Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Посмертные судороги "демократии"

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Аналитический СВР-центр

Нельзя не поражаться наивности, доверчивости, нелюбопытству , с какими жители России относятся к тому, что происходит в их Отечестве. Последним примером предельного равнодушия соотечествеников к судьбе страны явились прошедшие 14 декабря прошлого года выборы в представительные органы власти федерального города Москва. Что должно было заинтересовать с одной стороны внешние результаты голосований, принесшие безоговорочную победу “партии столичной власти”, возглавляемой мэром города. С другой - неотразимые примеры невозможности таких результатов.

И то же? Ничего. Ни строгого анализа, ни скандальных разоблачений, ни бесстрастной правды с той или иной стороны. Тишь и гладь.

Победители не демонстрируют грандиозности своих достижений и ничтожность противников, тщетно пытавшихся противопоставить себя всемогущему хозяйственнику и блистательным демократическим реформам столичного розлива. Ни одного протестующего слова, всхлипа или хрипа от поверженных партий. Они скромно демонстрируют неизбежность и неотвратимость результатов, согласно которым их ничтожность оказывается настолько грандиозной, что под этими Гималаями их дальнейшие надежды должны быть погребены навсегда. Помалкивают и социологи, владеющие знанием тонкостей избирательных технологий. Вместо профессионального исследования они ограничиваются ворожбой, откровенным зубоскальством, отделываются шутками, наводят тень на плетень.

Словом, множество явных примеров прямых нарушений и - будто все сговорились набрать в рот воды. Заговор молчания, да и только. Или дело в другом? Столичных публицистов мог лишить дееспособности мелкий страх. Нельзя, впрочем, исключить, что их оптом и в розницу скупил большой денежный мешок, заинтересованный в том, что произошло. И они на всякий случай затаились в своих информационных норах, выжидая, кому придется первому нарушить негласное табу. И “пострадать за обчество ”...

Во всяком случае нет никакого сомнения в том, что выборы и их официальные результаты заслуживают того, чтобы они подверглись тщательному исследованию.

Попытаемся ответить на некоторые, быть может нелепые, но напрашивающиеся вопросы.

Состоялись

ли выборы? Принял ли в них участие искомый минимум - четверть зарегистрированных избирателей?

Городская избирательная комиссия сообщила - выборы состоялись. На участки для голосования явилось 2,11 млн. избирателей из 6,83, проживающих в Москве. Власти пытаются убедить всех в том, что чуть ли не 31 процент избирателей реализовали свое “активное право”, чтобы образовать региональную и местную представительную власть. Власть, о существовании которой еще несколько недель назад даже не подозревали. Спрашивается, где доказательства, что нас не мистифицируют? Их нет.

Известно, что на большинстве участков к 18 часам появилось не более 6-10 процентов избирателей, а к 10 вечера их, якобы, оказалось даже больше 31 процента. Невозможно представить, чтобы в вечернее время, когда на улицах города никого не было, толпы страждущих неведомо каким образом оказались на избирательных участков. Утром и в течение всего дня избирательные комиссии изнывали от безлюдья - за час приходили единицы. Счетных фантастов подвела погода. Никто не предполагал, что в день голосования резко понизится температура воздуха. И это спутало все карты. Вопреки логике улицы были как никогда безлюдны, а результаты голосования как никогда оптимистичны.

Действительно ли в Москве проживает чуть ли не 7 млн. взрослых граждан РФ?

Есть ли уверенность,

что эта цифра достоверна?

Согласно последней переписи, состоявшейся в 1989 году, в Москве проживало 9 млн. чел ., в том числе 7 млн. избирателей. После этого страна распалась, следовательно, значительное число жителей столицы, относящиеся к народам, отделившимся от России, должны были превратиться в иностранных граждан, о чём они мечтали, чего вожделели. Одновременно с внедрением нового экономического механизма началось стремительное вымирание старших возрастов и сокращение прироста населения. Оба эти фактора должны были существенно уменьшить избирательный корпус. Но он в Москве вопреки статистической логике вовсе не сократился.

Если на 12 декабря 1993 года числилось 6987,5 тыс. избирателей, то на 14 декабря 1997 - 6826,2 тыс. Официально число имеющих право голоса в столице уменьшилось всего-навсего на 161,3 тыс. чел . и ли на 2,3 процента. Цифра явно несуразная. Здесь уместно повторить незабвенную фразу из “ письма ученому соседу” - “этого не может быть, потому что не может быть никогда”. Чудес не бывает. Следовательно, имеет место фальсификация, оформление мертвых душ.

Сколько приписано - вопрос, на который можно ответить лишь приблизительно. Выборочная проверка ряда избирательных участков дала примерно 50-100 приписок. Если принять во внимание, что всего в Москве было создано 3139 избирательных участков, то “ревизская сказка” о численности электората могла вырасти на весьма приличную величину - от 157 до 314 тыс.

Есть ли смысл этим заниматься? А как же! Несуществующие избиратели позволяют манипулировать конечными результатами при оформлении окружных протоколов. При этом не менее важно, что искусственное завышение количества избирателей имеет смысл тогда, когда реальное количество голосующих крайне незначительно. Если бы явка избирателей была достаточно высокой, этот метод был бы невозможен. Но отмеченная тенденция прогрессирует. Разочаровавшись в избирательной демократии, народ перестал участвовать в публичной политике. Чем и можно воспользоваться, если есть желание.

Возьмем для расчета максимальную цифру. Разделим ее на 35 мажоритарных избирательных округов. Получим почти 9 тыс. лишних, так сказать резервных голосов. Располагая ими, можно идти на какие угодно всеобщие “демократические” выборы. Победа обеспечена на “все сто”. И даже больше.

Кому доверено составлять списки избирателей?

Федеральный закон установил, что их готовит глава местной администрации. Но в Москве единственным главой местной администрации считается городской мэр. На 9 миллионов жителей - один уполномоченный населением чиновник. Все остальные городские чиновники - его назначенцы, его доверенные лица, имущественное, должностное, гражданское состояние которых зависит от того, насколько они будут лояльны, аккуратны, мэропослушны .

Вероятно, предусматривая монополию главного муниципального чиновника в этой чисто технической сфере, законодатели имели в виду, что любой глава местного самоуправления избирается населением каждого околотка, посада или слободы? Но в Москве всё иначе, всё не так, как предписано. С 1991 года местное самоуправление ликвидировано и на его месте образованы совсем не конституционные и откровенно незаконные структуры - префектуры и супрефектуры, возглавляемые префектами и супрефектами, назначить или уволить которых столичный мэр может единоличными распоряжениями.

Наделяя местного самоуправленца правом вести избирательные списки, закон оговорил, что местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти, автономно и им не подчиняется. Оборотная сторона данного положения заключена в том, что государственная власть не вправе вмешиваться в процесс составления избирательных списков, этот вопрос находится вне сферы ее компетенции. В Москве это конституционное положение проигнорировано. Значит, списки составляются ненадлежащими должностными лицами и им грош цена.

Можно ли полагаться на достоверность списков, если их составляет чиновник, находящийся в услужении вышестоящего всевластного чиновника? Не будем лукавить. На вопрос: сколько будет дважды два, ответ всегда последует один и тот же - сколько прикажете. Объективно московская власть сейчас заинтересована в том, чтобы существовал “список Чичикова”. И так как эту власть некому проверить (ее уже более 10 лет никто не ревизовал и не проверял), нет никаких гарантий, что такого списка не существует.

Кто печатает избирательные бюллетени?

Закон установил, что избирательные бюллетени изготавливаются “исключительно по распоряжению и под наблюдением соответствующей избирательной комиссии”. Число бюллетеней может на 3 процента превышать количество зарегистрированных избирателей. В итоговом сообщении Московской городской избирательной комиссии скромно не сообщено, какое количество бюллетеней было вообще изготовлено. Приведена лишь цифра бюллетеней, “полученных участковыми избирательными комиссиями” - 6363044 шт. Но этих данных вовсе недостаточно, чтобы понять, обеспечена ли защита выборов от мошенничества. Наоборот - обеспечена их закрытость.

Излишне задаваться вопросом, есть ли механизм контроля за изготовлением бюллетеней. Такой контроль отсутствует в принципе. Сколько их было изготовлено, какими типографиями, как производилась экспедиция - неизвестно. Их может быть сколько угодно.

Так как нет настоящей гласности в обороте бланков бюллетеней, нет независимого и беспристрастного контроля за каждой технологической операцией, в которых они участвуют, всегда остается почва для сомнений. Сообщается одно, за кулисами выборов происходит другое.

Как создаются избирательные комиссии? Насколько они честны и независимы?

В связи с чем возникает сомнение в том, насколько достоверны, честны и надежны проводимые выборы? Из-за келейности при образовании избирательных комиссий - прежде всего городской и окружных. В сущности, закон отдал формирование таких комиссий на откуп администрации, которую в Москве олицетворяет мэр. Кого он определит, тот и будет их членом. Конечно же, формально избирательные комиссии формируются “законодательными и исполнительными органами государственной власти” на паритетной основе, а участковые комиссии - выборным органом местного самоуправления. Но кто же в Москве всерьез может утверждать, что городская , 35 окружных и 125 территориальных избирательных комиссий составлены без самого тщательного просеивания и отбора? Чудаков давно нет. Известно так же, что избранный в 1993 году состав Городской Думы был скорее из класса рептилий, нежели млекопитающих. И он во всём следовал за руководящими предначертаниями, изображая угодливую тень, готовую изгибаться и пресмыкаться в любую сторону.

Что же касается 3139 участковых комиссий, которые не могут состоять лишь из “своих”, то здесь имеется ущербность иного рода. В Москве их попросту некому было создавать на законной основе - из-за отсутствия избранных населением органов местного самоуправления. Ситуация напоминает порочный круг: нет законных участковых комиссий - нет возможности выбрать местное самоуправление, нет органов самоуправления - не могут быть сформированы законные участковые комиссии. Как, спрашивается, выкрутилась из этого московская власть? Очень просто - она наплевала на федеральный закон, самостоятельно сформировав низовые комиссии. Тем самым, выборы 14 декабря, независимо от того, состоялись они или нет, лишились какой-либо юридической силы - их провели незаконно созданные избирательные структуры. С другой стороны, для официальных результатов безразлично, как на самом деле голосует население.

На выборах , организованных профессионалами своего дела, как и в карточной игре с участием шулеров, никто не пользуется одной колодой.

Существуют ли сейчас объективные условия для всеобщих, равных, прямых выборов органов власти?

Еще совсем недавно подобный вопрос был излишним, неуместным и беспредметным. Предельно демократичные избирательные принципы существовали на бумаге, но они игнорировались жизнью . Десятилетиями “граждане” дружно участвовали в голосованиях, но им некого было выбирать. Ситуация резко изменилась в 1989 и 1990 годах, когда привычка, существовавшая десятки лет, была изжита в несколько месяцев. Ничего хорошего из этого не вышло. Руками демократически избранных депутатов, их дружными голосованиями, принятыми законами было разрушено то, что создавалось сотнями лет - национальная общность, территориальная целостность, экономический потенциал, оборонная мощь.

Избиратель стремился к одному, а избранные им в результате всеобщих, прямых, равных выборов при тайном голосовании депутаты - к совершенно другому. Население на собственной шкуре ощутило, что оно одурачено, и сменило всеобщую эйфорию всеобщей апатией. Скорее всего отсюда резкое снижение политической активности и массовое уклонение от участия в выборах. Если в 1989 году в избрании народных депутатов С ССР пр иняло участие почти 84 процента избирателей-москвичей, то в декабрьских выборах 1997 года - официально 31 процент, а реально не более 10.

Оказывается, для того чтобы могли проводиться всеобщие, равные, прямые выборы, необходимы многочисленные предпосылки, которых нет и в ближайшее время не предвидится .

Массовый русский избиратель непрофессионален , неопытен и малокультурен. Он, как правило, толком не знает, кому отдать предпочтение, кто на самом деле может и должен стать его представителем в качестве законодателя. Вместо твердых убеждений и предпочтений он голосует под влиянием минутных настроений, создаваемых телевидением или случайной информацией.

Нет исторического опыта, закрепленного многолетней избирательной практикой. В отличие от многих стран Европы, начавших избирательные процессы во времена карет, парусников и мушкетов, Россия осваивает выборы в эпоху электроники и кибернетики. А это отнюдь не одно и то же.

Отсутствует экономическая и политическая среда, которая формирует всесторонне подготовленного избирателя. Нет социально-экономических классов и профессиональных корпораций со сложившимися интересами, принципами, традициями и кадрами. Нет дееспособных политических организаций, которые бы воспитывали политических деятелей, авторитетных публицистов, убедительных ораторов, конкурирующих между собой в борьбе за общественную популярность.

Не создан еще мощный слой экономически самостоятельных и самодеятельных граждан, для которых судьба власти и государства является и их собственной судьбой, которым есть что терять, если власть окажется в ненадежных руках. Предшествующий период русской истории, так называемая “эпоха строительства коммунизма”, не нуждалась в таких гражданах, фабрикуя из людей послушную рабочую силу и безвольное население.

В этих условиях универсальные избирательные процедуры, если их применять для формирования власти, оказываются средством саморазрушения. Вместо того , чтобы отбирать для общественного служения наиболее способных, профессиональных, подготовленных государственных деятелей, формальными победителями на выборах становятся отпетые негодяи, уголовники, циники, словом - отбросы общества.

Но не массы определяют, кого избирать. Результат зависит от тех, кто управляет массой дезориентированного, деклассированного, деполитизированного населения. Приобрести голоса при этих условиях - проще простого. Сколько раз пачка “геркулеса”, пакет дешевого чая, бутылка водки обеспечивали выигрыш. И чем дольше существует ничем не ограниченное право голоса всех без исключения, тем меньше шансов, что избирательный формализм принесет положительные плоды. Отсюда победа Мавроди в Мытищах, Лебедя и Коржакова в Туле, Кобзона в Агинске . Скоро должны состояться довыборы в Капотне , Ногатино и Братеево , где наверняка столичный плебс отдастся Березовскому.

Как ни вспомнить пророческие слова Константина Петровича Победоносцева, еще в прошлом веке предупреждавшего русское общество против слепой, наивной веры в “парламентаризм”, - “великую ложь нашего времени”.

“По теории, избранный должен быть излюбленным человеком большинства, а на самом деле избирается излюбленник меньшинства, иногда очень скудного, только это меньшинство представляет организованную силу, когда как большинство, как песок, ничем не связано, и потому бессильно перед кружком или партией. Выбор должен бы падать на разумного и способного, а в действительности падает на того, кто нахальнее суется вперед. Казалось бы, для кандидата существенно требуется - образование, опытность, добросовестность в работе: а в действительности все эти качества могут быть и не быть: они не требуются в избирательной борьбе, тут важнее всего - смелость, самоуверенность в соединении с ораторством и даже с некоторой пошлостью, нередко действующей на массу. Скромность, соединенная с тонкостью чувства и мысли, - для этого никуда не годится”.

Голосовать можно кому и как угодно. Главное - как и кто считает.

Несмотря на то, что о выборах существует великое множество публикаций и сообщений, как они проводятся на самом деле - знает ничтожное количество людей. Большинство имеет на этот счет весьма смутное представление. Поэтому мало кому приходит в голову подвергнуть сомнению ту технологию, в результате которой несколько десятков человек приобретают возможность действовать в качестве представителей 7 миллионов человек, если речь идет о Москве.

Выше мы попытались доказать, насколько неосновательно предположение, что их можно провести честно и справедливо. Теперь представим себе, что может произойти, если властям захочется злоупотребить своими возможностями и полномочиями. Что для этого надо сделать.

На предварительной стадии. Сформировать верхние эшелоны избирательных комиссий из преданных и надежных людей. Подобрать подходящих кандидатов, желательно несколько на одно и то же место. Сформировать фиктивные конкурирующие блоки кандидатов, изображая острую политическую борьбу между ними и вместе с тем их очевидное ничтожество. Обеспечить надлежащую информационную поддержку в СМИ, заполняя по возможности все популярные каналы и формируя необходимое настроение в массах. Дать команду по административной и избирательной вертикали, кому должна быть открыта “зеленая волна”. Включить в избирательные списки нужное количество “мертвых душ”. Изготовить неучтенные бюллетени.

Накануне и в день голосования. Обеспечить нужное количество подстраховочных голосований - досрочных и выносных (14 декабря потребовалось только официально 136,5 тыс. таких голосов). Оформить необходимое количество действительных бюллетеней за “проходимцев”. Составить протоколы согласно разнарядкам, по возможности не ошибаясь в конечных результатах. Мало ли что еще...

Итак, нисколько не фальсифицируя голосования на избирательных участках и не преуменьшая количество голосов, получаемых аутсайдерами, система управляемого голосования обеспечивает победу лишь назначенным победителям.

Если рассмотреть официальные итоги выборов в Городскую думу, получается следующая картина.

Кандидаты, победившие на выборах , в совокупности получили 633,38 тыс. голосов. Абсолютный уровень представительности, таким образом, составляет 9,28 процента, относительный - 29,8.

Если изложенные предположения соответствуют действительности, в избирательном зазеркалье имелось от 290 до 450 тыс. резервных бюллетеней, (от 8 до 12 тыс. в расчете на каждый округ), используя которые, можно без особых хлопот изменить результаты голосований практически везде.

Фальсификация, обман, мошенничество были бы крайне затруднены, если бы в голосовании участвовали практически все избиратели. Подобные эксцессы стали бы невозможны, если бы была обеспечена подконтрольность и прозрачность каждого избирательного этапа - от составления списков избирателей и изготовления и рассылки бюллетеней до всех стадий подсчета голосов и оформления протоколов. Объективность выборов была бы гарантирована, если бы существовала независимая от чиновничества система органов избирательной власти.

Пока ничего этого нет ни в стране, ни в Москве. Следовательно - любые выборы с какими угодно результатами - не более чем хорошо ли плохо организованная мистификация, фарс, победители и побежденные которого заранее известны его действительным организаторам.

Дьявол скрывается в мелочах

Хорошо организованное преступление обычно раскрывается не благодаря профессиональной деятельности уголовной полиции. Преступник чаще всего ошибается в мелочах, поскальзывается на ерунде. Возьмем выборы 14 декабря. Внешне всё выглядит благопристойно, законопослушно, если не знать прямых нарушений норм права, и демократично. Но посмотрите повнимательнее , кто прошел, а кто спущен в избирательную канализацию.

Возможно ли, чтобы известный в столице политик, каким является Н.Н.Гончар, побеждавший, кстати, в своем округе на всех предшествующих выборах, уступил бесцветному, невзрачному, “никакому” сопернику? Никогда и ни за что!

Можно ли вообразить, чтобы москвичи отдали предпочтение человеку, о существовании которого они узнали за несколько дней до выборов, и чтобы его фамилия была Музыря , Присяжнюк или Лобок? Как бы ни были эти кандидаты хороши в профессиональном и человеческом отношении (не исключено, что они чистые ангелы), но подобное насилие над обывательской эстетикой очевидно. Прекрасные, отличнейшие люди Перерепенко и Довгочхун . Но разве можно жить на свете с фамилией Фердыщенко ?

Ни при каких обстоятельства не могут оказаться в победителях жены политиков, связанных во скандальными разоблачениями, дискредитацией, которые основательно или безосновательно стали символом коррупции, шулерства, мошенничества, на ком общество, даже такое, как общество москвичей, поставило клеймо неприкасаемости, неприличия. Вообразить, чтобы в данный момент в Петрограде могли избрать г-жу Собчак, а в Москве г-жу Станкевич или, допустим, г-жу Ковалеву - супругу бывшего министра юстиции, так же трудно, как и сокрушительный выигрыш г-жи Заславской (Никитиной).

Политические пристрастия москвичей общеизвестны, их партийная ангажированность и способность отдавать голоса самым невероятным деятелям от политики, вроде Борового, Хакамады или Гербер привычны. Но чтобы в сущности одно и то же лицо в одном месте срывало банк, а в другом с треском проваливалось, такого быть не может. А здесь провозглашается восшествие звезды Евгения Абрамовича ( Бунимовича ) и закат звезды Аркадия Николаевича ( Мурашева ), результаты, которые невозможно совместить на одном политическом небосклоне, с одним городом, с одним днем, с голосованием одних и тех же избирателей.

Но всё встает на свои места и приобретает смысл, если избирательная рапсодия играется по одной партитуре, одним оркестром, управляется одним дирижером. Сказанного, будем полагать, достаточно...

Зададимся еще некоторыми вопросами общего характера

К примеру, почему закон допустил снижение планки обязательного участия в голосовании 25 процентами избирателей? Если приходит каждый четвертый избиратель - и выборы считаются состоявшимися. Не приходит три избирателя из четырех - и замечательно. И не приходите. И лежите себе преспокойно дома, отдыхайте, выборы обойдутся без вас. Разве такой принцип обеспечивает представительность законодательной власти? Ничего подобного. Избранные по таким правилам органы власти всегда могут подвергаться шельмованию, вышучиванию. Их легитимность становится не очевидной. Не лучше ли резко повысить уровень обязательного добровольного участия (50% + 1 голос) или установить обязательность участия в голосовании, как это принято в ряде стран, где имеет место абсентеизм или массовое уклонение от выполнения гражданского долга.

Какие аргументы послужили основанием для того, чтобы после событий 1993 года был резко сокращен количественный состав представительных органов. В Москве один депутат городского собрания приходится теперь на 195 тыс. избирателей вместо 15,5 тыс., как это было в 1990 году. Увеличение мажоритарного округа более чем в 10 раз означает, что предпринятые изменения, с одной стороны, сделали собрание из 35 членов совершенно управляемым , а с другой - гарантировали, что избранными могут быть только те, кто угоден городской бюрократии или невероятно богат.

Во всяком случае так называемому среднему классу москвичей мест в Городской Думе не видать, как своих ушей. Им туда не пробиться, пока страна не проскочит этап прощания со своим либерально-радикальным прошлым, не расстанется с рожденными этой формой коллективной шизофрении политиками и не перейдет к строительству национальной формы демократии, чуткой к интересам гражданина. В национальной демократии не будет той фальши, которую мы видим сегодня на каждом шагу, не будет заискивания элиты перед охлосом , не будет своеволия олигархии.    

www.olmer1.newmail.ru