Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Научно-практическая конференция "Налоговая реформа: проблемы и перспективы"

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Научно-практическая конференция "Налоговая реформа: проблемы и перспективы"

29 октября 2003 года в компании "Гарант" состоялась Научно-практическая конференция "Налоговая реформа: проблемы и перспективы".

Конференция организована компанией "Гарант".

Компания "Гарант" зарегистрирована в качестве Информационного агентства (свидетельство: ИА N77-14642). При распространении сообщений и материалов информационного агентства другим средством массовой информации ссылка на информационное агентство обязательна (ст. 23 Закона о СМИ).

В конференции приняли участие представители ряда органов государственной власти Российской Федерации, а также представители заинтересованных общественных организаций и ведущие научные специалисты в области налогообложения.

На конференции обсуждались следующие вопросы:

  • снижение налогового бремени - миф или реальность?
  • проблемы бюджетного федерализма
  • изменение ставок налогообложения в 2004 году
  • другие актуальные вопросы реформы налоговой сферы

С докладами выступили:

Комова Наталья Александровна - Заместитель руководителя Департамента налоговой политики Министерства финансов Российской Федерации,

Орлова Маргарита Анатольевна - Заместитель руководителя отдела единого социального налога Управления Министерства по налогам и сборам по г .М оскве,

Черник Дмитрий Георгиевич - Президент палаты налоговых консультантов.

Ведущий конференции Шаманов Евгений Вячеславович - директор по внешним связям компании "Гарант".

Ведущий : Доброе утро, уважаемые дамы и господа! Разрешите поприветствовать Вас от лица компании "Гарант". Мы начинаем нашу научно-практическую интернет-конференцию "Налоговая реформа. Проблемы и перспективы". На конференции планируется обсудить следующие вопросы.

Снижение налогового бремени - миф или реальность? Приведет ли снижение ставок по отдельным видам налогов к реальному уменьшению налогового бремени предприятий и организаций или недоимки бюджетов разных уровней будут компенсированы другими обязательными платежами.

Проблемы бюджетного федерализма. В связи с уменьшением налоговых поступлений в бюджеты субъектов РФ по причине отмены целого ряда налогов и сборов изменено распределение доходов от поступлений налога на прибыль, а также доходов от уплаты налогов по упрощенной системе налогообложения и ЕНВД. Приобретут или потеряют от таких изменений региональные и местные бюджеты?

Изменение ставок налогообложения в 2004 году. В связи с принятием 7 июля 2003 г. Федерального закона N 117-ФЗ, вносящего ряд изменений в налоговое законодательство, с 1 января 2004 года изменяется ставка НДС с 20% до 18% и ставки ряда других налогов. Отражают ли эти изменения реальные потребности экономики страны или же они носят вынужденный характер?

Другие актуальные вопросы реформы налоговой сферы. За счет каких средств будут компенсированы "потери" бюджетов различных уровней? Как будет урегулирован вопрос о том, могут ли организации, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, продолжать применять одновременно и единый налог на вмененный доход, и упрощенную систему налогообложения?

Собственно, об этом мы и хотим поговорить на нашей сегодняшней конференции. Я с удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Это Наталья Александровна Комова - заместитель руководителя Департамента налоговой политики Министерства финансов РФ, Дмитрий Георгиевич Черник - Президент палаты налоговых консультантов, Маргарита Анатольевна Орлова - заместитель руководителя отдела единого социального налога УМНС г. Москвы.

Ведущий:

А сейчас я с удовольствием предоставляю слово нашему первому докладчику - Наталье Александровне Комовой.

Комова Н.А.:

Добрый день, уважаемые участники нашей встречи. В соответствии с основными направлениями налоговой реформы, намеченными правительством на среднесрочный период до 2005 года, одним из основополагающих принципов изменений законодательства по налогам является снижение налоговой нагрузки на экономику в целом. При этом снижение совокупной налоговой нагрузки к 2005 году должно составлять ежегодно до 1% ВВП. Одновременно, не допускается сокращение доходной части бюджетов, при чем не только федерального бюджета, но и бюджетов субъектов. Пожалуй, так определенно задача налоговой реформы сформулирована впервые. Задача снижения налоговой нагрузки всем понятна, вызывает поддержку, одобрение всех категорий налоговой общественности. А вот обеспечение доходов бюджетов это проблема Минфина и Министерства по налогам и сборам, как органа, обеспечивающего фактически сбор поступлений налоговых платежей в доход бюджета. Тем не менее, летом в соответствии с Федеральным законом N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации" были приняты основные параметры проекта бюджета на 2004 год. Принцип снижения налоговой нагрузки реализован в конкретном решении: снижении на 2 пункта процентной ставки налога на добавленную стоимость. При чем решение было принято не сразу. Различные варианты рассматривались и по сохранению перечня тех товаров, которые сегодня облагаются 10% ставкой. Рассматривались возможные варианты сокращения перечня операций, освобождаемых от налогообложения НДС. В конечном итоге приняли решение не изменять действующий порядок применения 10% ставки НДС, сохранить перечень освобождаемых от налогообложения операций и только снизить основную ставку НДС до 18%.

Одновременно реализовано ранее принятое решение об отмене налога с продаж. Некоторые связывают отмену налога с продаж именно с законом 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации", хотя 27 глава части второй Налогового кодекса принималась исключительно до 1 января 2004 года. В последствии стало очевидно, что многие субъекты предлагали сохранить налог с продаж еще на некоторое время, по крайней мене до 2005 года. Весной обсуждался вопрос, насколько это целесообразно. Все-таки, в конечном итоге, ранее намеченное решение по отмене этого налога было реализовано. Помимо основных вопросов по косвенным налогам приняты решения по перераспределению поступления от налога на прибыль, по изменению действующего порядка применения налога на добычу полезных ископаемых и отмены акциза на природный газ. Это тоже было решение достаточно сложное для принятия, тем не менее изменения законодательства свидетельствуют, что те решения, которые были намечены в начале года, реализуются.

Вопросы по совершенствованию администрирования не предполагают принципиальных изменений налогового законодательства. Вопросы администрирования предполагают изменения действующих норм по применению тех или иных налогов, без принципиальных дополнений или изменений в целом. В начале 2003 года 2 заседания Правительства РФ были специально посвящены вопросам администрирования налогов. На сегодняшний день вопросы администрирования выходят на первый план. Как я уже сказала, задача снижения налоговой нагрузки на экономику в целом понимается достаточно однозначно : или это снижение ставок, или предоставление каких-то новых льготных режимов налогообложения. По снижению ставок у нас ресурс на сегодняшний день исчерпан, то есть и по НДС, и по налогу на прибыль, и по подоходному налогу. Остались только вопросы по решению ситуации с единым социальным налогом, но это на 2005 год. Связано это не столько с кардинальными изменениями по применению единого социального налога, сколько с возможностями компенсации выпадающих доходов фондов: Пенсионного фонда и социальных фондов, которым производят соответствующие выплаты. Поэтому это уже вопрос более финансовый , чем налоговый. Нельзя говорить о каких-то новых льготных режимах налогообложения, конечно, есть возможности по совершенствованию упрощенной системы налогообложения, единого налога на вмененный доход, но основные принципиальные, концептуальные решения уже приняты и в этом направлении у нас ресурс весьма ограничен. А вот что касается администрирования, то есть изменения уже действующего на сегодня порядка или системы применения тех или иных налогов, вот здесь еще есть возможности для принятия новых решений. Надо сказать, что администрирование уже предполагает ужесточение. Администрирование - это контроль, это большее внимание налоговых органов к налогоплательщикам.

На заседаниях правительства в феврале и в апреле пришли к выводу, что на сегодняшний день налогом, который стоит администрировать дополнительно, является налог на добавленную стоимость. Почему именно налог на добавленную стоимость, а не налог на прибыль, подоходный налог? Я приведу несколько цифр, что у нас собой представляет НДС на сегодняшний день - это 46% доходов бюджета, поскольку НДС поступает в федеральный бюджет - это доходы федерального бюджета. Практически половина бюджета. Налог очень важный, значимый и ощущаемый налогоплательщиками, поскольку отвлекает оборотные средства на уплату этого налога. Даже по ставке 18% - это значительное изъятие. Помимо вот этой общей доли налога у нас есть еще показатели за последние годы, которые характеризуют поступления этого налога в бюджет, то есть динамику. Динамика положительная. Рост поступления НДС имеется, причем как по сравнению с недавним прошлым, допустим 2001 г., так и уже по отношению к первому полугодию текущего года по сравнению с прошлым годом. Рост 33%, даже 33,6%, за первое полугодие, а за 8 месяцев этого года по отношению к прошлому году - это 29%, почти 30%. То есть динамика положительная. Более того, у нас растет доля поступления НДС и по отношению к ВВП. Теперь все показатели соизмеряются по отношению к ВВП, по этому показателю у нас есть динамика и по налогу на добавленную стоимость. По сравнению с первым полугодием прошлого года ВВП выросло на 25% в абсолютном отношении, то соответственно НДС опережает даже и этот рост - 30%, 34% за полугодие - это позитивный момент. Казалось бы, что администрировать, если в этом плане мы имеем вполне удовлетворительные результаты, конечно, абстрагируясь от недоимок, от других моментов, по абсолютным показателям здесь у нас практически благополучная картина. Возвращаюсь к вопросу администрирования НДС, в плане правительства по налогу на добавленную стоимость записан специальный раздел по администрированию этого налога. Дело в том, что в отличие от прямых налогов, от налога на прибыль и от других налогов, НДС характеризуется двумя показателями: начисленной суммой и фактическими поступлениями этого налога в бюджет. Как известно НДС считается в виде разницы между налогом начисленным и налогом уплаченным самим налогоплательщиком, поставщикам в виде приобретаемых материальных ресурсов для производственной деятельности. И вот здесь-то у нас картина с точностью до наоборот отражается цифрами, которые мы имеем. То есть, не смотря на то, что у нас идет рост начисленной суммы налога, у нас, к сожалению, имеется рост, причем, опережающий сумм НДС, возмещаемых налогоплательщику, или тех сумм, которые они заявляют по декларациям в отношении к начисленным суммам. Причем достаточно серьезный рост именно доли возмещаемого НДС с опережением по сравнению с прошлым годом на 6%. А если брать по экспортерам в разрезе нулевой ставки НДС, то заявленный к возмещению налог или сумма заявленного к возмещению налога, который выражается в вычетах, превышает на 10% те суммы, которые могли бы быть получены в бюджет. То есть вот эта динамика, она как раз говорит о том, что фактически из бюджета возмещается налог, который в бюджет не поступал. Понятно, что если растет сумма начисленного налога, то и будет соответственно расти сумма возмещаемого налога, поэтому есть объективные показатели: это и рост цен на товары, работы и услуги, это и вообще рост объема реализуемой продукции. Допустим, если соотнести долю возмещаемого налога к росту объема экспорта, то здесь мы опять имеем картину достаточно печальную. Возмещаемая сумма налога опережает и рост фактического экспорта, то есть то, что нам дает статистика. Налицо фиктивные документы, по которым налогоплательщикам удается предъявить к возмещению достаточно серьезные суммы налога. По результатам прошлого года это 250 миллиардов рублей и в соотношении к 2000 г. эта сумма растет. Соответствующие показатели и по итогам первого полугодия 2003 г. Вот такая картина позволяет говорить о том, что НДС у нас работает неудовлетворительно, поскольку несоответствие объемных показателей как раз и приводит к выводу, что требуется вмешательство в порядок контроля за применением этого налога налогоплательщиком.

Задача стоит конкретно и четко - навести порядок с действующим механизмом возмещения НДС. Вначале эта проблема касалась только экспортеров, поскольку при применении нулевой ставки налогоплательщик заявляет на вычет суммы налога, сам при этом в бюджет ничего не уплачивает, если только ему удается подтвердить нулевую ставку в установленном порядке. Но и по операциям на территории РФ ситуация не менее печальная, поскольку опять же рост возмещаемых сумм по сравнению с начисленными говорит о том, что требуются определенные конкретные меры по изменению ситуации с контролем и порядком применения налоговых вычетов. Объективная картина по цифрам приводит к выводу о том, что законодателям, методологам, экспертам требуется подумать, как отрегулировать эту ситуацию. НДС у нас применяется с 1992 года. Налог достаточно эффективный. На сегодняшний день достаточно ограничен диапазон мер, которые можно было бы реализовать в плане совершенствования администрирования по этому налогу.

Относительно недавно появился новый механизм, связанный с контролем за вычетом НДС и с противодействием применению различных схем отклонения от налогообложения - так называемые специальные счета, которые применяются только для цели налога на добавленную стоимость. Сейчас эта тема активно обсуждается в прессе. Действительно, решение Правительства РФ на последнем октябрьском заседании 2 октября было конкретным - рассмотреть целесообразность, необходимость, возможность внедрения специальных счетов для целей НДС в рамках реализации намеченных мер по совершенствованию и администрированию налогообложения. Более того, 2 октября было дано соответствующее поручение Министерству финансов, Министерству по налогам и сборам, Минэкономразвития, Минюсту, Банку России подготовить законопроект по применению специальных счетов для целей исчисления и уплаты НДС. Я подчеркиваю, что принципиальные моменты по применению этого налога не изменяются, а именно: определение выручки для целей налогообложения, момент определения налогооблагаемой базы, порядок вычетов налогов. Все сохраняется в сегодняшних условиях, и надо сказать, что с 1 января 2004 года налогоплательщики НДС по прежнему сохраняют право выбора учетной политики для целей налогообложения. Параллельно, соответственно, не принимается никаких решений по изменению действующего порядка принятия к вычету сумм налога, которые оплачивают налогоплательщики своим поставщикам, т.е. сохраняется порядок вычета по мере осуществления фактической оплаты, основные моменты по применению НДС сохраняются неизменными. И вот в рамках действующего законодательства, которое у нас уже апробировано за прошедшие несколько лет, предлагается ввести в действующий режим систему спецсчета , НДС-счета. Как я уже сказала, администрирование и все что с ним связано, встречается настороженно, негативно, поскольку понятно, что это усиление давления на налогоплательщика со стороны проверяющих органов и соответственно негативные последствия уже по бизнесу, по предпринимательской деятельности.

Итак, НДС-счета - это счета, которые будут открываться каждым налогоплательщиком НДС и не только, а как предполагается, всеми хозяйствующими субъектами, исключительно для осуществления расчетов по НДС. Соответствующая поправка предусматривается в первую часть Налогового кодекса об обязательности наличия НДС-счета для целей 21 главы Налогового кодекса. Вопрос, который сейчас обсуждается Центральным банком, Минюстом, Минфином, МНС: каков статус НДС-счета. Первоначально предполагалось, что этот счет будет открываться по договору банковского счета и никаких принципиальных особенностей не будет по сравнению с режимом действия других счетов. Но как вы понимаете, оказалось много нюансов, вплоть до необходимости внесения соответствующих поправок в гражданский кодекс, потому что все понимают, что такое режим банковского счета, какие последствия, какие права у владельца этого счета и какие обязанности кредитных учреждений по исполнению своих функций перед владельцами счетов. Учитывая то, что НДС-счет - это счет исключительно налоговый, т.е. те средства, которые будут обращаться по этому счету, уже потенциально представляют из себя налоговые обязательства, то в рамках действующего законодательства применить договор банковского счета достаточно затруднительно. По мнению специалистов Центрального банка, требуется придать особый статус этому счету в развитии норм первой части Налогового кодекса - это 8 статья Налогового кодекса, в которой определяется, что такое налог и как мы понимаем налог - как безусловное безвозмездное изъятие части оборотных средств налогоплательщика для исполнения налоговых обязательств. Надо сказать, что этот вопрос вызвал очень много различных, противоречивых мнений в отношении правомерности отвлечения оборотных средств налогоплательщика до наступления даты уплаты налога. В большинстве случаев, до 20 числа следующего месяца налогоплательщики имеют право распоряжаться своими средствами, в том числе, и приходящимися на 20% или 18% ставку НДС до наступления срока уплаты налога.

Режим НДС-счета предполагает, что средства будут отражаться, как по кредиту, так и по дебету этого счета еще до 20-го числа. То есть отвлечение средств, как на уплату налога поставщикам, приобретаемых материальных ценностей, так и налога получаемого в составе выручки, будет фиксироваться сразу на НДС-счете без взаимодействия с расчетным счетом. Два платежных поручения предусматривается для обеспечения этой системы. Одно для зачисления НДС на НДС-счет, а другое в действующем порядке в режиме расчетного счета. Таким образом, этот вопрос сейчас очень подробно изучается, как отразить первую ситуацию с законностью применения НДС-счета. Следующий момент - режим действия этого счета на сегодняшний день уже понятен. Подготовлены соответствующие поправки в 21 главу второй части Налогового кодекса: законопроект практически готов, режим достаточно простой. С этого счета будет оплачиваться налог при приобретении товарно-материальных ресурсов, т.е. две платежки, допустим 100 и 20, 100 с расчетного счета, 20 с НДС-счета. Аналогично при поступлении выручки, так же покупатель, заполняя две платежки, обеспечивает поступление средств на расчетный счет в размере платежа по товарам, работам, услугам. Таким образом, НДС-счет работает в режиме 68-ого бухгалтерского счета, как по возмещаемой части, так и по начислению. Надо сразу сказать, что вопрос непростой, предполагается переходный период, ориентировочно это состоится не ранее следующего года, 1 июля в лучшем случае, а может быть и 1 января 2005 года. Поэтому, мы заранее уже начинаем разъяснительную работу, и в средствах массовой информации пытаемся всеми доступными способами рассказать, в чем же принцип работы этой новой системы, таким образом подготовить налоговую общественность к принятию этого новшества. Более того, сейчас достаточно серьезно некоторые представители предпринимателей, особенно малого бизнеса заявляют о том, что введение таких жестких мер в рамках действующего законодательства по НДС будет иметь крайне негативные и далеко идущие последствия. Это не будет ограничиваться только сложностями в исчислении и уплаты НДС с отвлечением некоторым оборотных средств, но и, по мнению некоторых специалистов, может привести к сокращению активности предпринимательской деятельности, особенно среднего и малого бизнеса. Подсчитываются по определенной методике самые крайние негативные варианты отражения этой новой системы на ситуацию именно с финансами, с оборотными средствами. Надо сказать, что оценки весьма осторожные. Это объясняется тем, что плательщики НДС несут соответствующую налоговую нагрузку, хоть мы ее пытаемся сократить, но сокращения на 2 пункта НДС не достаточно для того, чтобы кардинально говорить о том, что у нас резко снижается налоговая нагрузка по НДС. Конечно, мы понимаем, что будут какие-то сложности, может быть у тех, кто работает на кредитах, у кого нет запаса или достаточно свободных оборотных средств, но это просчитывается. Минэкономразвития будет по определенной методике эти расчеты делать, тем более , что это министерство как раз рассматривает вот эти все новшества с позиции налогоплательщиков, с позиции экономики.

Налогоплательщик, прежде всего применяющий нулевую ставку, уже не будет сталкиваться с теми негативными последствиями, которые он имеет при взаимодействии с налоговыми органами, когда именно по причине подозрений на недостоверность, на фиктивность тех документов, которыми он располагает, ему отказывают в возмещении налога. Отражение, возмещаемых сумм по НДС-счетам таким специальным режимом функционирования, дает уверенность, если не гарантию налогоплательщику, что он своевременно получит заявленные суммы. Налогоплательщики, у которых по нулевой ставке очень много поставщиков, постоянно сталкиваются с проблемой встречных проверок. Поскольку налоговые органы имеют право удостовериться в том, что заявляется к вычету, удостовериться и в том, что за суммы поступали в бюджет.

Предлагается предусмотреть и, практически, это вопрос уже решен, установить порядок возмещения НДС по объектам законченного капитального строительства в порядке, действующем по отношению ко всем другим материальным ресурсам. То есть одинаковый порядок вычета НДС. Если сейчас возмещение возможно только с момента начисления амортизации по законченному строительством объекту, понятно, что те, кто выполняет достаточно серьезные инвестиционные программы теряют налог до момента получения права на вычет, то установление нормы, позволяющей сразу принимать к вычету уплаченные суммы налога в ходе строительства, - это благо. Понятно, не для всех, только для тех, у кого такие объемные инвестиционные программы имеют место и таким образом это для одной категории плательщиков. Для всех экспортеров, которые применяют нулевую ставку предусматривается освободить полностью от НДС авансовые платежи, которые получают экспортеры. Сегодня у нас эта норма действует только для тех, у кого длительный цикл производства продукции. Вот с введением НДС-счетов, как одна из мер - отмена НДС с авансовых платежей, которые получают налогоплательщики применяющие нулевую ставку.

Вопрос более широко был поставлен на обсуждении в Правительстве, предлагалось рассмотреть возможность отмены НДС со всех авансовых платежей, для всех налогоплательщиков, в том числе и при реализации товаров на территории РФ. Заинтересованные лица по этому вопросу объясняли это тем, что получение авансов - не является реализацией по всем правилам. Подсчитав, что для бюджета означает получение НДС с авансовых платежей и учитывая, что все-таки налогоплательщик имеет право на вычет, налог по тем материальным ресурсам, по которым закупает при получении авансовых платежей решили эту норму ограничить только освобождением НДС с авансов под нулевую ставку. И серьезное упрощение - применение нулевой ставки в целом. Т.е. целесообразность возврата к одной декларации. Может, кто работал какое-то время до вступления кодекса, помнит, что у нас была одна декларация по НДС, и только с 1 января 2001 года стали нулевую ставку декларировать по самостоятельной форме. Это дополнительная работа. Посчитали возможным вернуться к прежнему порядку.

Еще один момент параллельно с НДС-счетами можно рассматривать как с положительной, так и с отрицательной позиции. С точки зрения налогоплательщика, я имею ввиду внедрение информационных технологий в систему исчислений уплаты налогов, взаимодействия налоговых органов и налогоплательщика по электронным средствам информации - так называемые электронные счета-фактуры. Может быть вы слышали об этом. Незначительные поправки требуются в законодательство по этой теме, это только в 169 статью Налогового кодекса, где про счета-фактуры имеются положения и нормы. Возможно, это будет как-то отсрочено по введению в действие, поскольку не столько проблема озадачить налогоплательщика представлять счета-фактуры в электронных формах, сколько в возможности налоговых органов принять эту информацию. Это стоит определенных денег, требует подготовительной работы. Поэтому здесь ситуация такая объективно-субъективная. Наверняка это будет с пониманием воспринято. Большинство налогоплательщиков имеют возможность и уже представляют информацию на электронных носителях , но опять же, малый и средний бизнес у нас как-то всегда все эти новшества принимает не однозначно. Все таки компьютеры у всех есть, и обеспечить представление этой информации на электронных носителях наверное не так будет и сложно.

Из общения с налогоплательщиками большинство, будем говорить многие уже и книги покупок и книги продаж ведут на компьютере, поэтому здесь каких-то кардинальный усилий не требуется. Одновременно, если это удастся реализовать, можно будет отменять книги покупок и книги продаж. То есть это тоже объем работы, который имеет место и соответственно какие-то шаги на встречу упрощения применения технической работы здесь тоже возможны. Вот ответственность - это вопрос первой части Налогового кодекса, юристы сейчас рассматривают возможные рамки ответственности по этим новым нормам. Но все это, как нам представляется, укладывается в понятие администрирования НДС без принципиальных изменений. На сегодняшний день мы об этом говорим, думаем и рассчитываем на понимание. Эта тема объявлена, и таким образом в плане администрирования у нас сегодня это задача N1.

Ведущий:

Благодарю Вас, Наталья Александровна, за столь содержательное выступление. На наш взгляд, теперь проблемы и такие долгосрочные перспективы налоговой реформы в части администрирования налогооблажения , НДС нашей аудитории стали понятны.

А я с удовольствием предоставляю слово нашему следующему докладчику - Маргарите Анатольевне Орловой, заместителю руководителя отдела по единому социальному налогу Управления МНС по г .М осква.

Орлова М.А.:

Спасибо.

Единый социальный налог, введенный в действие с января 2001 года перевернул устоявшиеся за многие годы процесс сбора взносов в государственные социальные внебюджетные фонды и это не вызывает сомнений. Причем не вызывает сомнений ни объем ЕСН, ни его социальная значимость. Хотя его введение вызывало определенное и серьезное недовольство у налогоплательщиков. С точки зрения государства, это была, безусловно, прогрессивная мера, сократить для налогоплательщиков количество контролеров. Это оценивалось как серьезное благо. Положительными сторонами введения ЕСН считаются следующие моменты: единый порядок исчисления налоговой базы в отношении каждого внебюджетного фонда и федерального бюджета, единый срок уплаты, снижение налоговой нагрузки (то о чем мы сейчас говорим) за счет установления регрессивных ставок ЕСН, представление налоговой отчетности одному контролеру. Этот комплекс положительных мероприятий вылился в увеличение объема собираемости налога, и, если помните 2001 год, в этом году резко снизились такие социальные проблемы, как задержки выплаты пенсий Пенсионным фондом. Одной из составляющей частей ЕСН были перечисления в Пенсионный фонд. Эта проблемы у Пенсионного фонда сейчас нет. Он наращивает свои резервы, он повышает пенсии, и как он это делает, это его право выбора как страховщика. При этом , конечно, существует оборотная сторона данного налога, которая выражается в крайней его трудоемкости. Законодатель предусмотрел серьезные блага, но трудоемкость колоссальная. Плательщики с этим сталкиваются ежедневно, мы сталкиваемся при выполнении функции контроля. Более трудоемкого налога я представить себе просто не могу. С точки зрения налогового учета, ЕСН предполагает учет всех показателей, даже тех, которые не облагаются налогом. Например, доход на налог физических лиц предполагает учет только тех сумм, которые облагаются. И поэтому такой трудоемкий учет, такая тяжеловесная налоговая отчетность в рамках ЕСН дают огромную статистическую базу по объемам выплат в пользу физических лиц. Это то, чего не может дать налог по доходам физических лиц.

С Вашего позволения я скажу несколько слов о весе этого налога на примере города Москва. В Москве собирается 15 % всех страховых взносов в составе ЕСН. Показатель может несколько колебаться, но в основном около 15%. Поскольку Москва является своего рода донором, нам устанавливаются достаточно высокие плановые задания по сбору страховых платежей ЕСН. Так вот в 2003 г. на страховые взносы ЕСН приходится около 25% в общей сумме налоговых поступлений по Москве. За 9 месяцев 2003 г. сумма, собранных страховых взносов в ЕСН, составляет 101,8 миллиарда рублей. Сумма сборов за 3 квартал - 33,6 миллиардов рублей. Причем если сравнивать с аналогичным периодом за прошлый год, то прирост поступлений увеличился в 1,23 раза. Такой прирост наблюдается третий год, разница в десятых долях процентов.

Несмотря на масштабы поступлений, существует ряд проблем. К ним нужно отнести методологические проблемы, толкование законодательных актов. Серьезные сложности вызывают у налогоплательщиков и налоговых органов неурегулированные в законодательном и нормативном порядке определенные процедуры, некоторые проблемы организационного плана. Но сегодня я позволю себе остановиться на проблемах правового регулирования страховых взносов ЕСН, поскольку с 2002 г. на налоговые органы возложена обязанность администрировать страховые взносы на обязательное пенсионное страхование. Статьей 25 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" на нас возлагается контроль за уплатой страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. Но п. 2 этой статьи установлено, что взыскание осуществляется Пенсионным фондом. И в 2002 г. мы пребывали в некотором недоумении оттого, что законодатели, видимо из своих соображений, некоторым образом урезали нашу контрольную функцию в части взысканий. По сути дела ведение лицевых счетов, прием отчетности, учет уплаты - это входит в нашу компетенцию. А вот взыскание нет. Но зато Налоговым кодексом установлен другой механизм контроля налогового вычета. Вы знаете, что для единого социального налога в части Федерального бюджета, в настоящее время уплаченный и начисленный страховой взнос является налоговым вычетом. Это не значит, что Федеральному бюджету причитается к уплате полные 28%, а страховым взносам 14%. Страховые взносы - есть вычет. Через контроль налогового вычета мы можем воздействовать на уплату страховых взносов. Но данное воздействие вызывает у налогоплательщиков недоумение. Это создает определенные проблемы в сборе ЕСН. Ситуация в том, что при расчете налога к уплате в Федеральный бюджет, налогоплательщик согласно Налоговому кодексу обязан рассчитать налог по той ставке, которая установлена для Федерального бюджета - максимальная ставка 28%. Налогоплательщик должен рассчитать страховой взнос и фактически уплатить Федеральному бюджету разницу между тем, что начислено по 28% ставке, и страховым взносом, начисленным по 14% ставке. Вот такая методика уплаты ЕСН в Федеральный бюджет. Но при этом, в связи с ограниченностью контроля страховых взносов, законодатель предусмотрел некую особенную норму. Она содержится в статье 243 Налогового кодекса. В ней квалифицированна ситуация, когда может возникнуть некое правонарушение, называемое занижением налога. Это означает, что если заявленный налоговый вычет будет превышать фактически уплаченный страховой взнос, по итогам отчетного или налогового периода, то такая разница будет считаться занижением ЕСН в федеральный бюджет. И представьте ситуацию: налогоплательщик рассчитал страховые взносы в 1000 единиц. Согласно статье 243 Налогового кодекса, он обязан заявить налоговый вычет в рамках начисленного взноса. Заявил, но уплатил по каким-то обстоятельствам на день позже контрольной даты, контрольная дата установлена, квалификация правонарушения может состояться. Таким образом, в страховых взносах существует своя недоимка, и за это может быть наложена пеня до момента уплаты, но эта пеня специфическая. Она установлена специальными нормами (статья 26 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации"). Как только мы устанавливаем занижение налогового вычета в какой-то величине, мы его обязаны начислить федеральному бюджету. До момента уплаты страховых взносов на занижение ЕСН в федеральный бюджет установлена своя пеня. Но она установлена статьей 75 Налогового кодекса. Суммы те же, основания разные. Это штрафная санкция. Несмотря на то, что закон позволяет сравнивать суммы уплаченных авансовых платежей, нарушение констатируется как занижение налога. Как только занижение налога обнаружено, мы говорим о налоговой санкции, установленной статьей 122 Налогового кодекса. И получается, что самое благоразумное для налогоплательщиков первично платить страховые взносы. Мера воздействия имеет место, она осуществляется налоговыми органами в контрольных мероприятиях. Налогоплательщикам это не понятно и они воспринимают это как удвоение недоимки, как удвоение пени. Полагаю, у нас будут серьезные проблемы с этим, конечно, урегулированием данной ситуации будет происходить в судах. На самом деле , на мой взгляд, можно было решить проблему гораздо проще - разделив ставки на 14% - федеральному бюджету и 14% - страховых взносов без налогового вычета. А проблемы взыскания нужно должным образом предусмотреть и более четко прописать. Это одна из самых острых проблем. С точки зрения реализации - это огромный документооборот, это постоянные выверки платежей для того, чтобы квалифицировать правонарушения, бумажная волокита.

Вот отдельные моменты законодательных не состыковок, которые в ЕСН в конечном итоге, через страховые взносы, могут выливаться в проблемы каждого физического лица. Обязательное пенсионное страхование распространяется у нас на застрахованных лиц. Мы с вами потенциальные пенсионеры, который в конечном итоге хотят иметь пенсию. Федеральный закон "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" устанавливает объект и базу по страховым взносам как объект и базу по ЕСН. По сути дела вся методика исчисления страховых взносов перекладывается на главу 24 Налогового кодекса. Здесь определенное законодательное регулирование ЕСН имеет далеко идущие последствия. В конечном итоге получателем этих последствий будет каждое физическое лицо.

Я остановлюсь на некоторых моментах, которые можно было бы сделать для урегулирования ЕСН, хотя бы квалифицируя их как технические поправки. В статье 235 Налогового кодекса одной из категорий плательщиков признаются физлица , производящие выплаты другим физическим лицам за оказанные услуги. Определенный объект налогообложения как сумма таких выплат. В статье 236 сказано, что объектом не признаются эти выплаты, если у физлица , налогоплательщика они не уменьшают базу по налогу на доходы физических лиц. И получается, законодательно плательщик есть, а налоговая база приведена к нулю. Исходя из практики, могу сказать, что это физические лица-работодатели, которые производят выплаты наемным работникам. Практически привлечь к уплате налога невозможно, в связи с тем, что законом налоговая база приведена к нулю, а фактически таких честных работодателей порядка 800 человек на Москву, которые действительно приходят, сдают расчеты по страховым взносам, и таким образом не ущемляют права тех людей, которых они наняли на работу. Безусловно, это чаще всего состоятельные люди, это иностранцы. Они платят взносы, а так законодательная норма абсолютно мертвая .

Есть еще несколько моментов в определение налогоплательщика, которые вызывают у нас сложность до сих пор. Плательщик, самостоятельно уплачивающий ЕСН - индивидуальный предприниматель - платит из собственных доходов. К предпринимателям согласно статье 11 Налогового кодекса относятся и частные нотариусы. Но дело в том, что в законодательстве о нотариате нет частных нотариусов, а есть нотариусы, занимающиеся частной практикой. И в связи с употреблением законодателем некоторых бытовых формулировок, эта категория лиц оспаривала в 2001 году необходимость уплаты ЕСН. И сейчас отдельные лица продолжают эту неутомимую борьбу. Хотя в принципе, это можно было бы урегулировать достаточно легко.

Есть еще одна норма, которая вызывает многогранное толкование в зависимости от того, какие интересы преследует лицо, которое его трактует - налоговый орган или налогоплательщик. Объектом налогообложения для работодателей-организаций п. 1 статьи 236 Налогового кодекса объект определен как сумма начисленных выплат в пользу работников по трудовым, гражданско-правовым и авторским договорам. И тут же уточняется в абзаце первом статьи 236 статьи Налогового кодекса, что к объекту налогообложения относятся выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности и иных личных прав на имущество, а также договоры, связанные с передачей имущества в пользование. Дело в том, что налогоплательщик у нас грамотный, и поэтому пытается применить данный пункт к авторским договорам, в частности авторский договор передачи исключительных прав. По сути дела его можно квалифицировать как договор купли-продажи и говорить о том, что на основании данного абзаца объект для налогообложения может исчезнуть. Но проблема заключается в том, что авторский договор относится к категории гражданско-правовых договоров, и, не смотря на то, что об этом вспоминается очень редко, до сих пор регулируется Гражданским кодексом РСФСР от 11 июня 1964 года. Предметом авторского права, как правило, является переход права собственности. Но позиция налоговых органов и, полагаю, позиция законодателей заключалась в том, что специально в статье назван авторский договор как объект налогообложения, и такое изъятие на него распространяться не может. Хотя полагаю, что и здесь у нас будут определенного рода сложности с налогоплательщиками в квалификации данных законодательных норм. В определении объекта налогообложения в статье 236 Налогового кодекса не содержится больше выплаты в пользу членов семьи работников, как это было в 2001 году. Однако из действующей редакции кодекса не убрали до сих пор отдельные ссылки на членов семей работников. Так, например, в статье 237, которая в дальнейшем вызывает определенные сложности у налогоплательщиков в части применения, говориться, что в налоговую базу включаются выплаты не только в пользу работников, но и в пользу членов их семей. Таким образом, определенные сложности возникают из-за неточностей в законодательстве. Кроме того, ссылка на сторонних лиц в законодательстве имеется и в пункте 2 статьи 238 НК.

Хотелось бы еще остановиться на одной из самых привлекательных норм для налогоплательщика - это пункт 3 статьи 236, в котором говорится, что не признаются объектом налогообложения выплаты и вознаграждения вне зависимости от форм, в которой они производятся, если у налогоплательщиков организации такие выплаты не отнесены к расходу, уменьшающему налоговую базу по налогу на прибыль организации в текущем отчетном налоговом периоде. Министерство по налогам и сборам определяет свой подход к применению данного рода законодательной нормы так, что воспользоваться ею могут только организации, формирующие налоговую базу по налогу на прибыль. Казалось бы, очень логично. Но дело в том, что при применении налогоплательщиками этого положения, коммерческими организациями в частности, в налоговой базе их работников остается практически одна заработная плата. Потому что любая выплата, не связанная с результатом труда, это у работодателя выплаты, не уменьшающие базу по налогу на прибыль. Таким образом, законодатель определенным образом освобождает категорию организаций от уплаты ЕСН в виде уменьшения его налоговой базы. Это с одной стороны.

С другой стороны, работники коммерческих организаций будут иметь пенсионные отчисления именно с той базы, которая останется после применения такого рода законодательных норм. И получается, что фактически в конечном итоге, потребитель такого законодательства не только фонд, но и то физическое лицо, которое выйдет на пенсию. Получается, что работники коммерческих организаций у нас зависят от добросовестности работодателя и от того уровня заработной платы, который он ему установит. Но этой нормой не могут воспользоваться бюджетные организации, те, кто перешел на уплату по упрощенной системе налогообложения. Для них это норма будет касаться только в части исчисления страховых взносов. Получается так, что у этих организаций нет возможности применить указанный пункт, следовательно, в налоговую базу по ЕСН могут включаться и выплаты материальной помощи, и выплаты, которые связанные с оплатой неких благ, в частности, обучения, лечения и так далее. Получается, что налоговое бремя, как ЕСН, для организаций возрастает. С другой стороны у потребителей данных пенсионных отчислений возрастает база для исчисления пенсионных взносов. И получается, что определенные нормы, которые установлены Налоговым кодексом, специфическим образом регулируют и исчисление страховых взносов. И говорить здесь о тотальном уменьшении налогового бремени, конечно, не приходится. Безусловно, производится перераспределения налоговой нагрузки, может быть с одних плеч на другие.

Остановлюсь еще на очень весомом факторе - на регрессивных ставках налогообложения, которые для г .М осквы, безусловно, являются очень весомым налогообразующим фактором. Дело в том, что Москва, как высокодоходный регион, естественно, имеет большой уровень заработной платы, и плательщики, по сравнению, с 2001 годом очень активно используют регрессивную шкалу налога. Когда мы в рамках анализа поступлений считали потери от применения регрессивных ставок, с нашей точки зрения, это некие потери, суммы выпадающие из налога, а с точки зрения плательщиков это экономия на налоге и определенное благо. Мы вышли на следующие цифры, что если в 2001 году плательщики Москвы сэкономили порядка 13 миллиардов на ЕСН, в 2002 году уже порядка 20,5 миллиардов, к концу 2003 года мы ожидаем порядка 23-25 миллиардов вот таких выпадающих сумм налога за счет регрессии. Единственное, что здесь вызывает некоторое сомнение, какие налогоплательщики смогут воспользоваться данной регрессией. Безусловно, имеющие высокий уровень доходов их работников. Организациям начинающим, организациям формирующимся, конечно, сразу выплачивать высокие доходы физлицам не всегда удается. И в процессе становления такие организации, конечно, являются основными для нас плательщиками по максимальным ставкам ЕСН. Существует еще огромное количество проблем, которые есть в ЕСН. Хотелось бы, чтобы налоговая политика в части урегулирования этих проблем все-таки не откладывала их. Но будем надеяться, что и практика применения Налогового кодекса сподвигнет на законодательное решение и упрощение процедуры сбора ЕСН.

Спасибо.

Ведущий:

Спасибо Вам, Маргарита Анатольевна, за столь интересный доклад про еще один важнейший налог - единый социальный налог. А мы продолжаем нашу конференцию. Я с удовольствием предоставляю слово нашему следующему эксперту - Дмитрию Георгиевичу Черник, который представляет Палату налоговых консультантов.

Черник Д. Г.:

Уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа! Палата налоговых консультантов, президентом которой я имею честь в настоящее время быть, - это самая молодая в России организация экономистов и юристов. Она была создана только в прошлом году. Задача палаты - становление профессионального налогового консультирования в России. А почему необходимо сегодня, чтобы финансист, главный бухгалтер, финансовый директор предприятия мог получить реальную помощь со стороны налогового консультанта, со стороны человека, который профессионально занимается налогообложением? Налоговая реформа у нас идет, Налоговый кодекс продолжает пополняться и развиваться. Среди тех задач, которые решаются достаточно успешно в ходе налоговой реформы, такой задачи как упрощение налоговой системы пока, к сожалению, не предвидится. Да и вряд ли можно рассчитывать на то, что будет мало налогов, что налоги будут ясны и просты и так далее. Нам потребовалось 70 лет потребовалось, чтобы доказать, что отнюдь не каждая кухарка может управлять государством. И последующие 12 лет доказали нам, что отнюдь не каждый человек, даже имеющий соответствующее образование, может управлять налогами и достаточно умело плавать в море рыночной экономики. Поэтому сегодня каждая крупная фирма имеет свои налоговые подразделения. А что касается среднего и малого бизнеса, то они должны обращаться к профессионально подготовленным фирмам. Мы создали палату на основе полной добровольности ее членства и полагаем, что основными чертами налогового консультанта России должны быть высокий профессионализм, высокая ответственность и добросовестность. При этом должно быть сочетание интересов государства и налогоплательщиков, ибо эти интересы целиком совпадают. То, что иногда налогоплательщики и государство оказываются по разные стороны баррикад - это тактика нашей деятельности.

По примеру палат налоговых консультантов в ряде западных стран палата строится на основе полной независимости от государства, что позволяет членам палаты, экспертам палаты совершенно объективно и самостоятельно судить о том, что происходит, сохраняя при этом тесные связи и контакты с экономическими министерствами России, Москвы и т.д. Палата уже сегодня может приносить определенную пользу налогоплательщику, хотя наша главная задача - это не работа с налогоплательщиками, а создание профессионального слоя людей, которые занимаются налоговым консультированием. Для этого палатой разработаны учебные программы, по которым готовятся экономисты и юристы. Кроме того, палата совсем недавно организовала Всероссийский центр налогового консультирования, который, конечно, не может охватить те миллионы налогоплательщиков, которые действуют в Москве, но какой-то части он может оказать и непосредственную консультационную помощь. Центр создан в содружестве с Вольным экономическим обществом России. Кроме того, вышел нулевой номер журнала "Налоговые споры", а с января 2004 года этот журнал будет выходить регулярно. Это журнал ориентирован на налоговых консультантов, но я думаю, что он будет приносить пользу и налогоплательщикам. Мы полагаем, что достаточно широкая масса налогоплательщиков, а именно профессионально подготовленных налогоплательщиков, имея свою общественную организацию в лице палаты налоговых консультантов, может и должна активно влиять на ход налоговой реформы. Потому что налоговая реформа и то, что сегодня происходит, кому-то нравится, кому-то не нравится. Можно критиковать многое из того, что делает наше Правительство и Государственная Дума, но высказывать какое-то отношение , критиковать - этого мало. Нужно, чтобы голос налогоплательщика был слышен и в правительственных кругах, и среди законодателей. Поэтому мы полагаем, что ПНК, обобщая опыт, который накоплен не только в Москве, но и во всей России, обобщая взгляды профессионально подготовленных налогоплательщиков, может и должна принимать участие в налоговой реформе, которая у нас происходит.

Я возвращаюсь к тем вопросам, которым непосредственно посвящена эта конференция. И насколько я помню, в своем вступительном слове Евгений Вячеславович сразу объявил вот такую интересную тему: снижение налогов - миф или реальность. Хотелось бы высказать несколько соображений по этому поводу. Исходя из последних решений, которые приняты Правительством и Госдумой, мы ощущаем, что в определенной степени это реальность. Налоги действительно снижаются, и Наталья Александровна в своем выступлении тоже убедительно об этом говорила. Это конечно, для всех нас хорошо. Но в то же время надо сказать, что вряд ли целью экономической политики может быть сам факт снижения налогов. Это хорошо, что мы можем снижать налоги. В свое время я был категорическим противником снижения НДС. Когда 3,5 года назад после дефолта была попытка резко снизить НДС, если вы помните, был даже принят закон о 15% снижении НДС. Закон не вступил в действие. Я был противником такого снижения, так как считаю, что тогда это было бы крупной ошибкой. Сегодня же снижение НДС стало реальностью.

С 2004 года ставка НДС будет составлять 18%. Но в принципе, мне представляется, что предмет налоговой политики заключается не в снижении налогов как таковых. Цели у государства должны быть более крупные. Это укрепление нашей промышленности, реального сектора экономики, это улучшение социальной жизни населения, это увеличение пенсий, это регулярность увеличения выплаты заработной платы учителям, врачам, это развитие науки, это укрепление обороноспособности страны и т.д. А налоговая система и налоговая реформа это инструмент экономической политики, которая и должна подкреплять те основные цели государства, которым государство должно следовать. Поэтому, если государство, выполняя эти цели, может одновременно снижать налоги, это хорошо, но это нужно делать в свете определенных возможностей. Говоря о сегодняшнем снижении налогов, мы можем заметить, что определенные слои налогоплательщиков, прежде всего малый бизнес, почему-то недоволен. Хотя для него делается не так уж и мало. Среди малого и частично среднего бизнеса бытует тот вопрос, который поставлен на сегодняшней конференции: реальность или миф. И я хочу этот вопрос закончить. С одной стороны, казалось, реальность абсолютная. Подоходный налог один из самых низких в Европе. Пройдет год с небольшим, и единый социальный налог будет снижен и т.д. Т.е., снижение налогов налицо. И это, безусловно, позитивная реальность, которая нас всех радует. Но в то же время, когда мы говорим о развитии бизнеса как такового, мы должны помнить об общей государственной политике, что кроме налоговой системы у нас есть система обязательных платежей, и, строя свою экономическую политику, забывать об этом нельзя. Когда мы снижаем налог на 2% и в тот же день или через неделю на 20% повышаем арендную плату везде и повсюду, то бизнес этим недоволен. Недовольство в данном случае вполне объяснимо. Когда мы снижаем подоходные налоги, одновременно повышая на 20-30% тарифы на электроэнергию, тепло и так далее, ничуть не улучшая при этом самой ситуации (с электроэнергией, теплом и так далее), то можно ли говорить о снижении бремени для населения. Это те финансовые вопросы, которые нужно рассматривать в комплексе. Как и во всем мире, мы должны, осуществляя определенные цели налоговой политики, не просто идти к снижению общего налогового давления, а, очевидно, проводя налоговую политику, мы должны манипулировать отдельными видами налогов, понимая, какие последствия от этого будут происходить. Где у нас будут фискальные потери, где у нас не будет фискальных потерь, как снижение или повышение, или изменение налога будет отражаться на налогоплательщике и на экономической ситуации страны в целом? Мне кажется, что если мы говорим о налоговой политике, то это должна быть политика правильного манипулирования налогами в данный, конкретный, исторический отрезок времени. Ибо бессмысленно говорить такие слова, как "налоги невысокие" или "налоги низкие". Например, в Швеции налоги очень высокие, в том числе они гораздо выше, чем в России. Однако же никто не сказал, и никто не доказал что налоговая система Швеции хуже налоговой системы США или хуже налоговой системы России. Хотя в Швеции налоги выше, чем в США, чем в России.

Что касается отдельных видов налогов. Я не хочу останавливаться на НДС, потому что Наталья Александровна очень подробно рассказала о нем. Могу сказать только одно, что система возмещения налога на добавленную стоимость действительно была и остается очень болезненной системой для налогоплательщиков. Практически очень часто нам приходится решать вопросы, консультировать, как правильно платить налоги, рассчитывать их и так далее. Идет масса просьб помочь получить возмещение. Я полагаю, что это вопрос не столько законодательных, сколько исполнительных органов наладить, чтобы НДС, во-первых, возмещался, а во-вторых, возмещался только тот НДС, который был уплачен. Когда мы снижаем единый социальный налог, то мы не получаем уменьшение платежей в бюджет, а получаем увеличение платежей в бюджет. Если бы нам не вводить регрессию, которая ничего практически не дает никому, то мы бы могли, сделав налог плоской шкалой, снизить налог гораздо больше, чем на 4 пункта. Мы хотим довести его в 2005 году до 30% , при этом упорно сохраняя регрессию налога. То есть ЕСН тот налог, который, с одной стороны, мог бы во многом произвести революцию в налоговой системе, а с другой стороны, действия по этому налогу пока делаются неуверенно, постепенно и очень медленно. ЕСН надо бы снижать гораздо более быстрыми темпами, чем это делается в настоящее время.

Налог на доходы физических лиц, который сегодня многие критикуют за его плоскую шкалу и 13%-ную ставку, уже доказал свою эффективность с 2001 года. Он доказал, что, в общем-то, нет особой социальной несправедливости. Он показал хороший фискальный эффект за эти два года, что он действует. Тем не менее его продолжают критиковать до сих пор. У меня впечатление, что имеются определенные силы, которые могут его опрокинуть и вернуть все к прежней достаточно жесткой системе налогообложения доходов физических лиц. Я сейчас рассматриваю ситуацию не столько с точки зрения социальной справедливости (13% для всех - от президента банка до уборщицы), а с позиции экономической целесообразности. Снижение налога вместе с некоторым снижением социального налога позволило бы частично вывести заработную плату из тени и получить экономический эффект. Это значит, что главы 23 и 24 Налогового кодекса имеют крупный успех в налоговой политике, но этот успех надо развивать, развивать более активно, удерживая подоходный налог таким, какой он есть на сегодня. Надо более смело идти на снижение социального налога, будучи при этом уверенным в том, что отрицательных фискальных результатов не будет.

И еще я хотел бы сказать о налоге на имущество физических лиц. Во-первых, мы до сих пор не знаем, что же это у нас будет за система имущественных налогов. Или у нас будут действовать три имущественных налога, которые действуют у нас до сих пор (земельный налог, налог на имущество юридических лиц, налог на имущество физических лиц), или мы будем иметь единый налог на недвижимость. Этот вопрос пока не решен. Вопрос земельного налога, на мой взгляд, пока остается очень острым. Недавно мне пришлось разговаривать с некоторыми людьми, которые приехали из других регионов. Они жалуются на то, что пока нет государственной кадастровой стоимости земли, не проведен общий кадастр по Российской Федерации. Местные власти проводят оценку этой земли, отдавая это дело не в руки специалистов, а в руки коммерческих структур. Цена земли растет, увеличивается налог, одновременно растет арендная плата. Если наше государство в реальные разумные сроки не завершит государственную кадастровую оценку стоимости земли, то в отдельных регионах у нас будут очень серьезные проблемы с земельным налогом. Я напомню, что первая мера после освобождения от татаро-монгольского ига -о ценка земель, оценка недвижимости на всей территории тогдашней Руси. Я думаю, что нам сегодня нужно проделывать то же самое, только, конечно, в гораздо более крупных масштабах.

Что касается налога на имущество физических лиц. Существует проект закона введения этого налога. Введение налога на имущество предполагает переход к рыночной оценке стоимости имущества. Мы строим рыночную экономику и логично, чтобы все для целей налогообложения у нас имущество оценивалось бы по рыночной стоимости. Но тем не менее Палата налоговых консультантов, которая получила этот проект на экспертное заключение от Минэкономики, выразила свое неприятие перехода к рыночной оценке стоимости имущества для целей налогообложения по одной простой причине. Мы считаем, что сегодня у нас еще нет, особенно в крупных регионах, крупных городах, рынка недвижимости, настоящего рынка недвижимости, в котором участвует масса населения, что цену сделки (а именно цена сделки и определяет, собственно говоря, рыночную стоимость) это пока еще цена, которую трудно назвать объективной рыночной ценой, и если сегодня применять налогообложение к этой оценке, мы просто получим даже при сохранении ставки налога как она есть очень низкие налоги - от 0,1% до 0,5%. Тем не менее мы можем получить резкое увеличение налога именно на физических лиц. Таким образом, вопрос, вынесенный на повестку нашей конференции, - "Снижение налогов: миф или реальность?" - это очень серьезный вопрос и ответа на этот вопрос мы пока мы не имеем. Для этого должны быть продолжены общественное обсуждение и научные разработки этой проблемы.

Спасибо за внимание.

Ведущий:

Спасибо Вам, Дмитрий Георгиевич, за столь яркое эмоциональное выступление.

Ведущий:

Мы услышали взгляды на проблему не только с точки зрения органов власти, которая формирует налоговую политику, но и с точки зрения налогоплательщиков в лице их налоговых консультантов.

А сейчас мы хотели бы пригласить к дискуссии присутствующих в зале. Если кто-то хочет высказать свое мнение или задать вопрос кому-то из наших экспертов, пожалуйста. Мы знаем, что в зале присутствует достаточно много представителей средств массовой информации, если у вас какие-то вопросы, прошу Вас, задавайте их.

Комарова Т.Ю., компания "Гарант":

Позвольте я задам вопрос Дмитрию Георгиевичу Чернику.

Дмитрий Георигиевич , Вы говорили о размере налоговой нагрузки на бизнес в России, о том, есть ли необходимость в снижении налоговой нагрузки. В связи с этим такой вопрос. Как известно, сейчас в Государственной Думе проходит рассмотрение бюджет на 2004 год, и компания "Гарант", совместно с комитетом по бюджету и налогам Государственной Думы, серией интернет-интервью освещает ход принятия бюджета. Сейчас широко анонсируется информация, что на следующий год запланировано введение стабилизационного фонда. И один из заместителей председателя комитета по бюджету и налогам Государственной Думы РФ Оксана Генриховна Дмитриева выступает против введения этого стабилизационного фонда, мотивируя это тем, что у государства не должно быть излишков. Ее позиция заключается в том, что все излишки не следует копить на черный день, а следует направлять в бюджет на выплату зарплат бюджетникам, врачам, учителям и т.д. Не могли бы вы прокомментировать свое отношение.

Черник Д.Г.:

Отрицать необходимость стабилизационного фонда нельзя. Весь вопрос в его размере. В свое время мне пришлось работать начальником главного финансового управления Мосгорисполкома. В бюджет мы закладывали так называемые распределенные деньги, т.е. резерв, который мог быть использован в определенных ситуациях. Экономическая ситуация в мире меняется, меняется экономическая ситуация и в России. Наша связанность с общемировой экономикой приводит к тому, что Россия подвержена тем изменениям, которые могут не зависеть от нас. Например, кризис в Сингапуре, падение цены на нефть и т.д. Поэтому не иметь стабилизационного фонда нельзя. Я не знаю позиции заместителя председателя комитета, но я думаю, что вопрос идет не о факте существования стабилизационного фонда, а о его размере. Нельзя копить и не бросать в оборот огромные финансовые ресурсы, потому что деньги эффективны тогда, когда они работают. Это аксиома, которая не требует доказательств. Но в то же время государство должно иметь определенный стабилизационный фонд для всяких чрезвычайных ситуаций. Это всегда было заложено во всех бюджетах, в том числе и в тех бюджетах, которые являются дефицитными, и в тех, где присутствуют заемные средства в доходной части.

Спасибо.

Ведущий:

Один из вопросов для наших гостей поступил письменно. Вопрос для Натальи Александровны и он касается налогообложения общественных организаций, автор просит рассказать, какие предусмотрены специальные льготы для общественных организаций, какие они должны платить налоги и есть ли определенные льготы по основным налогам: НДС, налог на прибыль, ЕСН и подоходный налог.

Комова Н.А.:

Вообще, в налоговой системе специального режима налогообложения общественных организаций как такового нет. Но в случае осуществления коммерческой деятельности по каждому из налогов есть определенные льготы. Если общественная организация осуществляет ряд операций, которые подпадают под льготное налогообложение, то она имеет право воспользоваться теми льготами, которые установлены. Вот, Палата налоговых консультантов у нас общественная организация и имеет льготы. Тем не менее, если имеются определенные льготы и по НДС, и по налогу на прибыль, то это распространяется и на общественную организацию. Основные вопросы, как мы знаем из практики, это целевые средства, которые имеет общественная организация и их налогообложение. Почему-то воспринимается, что если предприятие носит некоммерческий характер, то полностью освобождается от налогов и, таким образом, эти деньги не подлежат налогообложению. Все зависит от конкретных операций, от конкретных видов деятельности, от конкретных ситуаций. Но самое главное, что специального режима обложения налогами общественных организаций в налоговой системе, в налоговом законодательстве не имеется.

Спасибо.

Вопрос из зала:

У меня вопрос к Наталье Александровне. Вы рассказывали о спецсчетах . Эта тема муссируется в средствах массовой информации, и она возникла и для меня как для налогового юриста, честно говоря, внезапно. Здесь можно сказать только одно, что такого мы еще не видели. В связи с этим возникают следующие вопросы. Прежде чем принимать такое решение и хотя бы концептуально начинать обсуждать эту тему, необходимо выяснить два вопроса: есть ли в существующей системе администрирования и в существующей системе налогообложения резерв, который позволил бы использовать и эффективно администрировать этот налог, решая ту проблему, которая возникла. И второй вопрос - действительно ли та система, которая предлагается, является панацеей и гарантией того, что проблема будет решена, в чем я лично сомневаюсь, потому что есть простое житейское правило о том, что на каждый прием есть контрприем. Находчивость представителей деловых кругов, которые являются поставщиками ресурсов финансовой системы, не знает границ, мы в этом убеждены. И в этой части я с Дмитрием Георгиевичем солидарен в том, что ресурсы действующей системы регулирования налога не исчерпаны. Одним словом, на чем основана уверенность в том, что спецсчета будут эффективны?

Комова Н.А:

Как вы поняли, я не высказывала уверенность и гарантию того, что введение НДС-счетов решит все проблемы по НДС. Согласитесь, цена риска и цена желания уклониться от уплаты НДС будет выше с введением НДС-счетов. Конечно, ликвидировать не удастся все схемы, которые у нас сегодня есть с участием фирм-однодневок или предприятий, которые создаются только для того, чтобы манипулировать на возмещении НДС. Их создание будет дороже ровно на стоимость НДС, которое придется все-таки оставить на НДС-счете после исчезновения. Это понимают все, потому что режим действия НДС-счета будет таким образом установлен, что все средства, которые попадут на этот счет вернуть обратно будет намного сложнее, чем через расчетный счет. Это первый момент. Второй момент, движение средств по НДС-счету будет жестко регламентировано. Здесь для организации будет меньше возможности увести средства.

Вопрос из зала:

Мы знаем и видим на практике, что система валютного регулирования или валютного контроля во многом основана на том, что существуют агенты валютного контроля, которые реализуют контрольную функцию. Мы знаем о том, что с банками договариваются. Иногда банки сами являются проводниками этой не правовой деятельности. Не секрет, что существует масса банков, которые занимаются криминальной деятельностью и имеют под собой эти фирмы однодневки. И этот аспект проблемы меня очень смущает.

Комова Н.А.:

Что касается банков, я говорила, что активное участие в разработке законопроекта и в обсуждении этих проблем принимают участие представители банков. Они постоянные участники рабочей группы и отслеживают обсуждение темы. Банки согласны в необходимости внесения изменений в законодательство о банках и банковской деятельности по повышению ответственности банков, у которых будут эти счета. Они предлагают сделать это осторожно, но то, что ответственность банка в этой части будет изменена, и параллельно будут внесены поправки в законодательство по ответственности банков, с этим все согласились. Ответственность предусматривается вплоть до отзыва лицензии у банка, если будут нарушены правила обслуживания НДС-счета. Более того, предусматривается, что банки будут периодически, раз в месяц, контактировать с налоговыми органами по движению средств на НДС-счетах . Т.е. это будет особая деятельность банка по обслуживанию этих счетов. Это сложно, потому что пока в рамках действующего законодательства о банках не предусматривается каких-то исключительных обязанностей банков перед налоговыми органами в той мере, в которой бы это хотелось. Но это вопрос обсуждаемый. Хотя вы абсолютно правы, банки могут сыграть свою роль и в пользу недобросовестных налогоплательщиков, но такие меры ответственности как лишение лицензии, только из-за того, что не будут исполняться какие-то функции по контролю при взаимодействии с налоговыми органами, это уже более серьезно чем то , что мы имеем на сегодняшний день.

Ведущий:

Спасибо большое.

Наталья Александровна, еще один вопрос Вам на ту же тему - НДС-счета. Есть мнение, что НДС-счета ухудшают условия деятельности для малых предприятий?

Комова Н.А.:

Да, я говорила об этом мнении, это не секрет.

Ведущий:

Ожидает ли Минфин арбитражный споров по снятию с малых предприятий обязанностей открывать НДС-счета?

Комова Н.А.:

Говорить преждевременно о том, что у нас будет в судах по НДС-счетам. Сначала надо подготовить законопроект. Введение НДС-счетов - это серьезное мероприятие для всех предприятий и крупных, и малых. Арбитражных споров, наверное, мы не опасаемся.

Вопрос из зала:

Как известно, возникновение новых налоговых обязанностей признается ухудшением для малого бизнеса.

Комова Н.А.:

Это не только для малого бизнеса и для крупного тоже.

Но налоговые обязанности в каком плане? Я же подчеркнула, что порядок исчисления и уплаты НДС не меняется, поэтому говорить о новых налоговых обязанностях можно с определенной долей условности. Меняется механизм, меняется техника. А новых налоговых обязанностей не появляется. Администрирование само по себе слово очень жесткое. И не только для малого бизнеса, так что пока мы не говорим о том, что мы заведомо все ухудшаем. Спасибо.

Ведущий:

Спасибо большое. Пожалуйста, еще вопросы.

Сергей Новиков, газета "Учет, налоги, право":

Наталья Александровна, в каком состоянии находится законопроект по НДС-счетам? Определена ли дата внесения этого законопроекта на рассмотрение в Правительство РФ? И второе. В начале недели появилась информация, озвученная довольно серьезным чиновником, что открытие НДС-счетов будет добровольной процедурой. Однако организации, имеющие в качестве контрагентов организации, не имеющие НДС-счетов, не смогут принять НДС к вычету. Насколько эта информация соответствует действительности?

Комова Н.А.:

Во-первых, по законопроекту, который сейчас готовится. Предполагается, что НДС-счет будут открывать все хозяйствующие субъекты. Значит, действительно при отсутствии НДС-счета покупатель не сможет получить вычет НДС, поскольку этот налог не пройдет на его НДС-счет. Понятно, что у всех контр-агентов должны быть НДС-счета с целью вычета НДС. Более того, пока еще не принято решение об установлении какого-либо предела расчетов, которые могут осуществляться без применения НДС-счета. Министерство по налогам и сборам не поддерживает установление такого предела, но есть мнение, что все-таки целесообразно вывести из системы НДС-счетов расчеты, ну допустим, в пределах какой-то суммы. В Болгарии такая сумма -о пределена в 500$. У нас, наверное, это будет больше. Но, повторяю, что это вопрос для обсуждения. Мы собираемся рабочей группой каждую неделю, готовим законопроект, он у нас уже почти готов. В пятницу будет совещание у первого заместителя министра финансов Шаталова Е.Д. со всеми представителями заинтересованных министерств. Срок представления законопроекта в правительство - 1 декабря. Скорее всего он выносится на весеннюю сессию Государственной Думы следующего года. С ориентировочными сроками введения в действие отдельных его норм - 1 июля и основных норм - 1 января 2005 года. Это прогноз. Реальный срок у нас -1 декабря. Контрольный департамент его отслеживает. 1 декабря Минфин должен будет представить законопрое кт в Пр авительство РФ. Минфин готовит этот документ с замечаниями всех тех министерств и ведомств, которые я перечислила. ГТК не назвала. ГТК тоже активно обсуждает вопрос, нужно ли вводить НДС-счета для уплаты НДС по импортным товарам. Пока не решили, вроде можно обойтись без НДС-счетов.

Сергей Новиков, газета "Учет, налоги, право":

Существует ли законопроект о внесении изменений в 21 главу Налогового кодекса?

Комова Н.А.:

Да, первоначально еще в августе-сентябре проводилась работа по подготовке законопроекта, причем законопроект не только об изменениях в 21 главу Налогового кодекса по НДС, а и в первую часть Налогового кодекса, в закон "О банках и банковской деятельности". Пакет был подготовлен. К этому пакету уже очень много замечаний и новых предложений, в том числе и у МНС. Работа идет, это рабочий процесс подготовки законопроекта, все нормально, это всегда так.

Сергей Новиков, газета "Учет, налоги, право":

То есть к 1 декабря законопроект будет вносить Минфин?

Комова Н.А.:

Должен быть внесен. Мы будем стараться.

Ведущий:

К сожалению, время конференции подходит к концу

Стырова Т.В., исполнительный директор Палаты налоговых консультантов:

Я хочу сказать, что подобные вопросы, которые рассматриваются сегодня на этой конференции, были вынесены Минэкономразвития на научно-экспертный совет Палаты еще в мае месяце. И я хотела бы озвучить мнение профессионалов. После длительной дискуссии, развернувшейся на научно-экспертном совете, мнение 60%, даже, наверное, 70% заключается в том, что спецсчета сейчас нужны. То есть, к единогласному мнению научно-экспертный совет пока не пришел, дискуссия продолжается. Минэкономразвития и Палата предложили продолжить эту дискуссию и Министерству финансов, и МНС на нашей площадке. В дискуссии принимали участие представители банков, которые говорят о том, что есть рабочие группы по разработке схем, в которых заняты широкие массы налогоплательщиков. Законопроект еще только готовится, а против него уже выработаны превентивные меры. Уже есть схемы, как его обойти. Но мнение профессионалов говорит о том, что добросовестный налогоплательщик мало пострадает. Для недобросовестного - угроз больше. Поэтому хотелось бы еще раз подчеркнуть, что речь идет о том, что профессионалы поддерживают, как ни странно, идею введения спецсчетов . Таким образом, эта дискуссия имеет и оборотную сторону медали.

Иванова Анастасия, журнал " Финанс ":

Наталья Александровна, вопрос касается внесения изменений в закон "О банках и банковской деятельности". Вы не могли бы рассказать поподробнее о сроках? Будут ли эти поправки вноситься одновременно с новым законопроектом о спецсчетах ? Кто занимается разработкой этих поправок и какие именно статьи будут меняться?

Комова Н.А.:

Нет, так подробно я, наверное, еще не готова отвечать, потому что заключение, которое мы вчера получили из Центробанка, очень спокойное. Т.е. специалисты пишут о том, что они не возражают против усиления мер ответственности по применению НДС-счетов, и функций банка им понятны. О том, какие конкретно редакционные поправки будут в законе "О банках и банковской деятельности" на сегодняшний день сказать сложно. Потому что такого четкого понятий пока нет. Есть предложения, их подготовили специалисты МНС, но пока это еще только прогнозы. Поэтому я думаю, что пока об этом рано говорить. Вопрос обсуждается представителями банка России, Минфином и МНС. Поэтому к 1 декабря, наверное, уже будет понятно, будем мы вносить поправки в этот закон или это сделаем когда, в первом или во втором чтении будет принят закон об НДС-счетах. Это можно сделать и на более поздней стадии. Так что пока еще рано волноваться.

Ведущий:

Спасибо большое.

Черник Д.Г.:

Поступило несколько вопросов, связанных с деятельностью палаты. Я сначала зачитаю вопросы. Каковы условия выдачи консультаций вашей палатой, условия вступления в палату, адрес вашего сайта?

Как я уже сказал, мы не относим консультационную деятельность к основной деятельности Палаты. Тем не менее, консультационный пункт у нас есть, он только-только начал работать. Естественно, условия обычные, т.е. хозрасчетная деятельность. Мы делаем это для того, чтобы палата не отрывалась от жизни, набирала информацию по вопросам, волнующим налогоплательщиков, с одной стороны. С другой стороны, мы рассматриваем этот пункт как место, где будут проходить практику люди, которые проходят обучение в аккредитованных Палатой учебных заведениях Москвы.

С Уставом палаты можно ознакомиться на нашем сайте. Условия вступления в палату - палата открыта для вступления новых членов. Членами могут быть по новому Уставу, как физические лица, так и юридические лица. Членами палаты могут являться те люди, которые прошли в одном из аккредитованных палатой учебных заведений подготовку. Тех кто прошел обучение, мы, как правило, приглашаем вступить в члены Палаты на исключительно добровольной основе. Членами палаты могут быть юридические лица из числа организаций, которые профессионально занимаются вопросами налогового консультирования, т.е. главным образом это консалтинговые фирмы, и, кроме того, членами палаты являются экономические ВУЗы, которые ориентированы на подготовку консультантов.

Наш сайт: www.palata-nk.ru . Здесь вы можете получить подробную информацию, все телефоны, узнать все, что связано с деятельностью палаты.

Спасибо большое.

Ведущий:

К сожалению, время нашей конференции подошло к концу. Мы не ставили себе целью полностью исчерпать тему налоговых реформ, ее проблемы, перспективы. Мне хотелось бы поблагодарить наших экспертов за то, что они нашли такую возможность приехать сегодня к нам, рассказать очень интересные вещи, ответить на вопросы. Спасибо всем кто принял участие в нашей конференции.

Черник Д.Г.:

А мы со своей стороны благодарим всех за внимание и терпение с каким Вы нас слушали.

 

www.garant.ru