняться очищением своего имиджа. Он начал обхаживать западных инвесторов, реформировать свою деловую практику и жертвовать крупные денежные суммы на благотворительность. Достигнув известности за рубежом, он стал, как выразился один аналитик, "Господином Русская Нефть".

У себя на родине в апреле 2002 года он начал продвигать свой проект через широкий спектр думских партийных лидеров, объявив, что готов пожертвовать их партиям десятки миллионов долларов перед парламентскими выборами 7 декабря 2003 года. Многие согласились, и он отдал миллионы долларов двум самым прогрессивным партиям, "Яблоко" и Союз правых сил, а также пропутинской партии "Единая Россия". Несколько его деловых партнеров планировали выставить свои кандидатуры по партийным спискам Коммунистической партии и партии "Единая Россия".

Г-н Ходорковский намеревался сформировать блок, который позволит ему доминировать в думе. Вплоть до своего ареста он полагал, что никогда не будет избран президентом, потому что он - еврей. Следовательно, как сообщили источники, он готовился изменить всю политическую систему. "Он откровенно заявлял, что в новой системе станет премьер-министром, - сообщил один источник, который обсуждал этот вопрос с г-ном Ходорковским. - Его команда сошла с ума. Они начали открыто говорить об этом".

Эти высказывания дошли до г-на Путина. Кремль воспринял их серьезно. Г-н Путин не терпит открытой оппозиции. Его команда закрыла телевизионные каналы, лишила власти региональных губернаторов и устранила соперников из списков для голосования.

В феврале нынешнего года г-н Путин вызвал г-на Ходорковского и других олигархов в Кремль. Вместо того чтобы вести себя почтительно, нефтяной магнат начал читать хозяину лекции. "В стране распространяется коррупция", - заявил президенту г-н Ходорковский. Он с пристрастием начал допрашивать г-на Путина о сделке, в ходе которой принадлежащая государству компания "Роснефть" купила за 600 млн. долл. США менее крупную компанию "Северная Нефть". По мнению нефтяного магната, она не стоила этих денег. Г-н Ходорковский намекнул, что столь высокая цена была уплачена потому, что кто-то на этом незаконно нажился. Г-н Путин отреагировал редкой на публике вспышкой гнева. Он, в свою очередь, задал вопрос, какими путями компании г-на Ходорковского удалось завладеть принадлежавшим государству богатым нефтяным месторождением. В этом вопросе крылась абсолютно прозрачная ссылка на темную приватизационную сделку 1996 года, благодаря которой г-н Ходорковский менее чем за 300 млн. долл. приобрел контрольный пакет акций.

В последовавшие за встречей в Кремле месяцы г-н Ходорковский не уступил своих позиций. Он продолжал давать деньги политическим партиям. По некоторым оценкам, он роздал около 100 млн. долл. США. Больше всех получила партия "Яблоко". Команда г-на Ходорковского утверждает, что пожертвования партиям были согласованы с Кремлем. Но г-н Ходорковский, как заявил кремлевский политический консультант Глеб Павловский, при этом нарушил другую неписаную заповедь: открыто не говорить о пожертвованиях политическим партиям, поскольку народ этого не любит. "ЮКОС" нарушил это табу.

В последующие месяцы г-н Ходорковский начал кампанию в думе против соглашений о разделе продукции в нефтяной отрасли. Г-н Ходорковский доказывал, что такие соглашения в России не нужны. Компании "ЮКОС" они невыгодны. В конечном счете, дума ограничила применение таких соглашений.

Он также пошел наперекор Кремлю, поддержав войну США в Ираке и заключив собственное соглашение с Китаем, обещая построить новый трубопровод, хотя трубопроводы входят в компетенцию государственной компании "Транснефть".

Впоследствии и "Роснефть", и "Транснефть" крепко обозлились на г-на Ходорковского, равно как и некоторые законодатели, а также кремлевские чиновники. Масла в огонь подливали некоторые помощники президента, подсовывая г-ну Путину дезинформацию, из которой следовало, что г-н Ходорковский ведет атаку на президента, что он потерял к нему уважение, что он считает себя ровней президенту.

В разделенном на фракции Кремле эта ситуация вскоре переросла в более широкую борьбу между помощниками президента. По свидетельству г-на Павловского, среди путинской элиты идет очень серьезная дискуссия относительно будущего страны. Группировка ветеранов КГБ считает, что г-н Путин должен лишить власти политическую и деловую элиты. В мае с.г. эта группировка сумела сделать свои взгляды достоянием общественности, опубликовав доклад о том, что олигархи готовят государственный переворот, чтобы сделать г-на Ходорковского премьер-министром.

Г-н Путин воспользовался этим докладом, чтобы послать свое сообщение. На состоявшейся через месяц пресс-конференции, отвечая на заранее заготовленный вопрос о "революции олигархов", президент заявил, что России "не следует позволять отдельным бизнесменам влиять на политическую жизнь страны в собственных корпоративных интересах". Он напомнил о судьбе г-на Гусинского и г-на Березовского сакраментальной фразой "иных уж нет, а те далече". Это было грозное предупреждение тем, кто готовился попытать счастья с государственным переворотом.

Г-н Путин воспользовался этим докладом, чтобы послать свое сообщение. На состоявшейся через месяц пресс-конференции, отвечая на заранее заготовленный вопрос о "революции олигархов", президент заявил, что России "не следует позволять отдельным бизнесменам влиять на политическую жизнь страны в собственных корпоративных интересах". Он напомнил о судьбе г-на Гусинского и г-на Березовского сакраментальной фразой "иных уж нет, а те далече". Это было грозное предупреждение тем, кто готовился попытать счастья с государственным переворотом.

Г-н Ходорковский не внял этому зловещему предостережению, и правительство перешло к жестким мерам. Второго июля прокуроры арестовали по обвинению в мошенничестве одного из его ближайших деловых партнеров, миллиардера и акционера "ЮКОСа" Платона Лебедева. Г-н Ходорковский ответил на это публичной кампанией протеста под лозунгом "Мы - вместе!" Он даже допускал высказывания вроде того, что г-н Путин, возможно, возвратится в "застойное болото тоталитарного прошлого России".

В частном порядке г-н Ходорковский пытался договориться с Кремлем. Наняв в посредники адвоката Александра Дубровинского, он предложил прокуратуре компромисс: "Если они выложат на стол свои карты, я готов выложить свои". Но, как сообщил ему г-н Дубровинский, в прокуратуре отказались выкладывать карты на стол. Г-н Ходорковский, казалось, стал фаталистом. Он знал, что может уехать из страны и избежать преследования. Но он отказался. Одиннадцатого октября он встретился со своими адвокатами. Он понимал, что его ожидает, и заявил, что готов к этому. Он сказал: "Бывают вещи и похуже, чем заключение в тюрьму". Через 2 недели спецназовцы в масках ворвались в его личный самолет и отволокли его в тюрьму.

Сокращенный перевод: Виктор Федотов, ИноСМИ.Ru
Опубликовано на сайте inosmi.ru: 05 ноября 2003, 15:44
Оригинал публикации: Two Visions for Russia And One Battle of Wills