Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Проблемы текущей и перспективной конкурентоспособности экономики Российской Федераци

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Овчинников В.В.

(д.э.н., д.т.н., профессор, руководитель рабочей группы Базельского Международного Комитета по банковскому надзору, координатор оргкомитета Всемирного экономического форума в Давосе)  

Введение.  

На основании многочисленных статистических опросов множества компаний всего мира и анализа результатов этих опросов каждый год на Всемирном экономическом форуме в швейцарском городке Давосе подводятся итоги прошедшего года, в числе которых одним из важнейших достижений экономики той или иной страны является ее текущая конкурентоспособность на мировом рынке. При этом отчеты и рейтинги конкурентоспособности (Сurrent Competitiveness Index- CCI) и (Crowth Competitiveness Index- GCI) и их аналоги для экономики различных стран представляются одновременно из множества независимых источников. Это могут быть университеты и их исследовательские лаборатории, международные организации (органы ООН, ВТО), а также независимые институты и эксперты в области менеджмента (такие, как Международный институт развития менеджмента в Женеве - IMD).

Результаты рейтингов текущей и перспективной конкурентоспособности экономики разных стран отражают более или менее объективно рост или спад конкурентоспособности экономики той или иной страны и дают тем самым сигналы для инвесторов наряду с рейтингами крупнейших мировых рейтинговых Агентств, таких, как Moodys, Standard& Poors Corporate. К сожалению за последние 5 лет российская экономика показывает устойчивую тенденцию к снижению своей как текущей, так и перспективной конкурентоспособности примерно по 12%в год. Если судить по крупному, то основной причиной этого является систематическая недооценка того, что эпоха массовых рынков и всеобщего копирования в бизнесе менеджмента 20- летней давности подошла к концу и эту эпоху сменяет новая сетевая экономика, более эффективно использующая массовый творческий менеджмент , направленный на рост конкурентоспособности продукции.

В настоящее время Россия к сожалению занимает 81 место по качеству услуг, оказываемых государством малому бизнесу по открытию своего дела или другим формам вовлечения в производство продукции, 69 место по инновационным процессам создания интеллектуальной собственности, 61 место- по макроэкономическим показателям. В перспективе (на год вперед) дело еще хуже. Эксперты определили в таком же порядке незавидные 87, 74, 69 места среди 120 стран мира. Кстати, значения перспективной конкурентоспособности российской экономики, определенные в материалах симпозиума "Этапы и технологии вступления России в ВТО", проведенного Советом Федерации в 2001 году, совпадают с нынешними текущими показателями , что подтверждает достаточную точность оценок. Далее рассмотрим основные проблемы, решение которых необходимо для обеспечения конкурентоспособности экономики РФ на внутреннем и внешнем рынках.  

Проблемы государства в сфере производства конкурентоспособной продукции.

Произвол означает избирательное применение закона по отношению к хозяйствующим субъектам. Эта проблема - застарелая болезнь российского государства, общества и бизнеса. Для того, чтобы открыть свое собственное дело в России сейчас нужно пройти в среднем 12 бюрократических инстанций (в США - не более 5), затратить на это не менее месяца (в США -не более 5 дней) и заплатить различные пошлины в размере $200 (в США- $200). При этом необходимо иметь собственный капитал не менее &700 (в США - 0). Затраты в среднем приближаются к подобным расходам в многих европейских и североамериканских странах. Но нужно учитывать, что в РФ бюрократия не та, что в странах с развитой рыночной экономикой, и необходимо затратить огромные усилия на многочисленные разрешительные процедуры (каждая из них в 5-6 раз выше по трудоемкости, чем в других странах), многотомные сочинения (отчетности) налоговым бюрократическим службам (не менее 600 страниц в год), хождения по очередям к чиновникам при получении каждого разрешения (что вообще недопустимо в странах Европы).

Что и дает ожидаемый результат, когда неформальная экономика в России, состоящая из незарегистрированных предприятий, не платящих налоги, дает примерно половину национального дохода и обеспечивает финансами расцвет коррупции. В странах, которые избежали такого бюрократического произвола, неформальная экономика дает примерно не более 1-2% национального дохода. Отсюда следует то, что пока Россия будет лидировать по сложности бюрократических процедур, которые некорректно даже сравнивать с европейскими бюрократическими процедурами, реальных шансов на стабильный рост экономики, создающей высокую добавленную стоимость практически нет.

Как мы видим, административные реформы в РФ пока буксуют. До сих пор не решены основные задачи разделения функций регулирования и надзора. Поскольку цель этих реформ - это освобождение предпринимателей от административного гнета, разрешение им свободно открывать свои предприятия, нанимать и увольнять работников, получать необходимые финансовые ресурсы, а также с легкостью решать дела в судах , то только при условии успешного хода этих реформ можно резко повысить конкурентоспособность продукции на внутреннем и в перспективе на внешних рынках , обеспечить рост ВВП независимо от ситуации на сырьевых рынках.

К тому же Россия к настоящему времени находится лишь в начале второй десятки стран по расходам на НИОКР ($11,6 млрд.). Лидирующие позиции в сводном рейтинге стран по этому показателю с большим отрывом занимают США ($282 млрд.), Япония ($103 млрд.), Китай ($59, 8 млрд), Германия( $53,9 млрд.). Эти данные получены от экспертов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). 30 стран ОЭСР потратили на НИОКР $645 млрд. или 2,33% их совокупного ВВП. А это- будущие конкурентоспособные товары и услуги на мировых рынках. Любопытно, что на долю государственного бюджета приходится 40% расходов на НИОКР Китая, 27% - на НИОКР США, 18% - Японии и 15% - в России.

Для исправления ситуации нужно координировать действия государства при регулировании ответственности бизнеса перед обществом и перенести тяжесть регулирования на саморегулируемые организации. Далее, нужно установить обратную связь между властью, бизнесом и обществом, перенеся на госорганы практику хозяйствующих субъектов, которые ежегодно по требованию закона устанавливают приоритеты финансирования экономики и по итогам года отчитываются перед обществом. В этом случае государство вполне может найти деньги для проектов НИОКР , например, через выпуск ценных бумаг. Поскольку этого пока не происходит, эксперты практически единодушно признают, что только по этой причине у России в ближайшие годы мало шансов на усиление своего присутствия на внутреннем и внешних мировых рынках.  

Проблемы профессиональной компетентности персонала организаций.  

Эта проблема тесно связана с предыдущей. Мировое сообщество давно осознало, что главный потенциал бизнеса в современной сетевой экономике - это люди. Если бизнес так или иначе решает проблемы роста профессиональной компетентности своих сотрудников, то в государственных учреждениях РФ с этим делом значительно хуже. Ни для кого не секрет, что, принимая во внимание низкие зарплаты, работать в государственные учреждения часто идут люди без специального опыта в надежде его получить и уйти в коммерческие структуры, либо те, кто нацелен на продажу своего "административного ресурса". О профессионализме как первых, так и вторых говорить не приходится. Между тем, низкая компетентность госслужащих оборачивается для государства большими потерями. Это- принятие неэффективных и запаздывающих решений, падение авторитета государственной власти, распространение коррупции, формирование круга лояльных чиновникам компаний, не заинтересованных в росте конкурентоспособности своей продукции.

В качестве примера можно отметить, что низкий рейтинг качества услуг (консультаций или публичных) госслужащих, по видимому, связан с необходимостью предпринимателям предоставлять те большие пакеты отчетных документов, страдающие изобилием ненужных сведений, которые отсутствуют в практике промышленно развитых стран. О каком либо комфорте в государственных учреждениях в этих условиях говорить не приходится и об эффективности своей работы тоже.

Нужно учесть опыт ряда стран, добившихся высокой конкурентоспособности своей продукции (кстати чиновники согласно положениям стандарта ИСО 9001 также создают свою продукцию - услуги, которые либо помогают, либо мешают производить нужную рынку продукцию), где государственные учреждения периодически сертифицируют своих служащих на их соответствие требованиям профессиональной и гражданской ответственности перед обществом. Точно также, как бизнес, государственные учреждения таких стран используют положения международного стандарта ИСО 9001, а их служащие каждый раз сдают строгий экзамен на свою компетентность в соответствии с требованиями стандарта ИСО 17024.

Эту же проблему предстоит решать и высшей школе в РФ в связи с присоединением к Болонской декларации 29 стран ЕС и ряда других стран. Мало декларировать о переходе на единые стандарты подготовки высококвалифицированных кадров. Нужно перевести все образовательные услуги на пользу бизнесу, как основному заказчику специалистов (впрочем как и государственным учреждениям). А для этого опять же следует избрать стратегическую цель - перевод образовательных услуг на основу требований стандарта ИСО 9001, что и делает в настоящее время мир образовательных услуг, выпускающий специалистов, пользующихся высоким спросом во всех странах мира. Нужно помнить, что инвестиции в человеческий капитал, способный не только разрабатывать новые технологии, но и превращать их в привлекательный коммерческий продукт, признаны мировым сообществом как самые выгодные как для роста конкурентоспособности экономики, так и для людей и усиления государства.  

Проблема доступа к финансовым ресурсам.

Каждому ясно, что без притока инвестиций в компанию или страну невозможно расширить свое присутствие на рынке с конкурентоспособной продукцией. Нужно постоянное обновление основных фондов и пополнения оборотных средств для закупки новых технологий и осваивания процессов выпуска качественной продукции. Но у России с этим проблемы. И во многом это мешает ей выбраться из сырьевого капкана и стать страной, поставляющей продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Главным рычагом перевода ресурсов, полученных в результате продажи сырья (нефти, газа, металла и химии), в полноценные инвестиции в экономику страны служит необходимый и достаточный спектр услуг в этой области банковской системы. Уже более 10 лет идут разговоры, что Россия страна особая и банковская система у нее должна быть такой, какой ее видят ее учредители и настоящие владельцы. А это видение не всегда совпадает с интересами экономики. Поэтому нужны действительно серьезные реформы в банковской сфере и перевод ее на более жесткие стандарты надзора БАЗЕЛЬ-2, а в перспективе и на БАЗЕЛЬ-3.

Для бизнеса любого размера от малого до крупного при производстве конкурентоспособной продукции часто главным вопросом является - на каком финансовом рынке можно заимствовать с минимальными издержками и рисками. Понятно, что политика Правительства и ЦБ РФ направлена в основном в сторону снижения инфляции, удержания рубля в нужном отношении к доллару, накопление резервов для выплаты долгов. но эта политика неизбежно приводит к росту стоимости заимствований на российском финансовом рынке и выталкивает бизнес на внешние финансовые рынки.

Это обстоятельство в свою очередь вызывает рост корпоративной задолженности российских заемщиков уже перед иностранными кредиторами (наподобие задолженности южнокорейских чеболей, вызвавшей последний кризис в Юго-Восточной Азии) и опять же вызывает настороженность Министерства финансов РФ в, выражающуюся в виде всевозможных ограничений на такие заимствования. Круг замыкается и заемщику остается либо пробивать административные барьеры в РФ, чтобы получить доступ к дешевым и долгосрочным ресурсам, либо смириться с большими издержками, снижающими конкурентоспособность продукции на своем внутреннем рынке, не говоря уже о мировых.

Многие страны уже давно поняли. что когда возникает альтернатива - кого спасать: стагнирующие банки или перспективных производителей, - лучше спасать вторых. Поэтому создаются все условия для привлечения иностранного капитала в банковскую сферу. Это нужно делать незамедлительно, поскольку российские банки никогда не смогут при нынешней вяло текущей реформе накопить достаточный капитал и инвестиционную привлекательность, а также предоставить российским предпринимателям такой спектр услуг, который обеспечит полноценный выход российского малого и среднего бизнеса на мировые финансовые рынки и позволит производителям продукции установить постоянные отношения с поставщиками финансовых ресурсов с низкими ценами. О крупном бизнесе здесь не говорится, поскольку он давно уже ушел на обслуживание в первоклассных иностранных банках.

Решение проблемы банковской системы, адекватной реалиям малого и среднего бизнеса в России, позволит решить и другую связанную с этой проблему кредитования предприятий по низким ставкам и создание единого реестра добросовестных заемщиков. Это очень важный момент ведения бизнеса, поскольку он связан с возвратом средств, вложенных в разработку и производство конкурентоспособной продукции. Но если заемщики не будут прилагать достаточных усилий по приближению стандартов качества своей продукции к общемировым на основе совершенствования менеджмента, отвечающего требованиям системного стандарта ИСО 9001, то банки будут вынуждены увеличивать свои процентные ставки вследствие роста кредитных рисков.

Например, все неудачи с ипотекой в России связаны в основном с низкой капитализацией финансовых рынков в стране. Известна одна истина, заключенная в том, что оборот ипотечных кредитов, доступных для широких слоев населения, достигает требуемых для такой страны , как Россия, значений только при условии развития финансовых рынков до уровня капитализации в сотни млрд. долларов США. Только такие рынки способны разместить требуемое количество ипотечных ценных бумаг, обеспеченных недвижимостью, среди стратегических инвесторов. Поскольку такого рынка в России нет, ипотека невозможна даже в условиях самого продвинутого законодательства. Чиновники упорно не желают понимать эту истину, что приводит к небольшому проценту (не более 5%) населения, использующему эту услугу. В промышленно развитых странах Запада до 70 % населения пользуется ипотекой. И таких примеров можно привести множество.  

Проблема добросовестного исполнения контрактов.  

Эта проблема тесно связана с реформированием судебной системы РФ, которая в настоящее время не вызывает доверия у бизнеса. Она всегда возникает в связи с недобросовестным исполнением договоров между производителями и потребителями продукции. Если потребитель не платит по договору за поставленную продукцию, то тогда он как должник должен отвечать перед судом.

Российским судам не доверяют иностранные государства и предприниматели внутри страны. По данным опроса компании "РОМИР Мониторинг" 48% россиян считают, что большинство судей подвержены коррупции. Конкурентная экономика требует, чтобы так же, как банки должны перераспределять финансы из сырьевых в производственные секторы, суды в идеале должны перераспределять доверие бизнеса из сферы "понятий" в серу "писаного закона".

Если представить ситуацию, когда, скажем, в США клиент какой-то компании не заплатил по контракту за поставку товара, то нужно оплатить небольшие судебные расходы в размере $200 и выполнить 10- 15 судебных процедур. Кроме того в развитых странах действуют правила обязательного страхования гражданской и профессиональной ответственности как поставщика, так и потребителя продукции. Страховщики в этом случае берут на себя основные финансовые риски возмещения ущерба за недобросовестные действия, в том числе и за отказ оплаты товара.

В России судебная система требует больших затрат времени и денег. Если суды действуют справедливо и без проволочек, то предприниматели с готовностью исполняют контракты и не доводят дело до суда. Если судебная система неэффективна, то предприниматели просто не заключают контракты с незнакомыми людьми либо требуют предоплату. Эффективность судебной системы можно оценить по количеству судебных процедур, затратам времени и издержкам, с которыми сталкивается кредитор, взыскивающий деньги с должника.

В большинстве стран деньги взыскиваются через суды общей юрисдикции, в то время, как в Канаде, Дании, Франции, Италии, Японии и Сингапуре для этого существуют специальные суды. Итоги работы судов напрямую сказываются на конкурентоспособности экономики, поскольку только вера в возможность отстоять свои права перед другими людьми и государством позволяет бизнесу создавать новые технологии и продукцию с высокой добавленной стоимостью.  

Проблемы использования интеллектуальной собственности в качестве инструмента роста конкурентоспособности экономики страны.  

Прежде всего определимся с предметом исследований, а именно с интеллектуальной собственностью. Под последней понимают результаты, достигнутые с помощью процессов интеллектуальной деятельности, облаченные в определенную правовую форму и являющиеся объектом исключительных прав. Эти результаты могут быть сами по себе объектом сделки, залога и источником дохода.

Как правило, интеллектуальная собственность создается в два этапа. На первом этапе создается сама собственность как инструмент разработки новых технологий или продуктов. На втором этапе собственность доводится до коммерческого результата. За результаты каждого этапа нужно платить: капиталом, деньгами или компетенцией и знаниями. Если на первом этапе не требуется больших затрат и коллектив специалистов чаще всего решит эту проблему, то на втором этапе нужно привлекать значительные финансовые ресурсы для создания коммерческого продукта.

Часто найти необходимые финансы для реализации проекта можно только имея на своем балансе интеллектуальную собственность (ИС) как некоторый нематериальный актив. Каждая страна, имеющая высокий потенциал и реальные возможности наращивать конкурентоспособность своей экономики, обычно активно участвует в финансировании проектов по переводу ИС на баланс предприятий, которая в этом случае составляет весомую долю ВВП страны.

Пренебрежение государством этими проблемами дорого обходится ему. Для примера недостаточное финансирование проектов, связанных с доведением интеллектуальной собственности до новых коммерческих продуктов в России привело к тому, что страна опустилась по международному рейтингу текущей и перспективной конкурентоспособности среди 120 стран. К сожалению существует большая вероятность того, что это падение будет продолжаться, поскольку многие научные компании не видят перспектив взять созданную ими ИС на свой баланс.

В российском законодательстве правовые и экономические отношения, связанные с интеллектуальной собственностью (ИС) , регулирует комплекс законов и подзаконных актов. Это, прежде всего, Патентный закон РФ, Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах", Закон "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", Закон РФ "О техническом регулировании" и так далее. В этом правовом пространстве, если у предприятия ( или физического лица) есть патент, оно обладает всем арсеналом исключительных прав на интеллектуальную собственность и может сразу включать свою интеллектуальную собственность в хозяйственный оборот, продавая лицензии, переуступая патент, вне зависимости отражен он на балансе предприятия или нет. Все дело в сложности и в стоимости бухгалтерского учета и обслуживания интеллектуальной собственности в качестве актива организации.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) использует в своей деятельности основные стандарты, снижающие сложность и стоимость обслуживания, налоговые риски и позволяющие создать высокую добавленную стоимость активов из интеллектуальной собственности. Эти стандарты рекомендованы к применению Генеральными соглашениями по интеллектуальной собственности Всемирной торговой организации (ВТО). Они (стандарты) трактуют понятия ИС более широко и рассматривают ИС в качестве залога, других нематериальных активов, не требующих значительных налоговых последствий и других дополнительных затрат. Для предпринимателей из быстроразвивающихся небольших компаний в развитых странах нематериальные активы из интеллектуальной собственности служат трамплином для развития бизнеса и быстрой капитализации. Но в этих странах законодательство работает на минимизацию налоговых рисков этих активов, а следовательно предоставляет наиболее активному поколению предпринимателей неизмеримо большие возможности творчества по сравнению с их российскими сверстниками. Именно последнее обстоятельство препятствует развитию нематериальных активов в РФ на основе интеллектуальной собственности.

Многие зарубежные компании сегодня интенсивно наращивают нематериальные активы из ИС. Это происходит вследствие того, что основная часть внеоборотных активов быстро устаревает как физически, так и морально. ИС можно использовать многократно без дополнительных больших вложений оборотных средств , применять на собственном производстве, передавать права на их использование по лицензионным соглашениям.  

Проблемы внедрения инноваций, обеспечивающих рост текущей и перспективной конкурентоспособности экономики страны  

Основу процессов создания интеллектуальной собственности образуют инновации . К ним относят нововведения, преобразования в экономике, технике, социальной и иных областях, способствующие созданию интеллектуальной собственности.. Эти нововведения определяют научно- технический прогресс страны и связаны с новыми идеями, изобретениями, открытиями и так далее. В свою очередь научно- технический прогресс в каждой стране в условиях глобализации мировой рыночной экономики зависит от того, насколько правильно страна выбрала свою нишу в международном распределении труда по применению инновационных процессов, результатами которых являются продукты интеллектуальной собственности.

При этом инновационный процесс определяет, как страна вписывается в мировую рыночную экономику: на основе разработанной с учетом ее интересов экономической политики. Хуже, когда этот процесс представляет собой хаотичную фрагментарную интеграцию отдельных инновационных процессов и их результатов в общемировые процессы с учетом эгоистичных интересов определенных финансово-промышленных групп, стремящихся убрать с рынка конкурентов при полном бездействии власти.

Ярким примером является встраивание процессов энергетического и сырьевого секторов экономики РФ в общемировые процессы фрагментарно и неэффективно с точки зрения получения высокой добавленной стоимости продукции на внешних рынках. К этому можно добавить скупку рядом российских предпринимателей проблемных активов за рубежом на выручку от продажи высокорентабельных российских активов, что вызывает самое негативное отношение как российских, так и иностранных инвесторов к российскому бизнесу.

Вопрос о интеллектуальной собственности в России сейчас сводится к следующему: будет существовать Россия как страна с собственными полноценными нематериальными активами из интеллектуальной собственности, создающими высокую добавленную стоимость и долю в национальном валовом внутреннем продукте (ВВП )(как это успешно делают Китай и Индия), значительно повышающими ее капитализацию или ее отдельные куски станут объектом внешнего управления со стороны государств, где такая рыночная экономика уже состоялась( как это делают самые отсталые страны в Африке и Латинской Америке). Для того, чтобы избежать второго нужно практически с нуля создать совершенно новую нематериальную экономику, где правят бал право и интеллектуальная собственность, связанные с производством продуктов научно- технического прогресса .

При этом право означает функциональную завершенность правоустанавливающих процессов защиты интеллектуальной собственности в различных странах (защиты с помощью указанных выше Законов РФ), на что собственно должны быть направлены усилия созданных в результате осмысленной экономической политики инновационных процессов. Сама интеллектуальная собственность как нематериальный актив является предметом торга между участниками рынка, но в то же время создается для роста текущей и перспективной конкурентоспособности страны и во многом определяет ее безопасность. Поэтому власть должна быть заинтересована в соблюдении прав интеллектуальной собственности и интересов государства по освоению этой собственности в качестве нематериального актива.

К сожалению вопрос этот осложнен тем, что значительная часть общества, и что самое неприятное, политической и экономической элиты России не воспринимает важность целей и способов их достижения в области интеллектуальной собственности и начинает считать , что Россия окончательно проиграла в мировой конкуренции по созданию ликвидных нематериальных активов из интеллектуальной собственности и нужно обустраиваться в той реальной материальной экономике, куда Россию допустят, то есть среди неразвитых стран, причем по частям. Это обусловлено тем, что политика в России не выполняет своей главной общественной функции- не ставит конкретных целей инновационной деятельности и систематически уходит от ответственности перед обществом за неверные политические решения.

Во многом это обусловлено тем, что в связи с глобализацией инновационных процессов создания интеллектуальной собственности в настоящее время происходит интенсивное международное сотрудничество стран Всемирной организации по интеллектуальной собственности с целью создания соответствующей инфраструктуры , способствующей привлечению инвестиций в создание новых видов интеллектуальной собственности и ее защиты в глобальном масштабе. А отсюда и большая сложность проблемы более жестких взаимоотношений между участниками рынка интеллектуальной собственности, следующих принципам международного разделения труда в мировом инновационном бизнесе, которую российская политическая и экономическая элита не воспринимает.

В любой из стран, успешно осуществляющих инновационную деятельность с целью развития нематериальных активов предприятий и государства на основе интеллектуальной собственности, к финансированию проектов интеллектуальной собственности привлекается помимо государства население этих стран, то есть гражданское общество, заинтересованное в научно- техническом прогрессе своей страны. Так поступают Соединенные Штаты Америки, где практически каждый пятый житель так или иначе участвует в финансировании малого бизнеса, занимающегося созданием интеллектуальной собственности силами, как правило, молодых предпринимателей, через биржи высоких технологий. В Европе финансирование граждан осуществляется через банки, инвестирующие в инновации через межбанковский рынок, хотя надо отдать должное тому, что только каждый пятнадцатый житель стран ЕС участвует в финансировании инновационных программ. То же самое происходит в Японии, где каждый восьмой житель страны вкладывает свои депозиты в инновации через банки.

Именно результаты труда по реализации инвестиционных программ и их накопления в результате инновационной деятельности служат усилению инновационной позиции страны во всем мире. Поэтому ближайшей целью интеграции России в мировую инновационную экономику, если власть действительно заинтересована в научно- техническом прогрессе своей страны, могла бы стать настоящая инновационная реформа, понимаемая властью и обществом как важнейшая часть строительства российской экономики, способной занять выигрышную позицию по отношению ко всем инновационным игрокам на мировом рынке.

Инновационная реформа должна заключаться в слиянии интересов глобализации инвестиционного бизнеса стран ВТО и инновационного процесса в России. Первый заинтересован в предоставлении инвестиций с целью получения доходов от инновационной деятельности , а второй- в создании с помощью этих инвестиций высокоинтеллектуальных технологий и продуктов. Препятствием их нормальных отношений являются риски самого разного вида. К сожалению, в России наблюдаются чрезвычайно высокие налоговые риски иностранных инвесторов, связанные с получением высокой добавленной стоимости нематериальных активов в любой сферой экономической деятельности.

К этому следует добавить пассивное поведение государства по отношению к капитализации и коммерциализации ИС. Это поведение должно быть основано на объявлении и осуществлении конкретных мероприятий , способствующих становлению ИС как опорной и приоритетной отрасли народного хозяйства РФ. Согласно этому государство должно вложить в фундаментальные и прикладные исследования по созданию ИС необходимые средства, направленные на финансирование науки и небольших компаний , чтобы они могли доводить результаты фундаментальных исследований до коммерческих продуктов.

Если эта ситуация не будет улучшена в течение ближайших 3 лет, то тогда более целесообразно выносить создание интеллектуальной собственности за рубеж в страны с хорошо поставленной системой минимальных налоговых рисков и защиты прав этой собственности и соответствующей развитой инфраструктурой, что собственно и делают наши конкуренты, успешно привлекая российских специалистов в зарубежные инновационные проекты. Но это противоречит интересам страны и попробуем привести в рамках данной работы далеко не полный список проблем на пути интеграции интеллектуального потенциала России в мировую инновационную экономику и его гармонизации с финансовыми потоками мирового инвестиционного бизнеса.  

Первоочередные меры, которые нужно предпринять для того, чтобы уменьшить снижение текущей и перспективной конкурентоспособности экономики страны  

Во- первых, нужно устранить или ослабить явное несоответствие между интеллектуальным потенциалом страны и финансовыми возможностями бюджета и бизнеса в России. К настоящему времени Россия сохранила свой высокий научно- технический потенциал, но самые дешевые источники финансирования инновационных проектов находятся в Европе и США. Поэтому выгоднее финансировать проекты там, а не здесь. Использование сетевой экономики, позволило бы России без ущемления своих интересов занять достойное место в инновационных процессах, в которых множество разных сил , в том числе и финансовых, способствует использованию знаний и творчества российских ученых и специалистов в производстве новых продуктов и их появлению на мировых рынках.

Естественно, что западные работодатели учитывают отсутствие России в сетевой экономике и резко снижают затраты на реализацию проектов прежде всего за счет снижения оплаты молодых российских исполнителей. Более того, многие работодатели считают, что выгоднее приглашать молодых специалистов в западные исследовательские центры, в этом случае эти специалисты лучше и качественнее работают под полным контролем в сложившихся инновационных коллективах, создающих интеллектуальную собственность. Исключение , например, составляют разработки в области социально- экономической сферы, а также информационных технологий (методами офшорного программирования), которые можно успешно осуществлять в России с помощью сети ИНТЕРНЕТ, связывающей российские и зарубежные инновационные центры.

В значительной степени дискриминация компетентности российских специалистов на Западе производится из- за отсутствия соответствующих международных сертификатов и аккредитации российских органов сертификации компетентности специалистов в зарубежных странах. Российские сертификаты не признаются на Западе из-за запутанности механизмов сертификации и лицензирования и нарушения основного принципа сертификации человеческого капитала: возрастания компетентности. Это означает, что орган, сертифицирующий компетентность специалиста должен предоставлять доказательную базу его более высокой компетентности по сравнению с лицом, сертифицируемым в конкретной области деятельности. В свою очередь орган аккредитации должен подтверждать свою более высокую компетентность по сравнению с органом сертификации и так далее. В России эти функции обычно выполняют чиновники, в компетентность которых трудно поверить.

Во-вторых , как уже отмечалось, нужно убрать всевозможные административные препятствия чиновников различных многочисленных надзорных органов исполнению российскими гражданами своих прав инвестировать в организации, осуществляющие инновационную деятельность. Здесь целый пласт проблем от достоверности информации о проектах до гарантий государства для вложений граждан в инновационные проекты. Власть должна либо избавиться от ненужных надзорных органов в области инновационной деятельности, либо поставить им новые осмысленные задачи , вместо того, чтобы продолжать разлагать десятки тысяч кадровых сотрудников этих органов. Это в одинаковой мере относится как к инвесторам, так и к исполнителям инновационных проектов.

В-третьих, нужно помнить, что несовершенен, но это наименее несовершенная экономическая система из всех, которые когда то были созданы. Это прежде всего только механизм, который разделяет эффективную от неэффективной ИС. Отсюда следует, что нужно освоить этот механизм и стимулировать развитие рыночных институтов оценки интеллектуальной собственности и ее международной легализации в странах, по крайней мере, входящих во Всемирную организацию по интеллектуальной собственности. Без этого невозможно привлекать инвестиции в инновационную деятельность под обеспечение рисков самой интеллектуальной собственности. Что это означает ?

Все страны в условиях глобализации и международного разделения труда усвоили одну важную для инноваций истину. Когда я создаю интеллектуальный продукт, то он становится моей собственностью. Я могу его оценить у независимого оценщика-эксперта по рыночным ценам , а далее заложить его как нематериальные активы и привлечь благодаря этому дополнительные средства для дальнейшего развития инновационной деятельности. Но для этого необходимо уметь оценить эту интеллектуальную собственность по рыночным ценам и временно передать эту собственность залогодержателю, гарантирующему снижение налоговых рисков инвестора. При этом каждый из оценщиков должен быть экспертом высокой квалификации и иметь европейскую сертификацию, в том случае, если залог из интеллектуальной собственности используется в качестве обеспечения снижения рисков инвестиционного бизнеса в странах ЕС.

Объекты интеллектуальной собственности (ОИС) следует оценивать при внесении стоимости ОИС в уставной капитал, при постановке на бухгалтерский учет в качестве нематериальных активов, при уступке прав на ОИС, при передаче прав на использование ОИС на лицензионной основе, при залоге ОИС, для определения ущерба от несанкционированного использования ОИС, а также в рамках оценки бизнеса.

Таким образом идет развитие инновационной деятельности, в финансирование которой в этом случае активно вовлекается как государство, так и гражданское общество страны. А вовлекается оно потому, что финансовые рыночные институты дают соответствующие гарантии гражданам о том, что их накопления, вложенные в инновационные проекты будут целы и давать соответствующий доход. Отсюда должен быть развит рынок производных инструментов, конвертирующих перспективы инноваций в банковские и государственные гарантии для граждан , участвующих в финансировании инновационной деятельности.

В-четвертых, нужно совершенствовать налоговую реформу в стране, касающуюся интеллектуальной собственности. Обычно в России практикуется способ учета интеллектуальной собственности на балансе предприятия на основе двух механизмов: возмездного или безвозмездного получения этой собственности предприятием от собственника. Это означает в первом случае, что стоимость нематериального актива - это затраты предприятия, в которые могут быть внесены фактически подтвержденные расходы на патентные исследования, оплату труда сотрудников, выполняющих служебное задание, оплата пошлин и так далее. Никаких налогов со стоимости сделок предприятие не платит. Оно платит налог по прибыли минус вычет из налогооблагаемой базы суммы амортизации плюс налог на имущество в размере 2%. Это самый выгодный вариант для предприятий, использующих в своей деятельности интеллектуальную собственность. Но негативным моментом здесь является участие в финансировании процессов создания интеллектуальной собственности на всех этапах за счет оборотных средств предприятия и более сложный бухгалтерский учет с использованием высококлассных и дорогостоящих консультантов. Этим объясняется слабое распространение этого варианта приобретения ИС среди российских предприятий даже среди научных организаций, освобожденных от налога на имущество.

Во втором случае необходимо просто заплатить налог 24% от рыночной стоимости переданной безвозмездно собственности (своеобразный вмененный доход) без гарантий возврата этого налога в случае, если на базе этой собственности не могут быть произведены конкурентоспособные продукты, которые принесут предприятию прибыль. Следует отметить, что за рубежом во втором случае практикуется обложение невысокими налоговыми ставками на прибыль от использования интеллектуальной собственности от 5 до 14% , а в некоторых странах государство в связи от отсутствием свободных оборотных средств освобождает молодых предпринимателей от этого налога с целью стимулирования производства конкретной конкурентоспособной продукции с безвозмездным использованием полученной интеллектуальной собственности. В любом случае государство получает нового добросовестного налогоплательщика и пополнение в свой бюджет.

В дальнейшем предприятие, получившее интеллектуальную собственность на безвозмездной основе, должно начислять на нее амортизацию и переносить стоимость нематериального актива , оцененную независимым оценщиком, на себестоимость продукции. Одновременно по правилам бухгалтерского учета на сумму начисленной амортизации увеличивается доход, не облагаемый налогами. Во втором случае предприятиям невыгодно показывать приобретение интеллектуальной собственности, поскольку минимизация налога на прибыль нулевая и нужно платить сразу за зачисление собственности на баланс предприятия, еще не зная, принесет ли она прибыль вообще.

Приведенные примеры показывают, что государство должно использовать налоги на интеллектуальную собственность не в качестве репрессивного инструмента, а в качестве инструмента стимулирования создания новых видов интеллектуальной собственности и производства на ее основе новой конкурентоспособной и качественной продукции. Для этого государство должно объявить налоговую амнистию в части интеллектуальной собственности и разрешить предприятиям (особенно молодым предпринимателям) в течение определенного периода поставить на баланс все выявленные объекты интеллектуальной собственности в качестве нематериального актива без уплаты налога на прибыль, который можно перенести на предприятие, производящее конечную продукцию на основе приобретенной интеллектуальной собственности. В этом случае государство только заработает на налогах на имущество гораздо в большей степени, чем теряет сейчас из-за отказа предпринимателей приобретать интеллектуальную собственность.

Фактически сейчас налоговые службы в России более занимаются репрессиями по отношению к молодым предпринимателям (да и к другим поколениям также), осуществляющим инвестиционную и инновационную деятельность, чем содействием развитию инноваций в России . Они не могут различить обычную коммерческую деятельность от научно- исследовательских работ, связанных с созданием интеллектуальной собственности, которую могут создавать далеко не все предприниматели. По данным Всемирной организации по интеллектуальной собственности процент предпринимателей, способных создавать интеллектуальную собственность как нематериальные активы с высокой добавленной стоимостью, среди других не превышает в среднем в каждой стране 4-8%. Но именно этот процент предпринимателей создает основную добавленную стоимость активов страны.

В связи с неправильной налоговой политикой в России существует проблема конфликтов интересов владельца и управленца ИС. Любой собственник заинтересован в получении прибыли, поскольку это его личный доход. Управленец заинтересован в прибыли далеко не всегда, поскольку ему постоянно нужны оборотные средства и не хочется платить налог с прибыли. Этим также объясняется нежелание российских предпринимателей применять интеллектуальную собственность для производства новой продукции.

В-пятых, нужно урегулировать отношения между предприятием- исполнителем и заказчиком о распределении и использовании прав на интеллектуальную собственность, созданную за счет средств государственного бюджета. Эта проблема основана на не заинтересованности государственных учреждений в наращивании своих активов, поскольку имущество принадлежит государству. В процессе приватизации таких учреждений и превращения их в акционерные общества, они выходят на рынок без такого важного компонента, как интеллектуальная собственность. Нужно доказывать ее происхождение - а это дополнительные налоги. Кроме того это осложняет отношения с иностранными инвесторами.

В-шестых, нужно реформировать отношения между органами власти и инновационным бизнесом , с помощью которых похоронено немало интересных инновационных проектов как в России, так и международного характера. То же относится к чиновникам муниципального уровня, изменяющим по своему желанию арендные ставки помещений для осуществления научно- исследовательских работ. И таких примеров можно привести великое множество.

К науке нужно в этом смысле относиться бережно и не приравнивать ее к обычной посреднической коммерческой деятельности, выделив ее в соответствующий приоритетный сектор экономики, имеющий важное стратегическое значение роста конкурентоспособности страны. Для этого необязательно создавать новое Министерство или Агентство науки и технологий. Наука сама может решить многие проблемы финансирования в том случае, если гражданское общество будет заинтересовано в этом. И уж точно никто из иностранных инвесторов не поверит никаким мероприятиям власти, если сохранится практика уголовного преследования граждан за налоговые нарушения в области инновационной деятельности в соответствии с двумя статьями УК (198 и 199), которыми до сих пор руководствуется налоговая служба РФ.

Достаточно упомянуть в связи с этим, что в странах с успешным инновационной индустрией малый бизнес, занимающийся инновационной деятельностью, помимо того, что он пользуется многочисленными льготами со стороны государства, предоставляет органам надзора одностраничный текст справки (и менее), в то время, как в России в аналогичном случае нужно представить текст отчетности из 60-100 страниц (целую диссертацию) ровно столько, сколько представляют лица, занимающиеся коммерческой деятельностью. Естественно, что у предпринимателей нет никакого желания заниматься этим ненужным делом или нанимать дорогостоящего специалиста. Отсюда - потери в налоговых отчислениях.

В России государство не желает считаться с тем, что по сути дела инновационную деятельность невозможно причислять к коммерции со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. Этому способствует, как уже отмечалось, низкая компетентность чиновников. При этом для контроля со стороны надзорных органов слабо используются возможности сети ИНТЕРНЕТ, через которую можно осуществлять пересылку всех необходимых документов бесплатно, а не стоять в очередях у чиновников.

Тем самым российская власть, уйдя из государственного финансирования инновационных проектов оставила научному обществу множество проблем. Фактически в лице различных ведомств она ставит рогатки по созданию самостоятельными организациями , в том числе и малым бизнесом, интеллектуальной собственности, облагая ее неимоверными налогами, трудностями составления отчетности и заставляя разработчиков проектов бессмысленно бегать по кабинетам чиновников многочисленных ведомств, терять значительное время и средства на поддержание отношений с административными органами, для чего руководитель проекта должен держать в штате значительный персонал .

К этому следует добавить то, что самые значительные потери в этом случае несет малый бизнес, в основном создающий новейшие инновационные решения, способные быстро найти применение в экономике страны. В странах ЕС и в США малый бизнес, в значительной степени осуществляемый молодым поколением каждой страны, преобладающий среди других инновационных институтов, создающий и реализующий инновации в области высоких технологий практически не знает этих проблем отношений с административными органами. Поэтому там сильна динамика развития инноваций, снижаются издержки и риски этого вида деятельности. Но если, тот бизнес попытаться связать с аналогичным российским бизнесом, то получится полный конфуз из- за действий российских чиновников и возникнут высокие риски, препятствующие приходу в российские инновационные центры инвестиций.  

Что в итоге

Таким образом, текущая и перспективная конкурентоспособность экономики страны во многим определяется отношением к ней государства. То отношение, которое власть России проявляет к этому специфичному виду деятельности, снижает конкурентоспособность экономики, использование потенциала и отбрасывает страну на обочину производства продукции с высокой добавленной стоимостью. В то же время крупный бизнес России весьма своеобразно проявляет свое отношение к инновациям.

Те куски интеллектуальной собственности, которыми управляют представители крупного бизнеса, размещая свои вложения в иностранные, пусть не столь привлекательные активы, имеющие мало чего общего с интересами страны, за рубежом , стремясь угодить своим фактическим внешним хозяевам, не нуждаются в инновациях российских ученых и специалистов. Практически все полученные в результате инноваций продукты меняют свою национальную принадлежность и носят марки зарубежных фирм.

Российских ученых и специалистов привлекают только в том случае, если иностранный партнер российского предпринимателя заинтересован в этом, а последний проявляет завидную активность, стремясь быть вхожим в иностранный капитал. При этом безопасность и конкурентоспособность экономики страны учитывается в последнюю очередь или не учитывается вообще. Видя это население неохотно платит налоги ( сейчас налоги платит в России только каждый второй), чтобы пополнить бюджет, в том числе и статьи расходов страны на инновации, и не участвует в реформах, касающихся экономики и инновационной деятельности.

К этому следует добавить высокий уровень коррупции в России, несущий для конкурентоспособности значительные фундаментальные риски. Коррупция разъедает как ржавчина бизнес, способный инвестировать в рост производства качественной продукции. Практика показывает, что значительных успехов можно достичь, если государству вести себя как корпорации, эффективно борющейся с внутренними злоупотреблениями и махинациями своих менеджеров (чиновников). Такая корпорация заинтересована в внедрении систем менеджмента качества как средстве своего развития и ее не нужно убеждать в необходимости создания рыночных методов стимулирования к выпуску конкурентоспособной продукции.

Для государства, стремящегося развивать высокие технологии, является характерным использование при разработке стратегии многочисленных видов процессных моделей предотвращения махинаций с инновационными проектами. Подобные модели должны применять наиболее эффективные механизмы и методы регулирования профессиональной и гражданской ответственности производителей перед потребителями продукции, а также эффективной конвертации природных богатств и творческого потенциала страны в финансовые ресурсы. При этом проводить последовательные реформы банковской системы, способной к применению этих механизмов в отношении к реальной экономике, способной производить конкурентоспособную продукцию.

В конечном счете, решение этих проблем переведет экономику РФ в плоскость корпоративной сетевой экономики, интегрированной в мировую экономику взаимного использования ресурсов и получения стабильных заказов, диктуемых спросом рынка. Государство как крупный рыночный игрок не должно исключать прямое бюджетное финансирование с покупкой соответствующих нематериальных активов в тех нишах, куда бизнес идет неохотно, но которые необходимы для социально- экономического развития страны. Кроме того, государство обязано обеспечить все необходимые условия для развития полноценных образовательных услуг, соответствующих нынешним реалиям экономики.

Внедрение в экономику систем менеджмента качества позволит эффективно вписаться в общемировые процессы производства конкурентоспособной продукции и защитить свой потребительский рынок от иностранной конкуренции. При этом, если руководители предприятий считают, что могут обойтись без этих нововведений и формализации интеллектуальной деятельности в своем хозяйственном обороте- возможно они просто не умеют работать с этими инструментами и им следует обратиться к высококвалифицированным консультантам и одновременно готовить для себя высококвалифицированные кадры. Иначе они окажутся в положении своих коллег в странах Восточной Европы, которые были вытеснены из своего бизнеса иностранными конкурентами.

Если власть в условиях вызовов глобализации сетевой экономики не предпримет энергичные шаги в направлении роста текущей и тем более перспективной конкурентоспособности экономики на основе роста добавленной стоимости производимой продукции и технологий, то проводимые реформы в стране окажутся ненужными и не востребованными обществом, а граждане России будут предпочитать свои личные накопления держать у себя в иностранной валюте или под матрасом. Людям любого поколения проще перестать зарабатывать себе на жизнь и просить подачки у власти , обменяв достаток на спокойную жизнь. Но тогда у власти РФ появляется уйма проблем выживания страны в этом не простом мире и роста опасности числа кризисов в российской экономике с переходом из состояния подъема в состояние спада. Нужно сделать все для того, чтобы этого не случилось.

Так, например, исходя из данных анализа текущей и прогнозируемой перспективной конкурентоспособности отдельных отраслей экономики РФ в связи с ее предстоящим вступлением во Всемирную торговую организацию, которые получены экспертами Всемирного экономического форума в Давосе из российских и иностранных официальных и неофициальных источников, потенциал спроса определяется на основе учета более чем 18 показателей, влияющих на спрос той или иной продукции на рынке. Фактически - это интегральная средневзвешенная оценка конкурентоспособности продукции в относительных единицах.

Из данных потенциала спроса и процента освоения внутреннего рынка России следует, что ряд отраслей экономики, выходящий за рамки 30% доли импорта нуждается в источниках инвестиций со стороны рынка, государства или предоставления иных ресурсов, безусловно, если государство не заинтересовано в исчезновении этих отраслей или перехода под полный контроль транснациональных корпораций.  

Литература:

1. Овчинников В.В. доклад "Концепция развития экономики Российской Федерации, интегрированной в экономику стран-участниц ВТО" на симпозиуме Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации и Русско-немецкого общества права и экономики "Этапы и технологии вступления России в ВТО", выпуск 3, Москва 2001, с. 23-55.

2. Материалы докладов по текущей и перспективной конкурентоспособности стран мира на Комиссиях Центра глобальных индустрий Всемирного экономического Форума в Давосе в период с 1998 по 2003 годы. Выпуски 1-18. 480 с.

3. Кастельс М. "Становление общества сетевых структур.// Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. Под редакцией В.Л. Иноземцева. М .:Akademia, 1999, с .492-505.

4. Овчинников В.В. Основы глобализации инвестиционного бизнеса. МКЦМ. М.:2002. с. 3-232.  

www.netda.ru