Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Развитие ФРГ в восьмидесятых и девяностых годах

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Владимир ЛЕБЕДЕ

Внутренние проблемы ФРГ к началу восемьдесятых годов

В 1974—1975 гг. Федеративная Республика Германии переживала экономический кризис. Тяжесть его в значительной мере обусловливалась сочетанием структурных перемен с валютно-финансовым и циклическим спадом.

Валовый национальный продукт сократился за это время на 4%, промышленное производство упало на 7,5%, а в некоторых отраслях — на 15—20%. Особенно заметным было падение в сталелитейной (на 24%), химической (на 16%), электротехнической (на 10%) отраслях. Цены выросли на 6%.

К началу 1975 г. безработица составила 1,2 млн человек. Всё это, естественно, вызывало социальное недовольство. Кризис ослабил позиции правящей коалиции СДПГ/ СвДП (СДПГ — социал-демократическая партия Германии; СвДП — партия свободных демократов), которая стала принимать свои меры: стимулировались государственные и частные инвестиции, был ослаблен контроль над оборотом капитала.

В 1975 г. был принят закон «Об улучшении структуры бюджета», сокративший расходы на социальные нужды.

В 1976 г. правительство провело закон «О соучастии рабочих в управлении промышленными предприятиями». Закон гарантировал собственникам и их представителям перевес в наблюдательных советах предприятий.

Постепенно, начиная с 1976 г., ФРГ стала выходить из экономического кризиса. По средним темпам роста экономики во второй половине 1970-х гг. она даже превзошла другие страны. Особенно высокие темпы были достигнуты в переработке минерального сырья, в текстильной промышленности, в строительной индустрии.

В 1977 г. был принят закон «Об изменениях в системе пенсионного обеспечения граждан». В соответствии с ним пенсии должны были повышаться, если росла стоимость жизни и увеличивалась инфляция. В данном случае социал-демократы ориентировались на интересы рабочих, а также мелких и средних собственников.

На съезде СДПГ в 1977 г. было решено осуществить реформу здравоохранения и профессионального образования.

Однако некоторое оживление конъюнктуры не привело к сокращению безработицы. Во второй половине 1970-х гг. и в начале 80-х безработица оставалась на высоком уровне — порядка миллиона человек. В результате общий уровень занятости населения к 1981 г. сократился на 4%; в обрабатывающей промышленности — на 13%, в текстильной — вдвое.

Безработица наносила не только материальный, но и моральный ущерб. Профессиональная дисквалификация, социальная дискриминация, ухудшение социально-психологического климата в рабочей среде — всё это были прямые следствия безработицы. Она воспринималась нередко как позор, как личная неудача, создавала комплекс неполноценности, оказывала влияние на поведение рабочего, сковывала его общественную активность.

Несмотря на относительно развитую сеть социального обеспечения, безработные находились в тяжелом положении. Факт массовой безработицы оказывал давление и на тех, кто пока имел работу. Угроза быть уволенным отрицательно влияла на возможность использовать такое привычное средство борьбы, как стачки.

Занятый на производстве рабочий страдал от инфляции, от сокращения покупательной способности марки (с 1970 по 1980 г. она упала более чем на 40%), платил за жилье четверть заработной платы.

Активность рабочего класса сдерживалась и фактом пребывания во главе правительства социал-демократов — забастовка нередко воспринималась как проявление нелояльности к партии. Лидеры профсоюзов подчас не санкционировали те или иные забастовочные выступления.

Тем не менее во второй половине 1970-х г. число стачек возросло: бастовали типографские рабочие (145 тыс. человек), печатники и работники бумажной промышленности (150 тыс. человек), рабочие и служащие металлообрабатывающей промышленности (560 тыс. человек).

В ответ государство усилило свое наступление против стачечников; более жестким стало отношение к безработным. В июне 1980 г. был принят закон, разрешающий локауты.

В апреле 1980 г. был введен новый порядок заполнения вакантных мест. Устанавливалось пять квалификационных ступеней, причем уровень квалификации при поступлении на работу подлежал строгой проверке. Те, кто не соответствовал требованиям, должны были искать другую работу.

В 1980—81гг. правительство более чем на четверть сократило налоги на предпринимателей, одновременно увеличив взносы рабочих в фонд страхования по болезни, безработице и старости. Впервые за всю историю ФРГ правительство в 1982 г. сократило на 10,3% социальные расходы по статье «Семья и молодежь».

К этому времени, а именно с осени 1980 г., Ф РГ вст упила в стадию нового экономического кризиса. Сократился общенациональный продукт, упало промышленное производство, усилилась инфляция, сильно выросла безработица (в 1983 году она составила 2,5 млн человек, т.е. 9,2% работающих по найму).

Кризис затронул автомобилестроение, сталелитейную и химическую промышленность, вызвал мощную волну банкротств. Вскрылась неэффективность политики государственно-монополистического регулирования, проводившейся правительством СДПГ/ СвДП .

В коалиционном правительстве всё отчетливее обозначились расхождения между партиями. Свободные демократы не разделяли антикризисной стратегии социал-демократов, возлагая надежды на рыночный механизм саморегулирования экономики.

Еще в 1977 г. свободные демократы приняли новую программу ((( Кильские тезисы))), в которой формально подтверждалась верность партии концепциям социального либерализма, однако центр тяжести переносился с прилагательного на существительное. Речь шла о роли государства и его тветственности перед обществом, а также о рычагах управления экономикой.

Лидеры СвДП выступали за сокращение пособий по безработице, за уменьшение пособий матерям в послеродовом отпуске, за ослабление контроля над квартплатой, за сокращение государственных взносов в пенсионный фонд, — требовали предоставления предпринимателям ряда льгот. По плану СвДП , сокращение социальных выплат трудящимся могло достигнуть 50 млрд марок.

В стане свободных демократов нарастает настроение «сменить партнера», устанавливаются контакты с коалицией ХДС/ХСС (ХДС — Христианско-демократический союз; ХСС — Христианско-социальный союз).

В сентябре 1982 г. все министры, представлявшие СвДП , вышли из коалиционного правительства, а сама партия решила вступить в коалицию с ХДС/ХСС. Таким образом, правительственная коалиция СДПГ/ СвДП распалась.

Между СвДП и ХДС/ХСС начались переговоры о формировании христианско-либеральной коалиции.

1 октября 1982 г. в бундестаге был выдвинут вотум недоверия канцлеру ФРГ Г.Шмидту, внесенный фракцией ХДС/ХСС и поддержанный СвДП . Был избран новый канцлер ФРГ. Им стал председатель ХДС Г.Коль.

Вице-канцлером и министром иностранных дел ФРГ стал Г.Геншер — председатель СвДП . Таким образом, в Ф РГ к вл асти пришел новый блок ХДС/ХСС — Св. ДП. Победа консервативно-либерального блока

на выборах и ее последствия

В целях укрепления позиций новой правительственной коалиции по предложению канцлера Г.Коля были объявлены досрочные выборы, которые состоялись 6 марта 1983 г. На этих выборах блок ХДС/ХСС собрал 48,8% голосов избирателей и получил 244 депутатских места. Социал-демократы (СДПГ) получили 38,2% голосов и 193 депутатских места, что для них было равносильно поражению. СвДП получила 6,9% голосов и 34 депутатских места. Кроме того, впервые в бундестаг были избраны кандидаты из партии зеленых (5,6% голосов и 27 мандатов).

После выборов правительство ФРГ вновь возглавил Г. Коль, а вице-канцлером и министром иностранных дел — Г.Геншер .

Г. Коль, как и большинство консервативных политиков, был убежден в достаточно высокой эффективности рынка с его способностью к саморегуляции . В то же время — и это важная особенность немецких консерваторов — он признавал необходимость существенной социальной корректировки стихийно действующих механизмом.

Тезис о необходимости усиления государственной власти, Коль, в частности, обосновывал ссылкой на конституционное положение об обязанности государства обеспечивать надлежащую защиту прав и свобод человека.

Придя к власти, правительство Г.Коля стало проводить политику западногерманского варианта « рейганомики » (в США) или « тэтчеризма » (в Великобритании). Суть этой политики заключается в следующем:

— резко сокращаются расходы на социальные нужды;

— происходит изменение в системе налогообложения: предоставляются льготы крупным предпринимателям при снижении налогов с них; наоборот, увеличиваются налоги с менее обеспеченных слоев общества;

— происходит уменьшение вмешательства государства в частное предпринимательство;

— развивается малый и средний бизнес.

Коль начал свою деятельность с денационализации экономики, т.е. передачи государственных предприятий в руки частных предпринимателей. Были выделены крупные финансовые средства для развития промышленности и сокращены взносы в фонды предпринимателей — при одновременном увеличении взносов рабочих. Было запрещено государственное вмешательство в частный бизнес. Предприятиям разрешили продавать свои акции, что способствовало увеличению числа собственников.

Г.Колю удалось добиться в бундестаге одобрения бюджета страны, который в свое время стал яблоком раздора для социал-демократов и либералов. Канцлер инициировал ряд важных законопроектов, нацеленных на создание необходимых предпосылок для оживления конъюнктуры и обеспечения роста производства.

Развитие новых отраслей производства, связанных с микроэлектроникой и телекоммуникацией, биотехнологией, робототехникой, оздоровление недостаточно эффективного и изрядно дефицитного госсектора проводилось через стимулирование частного бизнеса. Были увеличены частные инвестиции в разные области, в частности, в машиностроительную и электротехническую промышленности. Был увеличен экспорт обычного оружия (т.е. не ядерного и не бактериологического). Большую роль стали играть крупные немецкие банки.

Вместе с тем были значительно сокращены государственные расходы на социальные нужды. Правительство ужесточило правовые нормы, которые регламентировали проведение забастовок. Профсоюзы должны были отныне из своих касс платить бастующим и уволенным и не рассчитывать на государственные органы социального страхования.

В результате этих жестких мер удалось переломить ситуацию в экономике, приостановить рост государственной задолженности. С 1986 г., инфляция в течение нескольких лет находилась на уровне менее 1,5%. В 1985—1986 гг. в ФРГ наметился хозяйственный подъем, который продолжался до конца десятилетия.

Но напряжение на рынке рабочей силы сохранялось. Консервативно-либеральный блок не выполнил одного из главных предвыборных обещаний 1983 г. — решить проблему занятости. Массовая безработица сохранилась. Положение не изменил и значительный отток из ФРГ иностранных рабочих.

Число зарегистрированных безработных ко второй половине 1980-х гг. стабилизировалось примерно на уровне двух млн человек. При этом правительство ХДС/ХСС— СвДП внесло около 250 поправок в трудовое законодательство, ущемляющее юридические, социальные, налоговые и другие права рабочих.

Заинтересованность предпринимателей в увеличении производительности и в повышении рентабельности производства привела к тому, что в условиях НТР капиталовложения на одно рабочее место многократно возросли. Дорогостоящее оборудование требовало высококвалифицированного персонала, его подчинения жесткому ритму работы машины. В середине 1980-х гг. на такой режим было переведено свыше половины всех работающих в промышленности.

Более прогрессивная организация труда позволила предпринимателям тщательнее выбирать рабочих, снижать значение коллективных тарифных договоров.

Началось расслоение среди лиц наемного труда. Участился преждевременный выход на пенсию в результате длительного перенапряжения. Как следствие, у значительной части западногерманского общества изменились ценностные ориентации, возросла неудовлетворенность условиями труда. А ведь жители ФРГ уже привыкли к высокому уровню жизни...

На промежуточных выборах в ландтаги, в 1984—1985 гг., блок ХДС/ХСС потерял много голосов; на выборах в бундестаг, в 1987 г., консервативный блок потерял около двух млн голосов избирателей.

Вместе с тем общая благоприятная экономическая конъюнктура, приписываемая заслугам ХДС/ХСС, блоку позволила сохранить ведущие позиции в парламенте.

В целом, поворот вправо, обозначившийся в конце 1982 г., был закреплен. Это позволило правительству в 1986 г. начать налоговую реформу.

Коалиционное правительство ХДС/ХСС— СвДП стремилось ослабить два главных «неблагоприятных фактора»: высокие налоги и крупные расходы на производственный персонал. После длительных дискуссий бундестаг одобрил общую концепцию и конкретные формы налоговой реформы. Она была ориентирована, прежде всего, на снижение выплат и отчислений со всех доходов компаний, на предоставление различных льгот при производственном инвестировании.

Предусматривалось снизить обложение всех видов доходов и заработной платы, что тоже должно было стимулировать производственное инвестирование.

«Налоговое облегчение» коснулось широких слоев рабочих и служащих, но составило в среднем ничтожно малую сумму (около 7,8 марок в месяц). С другой стороны, были подготовлены проекты на введение новых потребительных налогов (на бензин, табачные изделия и т.д.), что полностью поглотило налоговые послабления. Не случайно, представители СДПГ назвали налоговую реформу «враждебной нуждам обычной семьи» (процитированные здесь и далее работы и источники см. в списке тспользованной литературы).

Но главная задача налоговой реформы, собственно, и состояла в массированном перераспределении сре дств в п ользу фирм — для создания, как уже было отмечено, дополнительных стимулов к производственному инвестированию.

Второе направление экономической политики правящей коалиции — уменьшение расходов на «человеческий фактор». Цель заключалась в том, чтобы не допустить рост заработной платы, уменьшить предпринимательские взносы в социальные фонды.

В частности, правительство считало, что с ростом дороговизны медицинского обслуживания, должна возрастать доля расходов самих пациентов для «предотвращения излишних посещений врача».

Социальная необеспеченность усиливалась: ухудшилось положение безработных, пенсионеров; выросло число лиц, исключенных из федеральных фондов помощи по безработице и перешедших на обеспечение муниципальных органов социальной помощи, располагавших скудными финансовыми средствами.

Таким образом, шло постепенное освобождение от бремени «социальной помощи» фирм и предприятий. Бизнес ответил на эти усилия канцлера ростом капиталовложений, особенно в наукоемкие отрасли.

Инвестиции превратились в ключевую проблему экономической жизни; они должны были увеличиваться, чтобы можно было решить и проблему безработицы. Особенно большой она была среди молодежи (в 1983 г. составляла более 10,5 %).

Постепенный рост производства, создание новых рабочих мест, финансирование профобучения и переподготовки, способствовали решению этой проблемы. Еще в 1982 г. государство ассигновало на эти цели 6,9 млрд марок. В том же году безработные получали пособие по безработице в течение 12 месяцев.

В 1988 г. на вышеуказанные цели было выделено уже 15,3 млрд марок, что позволило снизить уровень безработицы среди молодежи до 8%. Сами же безработные в 1988 г. стали получать пособие в течение 32 месяцев.

В 1980-е годы было создано около 3 миллионов рабочих мест. Но одновременно в таких же размерах возросло и количество свободной рабочей силы на рынке труда.

В целом же к концу 1980-х годов, выявились определенные экономические успехи правительства Г.Коля. Ему удалось, с одной стороны, ограничить вмешательство государства в экономику, с другой — было снижено налоговое бремя.

В 1986 г. ФРГ впервые стала крупнейшим в мире экспортером. В 1988 г. внешнеторговый оборот ФРГ превысил аналогичный показатель США и составил 325 млрд долларов. В 1989 г. ФРГ практически не имела дефицита платежного баланса. «Восточная политика» кабинета Коля

Проблема внешней политики всегда занимала значительное место в системе общественных приоритетов ФРГ. И, хотя, на первых местах во внешней политике стояли отношения ФРГ со США и со странами Запада, взаимоотношениям с социалистическими странами, т.е. «восточной политике», уделялось также много внимания.

В одном из своих первых интервью в качестве канцлера ФРГ, 4 октября 1982 г., Г. Коль говорил: «Мы хотим быть надежными партнерами также народов и правительств в Центральной и Восточной Европе. Это, разумеется, относится и к отношениям с Советским Союзом. Есть действующие договоры, которых мы, конечно, будем придерживаться. В рамках наших договоренностей мы будем стремится наполнить эти договора содержанием».

Впоследствии он уточнил: «Мы считаем необходимым добиваться качественного улучшения отношений с Советским Союзом и другими странами — участниками Варшавского договора. Мы стремимся вести диалог с Советским Союзом на всех уровнях и, по возможности, его углубить».

В правительственном заявлении 13 октября 1982 г. Коль также говорит о своем стремлении продолжать «восточную политику», важнейшей основой которой остаются Московский и другие «восточные договоры».

Преемственность в этой области была условием участия либералов в коалиции с ХДС/ХСС. Вместе с тем при правительстве ХДС/ХСС— СвДП в курсе ФРГ стали в большей степени проявляться конфронтационные тенденции.

ФРГ в конце 1983 г. приступила к размещению на своей территории американских «Першингов-2» и крылатых ракет в соответствии с утвержденным НАТО графиком.

В правительственных заявлениях вновь зазвучали формулировки реваншистского толка, характерные для периода «холодной войны» — притязания на границы 1937 г. и т.п. При поддержке США и НАТО правительство ФРГ предприняло попытку поставить под сомнение весь комплекс договоров и соглашений о послевоенном урегулировании, направленных на обеспечение мирного и стабильного развития на Европейском субконтиненте.

При правительстве ХДС/ХСС— СвДП получила дальнейшее развитие тенденция строить свои отношения с различными социалистическими странами вне зависимости от международной обстановки в целом, т.е. Бонн продолжил политику дифференцированного подхода к СССР и странам Восточной Европы.

Следует отметить, что канцлер ФРГ Г. Коль и министр иностранных дел Г.Геншер верно оценили возможности, которые открывала, начавшаяся в СССР в 1985 г. перестройка и для изменения соотношения сил в Европе и мире, и для преодоления раскола Германии.

Коль понял, что нужна «новая восточная политика», которая скорее будет способствовать преодолению раскола страны, чем одностороння ориентация на Запад. Позиция была поэтому несколько двойственной.

С одной стороны, ФРГ приняла активное участие в процессе разоружения. Г. Коль решил ликвидировать ракеты «Першинг-1А», что облегчило подписание в 1987 г. советско-американского Договора по ракетам средней и меньшей дальности в Европе.

С другой стороны, помимо размещения ракет на своей территории, правительство ХДС/ХСС— СвДП стало широко использовать в демагогических целях, фразеологию о миротворческой деятельности НАТО, США, ФРГ.

Наращивание вооружения преподносилось как «вклад в политику активного обеспечения мира», а политику администрации Р.Рейгана с ее явной нацеленностью на достижение военного превосходства канцлер Г. Коль квалифицировал как проявление искренней заинтересованности в успехе переговоров о контроле над вооружениями, как стремление к диалогу и сотрудничеству.

Особенное место в «восточной политике» ФРГ занимали ее отношения с ГДР. Несмотря на имевшуюся в начале 80-х годов напряженность между Востоком и Западом, правительство ФРГ было озабочено необходимостью сохранить , упрочить и, по возможности, развить отношения между двумя германскими государствами.

Г. Коль заявил, в частности, что его правительство «заинтересовано в обширных, долгосрочных договоренностях [с ГДР] к пользе людей и на основе действующих соглашений».

При этом была сделана ставка на политику «малых шагов». Например, был облегчен временный везд граждан Г ДР в ФРГ , развивалось сотрудничество между странами в области транспорта, охраны окружающей среды; ФРГ предоставила кредиты ГДР и т.д.

Наконец, в 1987 г., состоялась встреча в Бонне лидеров двух германских государств: канцлер ФРГ Г. Коль принимал Э.Хонеккера на государственном уровне. Во время официального приема в ведомстве федерального канцлера был выставлен почетный караул, исполнены государственные гимны обеих стран. На приеме в своем официальном обращении к восточногерманскому лидеру, Г. Коль заявил: «Мы хотим объединенной Европы и призываем весь немецкий народ завершить дело единства и свободы Германии путем свободного самоопределения».

Убежденный в неизбежности преодоления раскола Германии, Коль тогда еще не рассчитывал на реальную возможность осуществления этого идеала в обозримом будущем.

В октябре 1988 г. он посетил с официальным визитом Советский Союз, где вел переговоры с М.С.Горбачевым. В одном из своих выступлений Коль заявил, что верит в воссоединение Германии. На пресс-конференции 26 октября, отвечая на вопрос о том, будет ли он свидетелем объединения Германии, Г. Коль ответил: «По всей вероятности, нет».

Однако канцлер с неизменным упорством продолжал повторять тезис о «нерешенности германского вопроса». Социально-экономические и политические

аспекты объединения Германии

Возвращаясь к экономическим аспектам развития ФРГ, напомним, что к концу 1980-х гг. это была высокоразвитстрана . Она занимала второе место в мире после США по валютным запасам.

Западноевропейская интеграция принесла Германии огромные выгоды в области вывоза капиталов и товаров. ФРГ была ведущим кредитором: она одалживала огромные суммы десяткам государств Азии, Африки и Латинской Америки. Причем, выход ФРГ в лидеры среди остальных развитых стран был обеспечен в первую очередь за счет производства наукоемкой продукции, на долю каждой приходилось 54% экспорта страны.

Что же касается ГДР, то она, хотя и находилась в первой десятке промышленно развитых стран, но достижения ее, по сравнению с западногерманскими были более чем скромны, что видно из прилагаемой таблицы.

Тем не менее на фоне кризисных явлений в других странах восточно блока положение ГДР в 1970-х — начале 1980-х гг. внешне выглядело благополучно. Об этом свидетельствовали и относительно стабильный производственный процесс, и полные витрины магазинов, и достаточно высокий жизненный уровень граждан.

Однако к концу 1980-х годов ситуация стала меняться. Ухудшилось экономическое положение страны. Правда, официальные статистические данные указывали на ежегодный рост национального дохода на 4%, а продукции производства — на 6 %. Однако, как выяснилось позже, эти данные в течение ряда лет фальсифицировались. Основные экономические показатели 1989 г.

Показатели

ФРГ

ГДР

Территория (тыс. кв.м.)

249

108

Население ( млн чел.)

62,5

16,4

Валовой национальный продукт ( млрд зап.-герм . мар.)

2265

400

ВНП на душу населения (тыс. зап .- герм . мар.)

36,2

24,4

Темпы прироста (%)

— ВНП

— Сельское хозяйство

— Промышленность

— Капиталовложения

3,6

2,2

5,0

  7,9

2,0

1,5

2,3

– 4,0

Денежные доходы населения (млрд. зап .- герм . мар.)

1404,1

167,5

Ежемесячный доход на душу населения ( зап .- герм . мар.)

1872

850

Экспорт (млрд. зап .- герм . мар.)

176,5

90,2

Импорт (млрд. зап .- герм . мар.)

131,1

87,2

Уровень инфляции (%)

2,8

2,0

Среднемесячная заработная плата ( зап .- герм . мар.)

3300

1100

На самом деле государственные планы не выполнялись, непродуманная инвестиционная политика привела к серьезным диспропорциям в хозяйстве страны, выросли дефицит государственного бюджета и внешняя задолженность. Государственный долг составил 20,6 млрд долларов.

Кроме того, к середине 1980-х годов в ГДР наметился кризис власти, идеологии и политики правящей партии. Основными чертами этого кризиса были идеологический застой, нежелание и неспособность руководства во главе с Э.Хонеккером признать острую необходимость обновления всей общественно-политической жизни в стране.

Росло недоверие граждан к политике правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). Этому способствовали и события ка к в СССР (перестройка, демократизация, гласность), так и кардинальные изменения в Польше и Венгрии, в частности, введение там многопартийности и отказ от ведущей роли компартии.

Однако Э.Хонеккер и его окружение не считались с критикой, раздававшейся в их адрес, превозносили достижения ГДР, скрывая от народа факты углубления кризисных явлений в экономике страны, и полностью отгораживались от событий, происходивши х в СССР и других социалистических странах.

Ситуация еще больше накалилась и подошла к опасной черте, когда руководство ГДР санкционировало меры по ограничению распространения информации из СССР. Были проведены акции по изъятию тиражей некоторых московских изданий.

Истоки кризиса, поразившие все без исключения структуры общественной жизни ГДР, крылись в неспособности «социализма национальных цветов» (как его называли в ГДР) конкурировать с капитализмом тех же цветов ФРГ». Характерной чертой верхушки правящей партии были претензии на обладание истиной в последней инстанции, что только усугубляло ее отрыв от народа.

Руководство СЕПГ неверно оценило и оппозиционный потенциал в стране: поначалу оно игнорировало его, считая, что разрозненные околоцерковные группы инакомыслящих не в состоянии стать серьезной и быстрорастущей политической силой. А когда их влияние выросло уже настолько, что на улицы стали выходить сотни тысяч манифестантов по всей стране, проявления недовольства попытались подавить полицейскими методами под лозунгом борьбы с контрреволюцией.

Далее развитие событий нарастало почти бесконтрольно.

В мае 1989 г. в ГДР произошли коммунальные выборы, на которых 20—30 % голосов было подано против СЕПГ (и это несмотря на фальсификации). Одновременно было впервые легально создано общественное движение «Новый форум», которому, однако, было отказано в регистрации, как «несоответствующему задачам социализма».

Поэтому, когда Венгрия открыла границу с Австрией, началось массовое бегство граждан через эти две страны в ФРГ. За месяц после открытия границы число беженцев составило около 30 тысяч человек.

В августе-сентябре 1989 г. уже сотни граждан ГДР просили и получали убежище в посольствах ФРГ в Варшаве и Праге. Во многих городах стали проводиться многотысячные демонстрации с требованием изменения закона о выезде.

Появились и призывы к проведению политических реформ, к демократии и свобод; одним из основных было требование отставки руководства страны.

Эти события происходили накануне 7 октября, так называемого Дня республики. 7, 8, 9 октября 1989 г., в Берлине, в Дрездене и других городах на улицы вышли десятки тысяч человек. Демонстранты требовали «обновления социализма». Вместо того чтобы пойти на диалог с народом, последовало распоряжение применить полицейские силы. А в Лейпциге был отдан устный приказ — стрелять в людей. Демонстрации были разогнаны, было арестовано более трех тысяч человек.

Пытаясь удержаться у власти, часть руководства ГДР начала искать выход из создавшейся ситуации. 11 октября было опубликовано заявление ЦК СЕПГ о готовности обсудить требования, связанные с гласностью, демократией, свободой выезда за границу и другие вопросы.

Однако напряжение в стране не спадало. Тогда был сделан еще один шаг. 17 октября Политбюро ЦК СЕПГ, после бурных дебатов, приняло решение освободить Э.Хонеккера от обязанностей генерального секретаря, а 18 октября пленум ЦК утвердил это решение. Новым генеральным секретарем ЦК СЕПГ был избран Эгон Кренц .

Был провозглашен курс на реформы и демократизацию, но реально ничего не было сделано. Руководство страны явно не поспевало за ходом событий, теряло над ними контроль. Уже 23 и 24 октября в Берлине, Лейпциге, Дрездене, Магдебурге состоялись многотысячные демонстрации протеста против избрания Народной палатой Э.Кренца председателем Госсовета и Национального совета обороны ГДР.

Характерно, что на манифестациях и митингах, сотрясавших ГДР, все чаще стали выдвигаться требования отказа СЕПГ от притязаний на руководящую роль в стране и в обществе, звучали слова о свободных выборах, об отставке всех прежних руководителей.

Пытаясь как-то спасти положение, Э.Кренц предпринимает самые неожиданные шаги. 26 октября он разговаривает по телефону с канцлером ФРГ Г.Колем, предлагая поднять отношения с ФРГ на «новую ступень» в ходе сотрудничества в области безопасности, экономики, экологии, в гуманитарной сфере, выражает надежду на финансовое участие ФРГ в деле материального обеспечения нового закона о выезде.

Г. Коль соглашается «в интересах людей» приступить к налаживанию и расширению сотрудничеству во всех областях, где это только возможно.

1 ноября Э.Кренц уже в Москве, где состоялась его встреча с М.С.Горбачевым.

Не в состоянии овладеть ситуацией в стране, Э.Кренц решается еще на один неожиданный шаг: 9 ноября была открыта Берлинская стена, т.е. граница между ГДР и ФРГ. Это событие произвело эффект разорвавшейся бомбы. Однако кризисная обстановка в стране не спадала.

Чтобы как-то спасти себя, руководство СЕПГ 8 ноября, на пленуме , существенно обновило состав Политбюро и ввело в него известного политика Х.Модрова , который через 10 дней стал главой правительства. В этом качестве он выступил в Народной палате ГДР и изложил свое видение выхода страны из кризиса, а именно, на путях реформирования политической системы, экономики, образования, управления, экологии ГДР.

Особое место он уделил концепции формирования отношений с Федеративной Республикой Германии. 22 ноября началось разрушение Берлинской стены, являвшейся для большинства немцев символом раскола Германии.

28 ноября 1989 г. канцлер ФРГ Г. Коль выступил в бундестаге с программой развития германо-германских отношений, получивших название «10 пунктов Г.Коля». В этих пунктах был намечен довольно реалистичный план поэтапной конвергенции, сращивания двух государств. Предлагалось через решение экономических задач, состыковку и слияние двух противоположных по своей природе экономических структур добиться политического союза, а через конфедерацию прийти в конечном счете к федеративному государственному устройству единой Германии. Суть этих 10 пунктов заключалась в следующем.

— Во-первых, принять незамедлительные меры для урегулирования проблем, связанных с массовым оттоком из ГДР ее жителей, и с резким расширением количества их поездок на Запад; Федеративное правительство готово оказать ГДР необходимую материальную помощь на определенных условиях.

— Во-вторых, предусматривается продолжение и развитие сотрудничества между ГДР и ФРГ, в том числе в сфере экономики, науки и техники, культуры, охраны окружающей среды, транспорта и связи.

— В-третьих, западногерманская сторона заявляет о готовности расширить свое участие в этом сотрудничестве и увеличить масштабы помощи ГДР — при условии, что там будет положено начало необратимым переменам в политической системе путем внесения нового закона о выборах, отмены монополии СЕПГ на власть, изменения уголовного законодательства.

В области экономики требования к ГДР сводились бы к «сокращению бюрократического планового хозяйства», открытию страны для западных капиталовложений и созданию условий для внедрения в практику рыночного хозяйства и частнопредпринимательской деятельности. Эти требования Коль квалифицировал «не как предварительные условия, а как объективные предпосылки для того, чтобы помощь со стороны ФРГ «вообще могла бы дать должный эффект».

Обвинение во вмешательстве во внутренние дела ГДР, которое было выдвинуто руководством СЕПГ, канцлер отмел как «абсурдное».

— В-четвертых, в своей программе Г. Коль согласился с необходимостью учреждения совместных комиссий с целью конкретизации и углубления сотрудничества в разных областях. Выдвигалось требование подключить к такому сотрудничеству Западный Берлин.

— В-пятых, правительство ФРГ заявляет о готовности развивать соответствующие политические структуры с целью последующего перехода к федеративному государственному устройству Германии. Обязательным в этом случае должно быть формирование в ГДР правительства на демократических началах.

— В-шестых, предусматривалось, чтобы внутригерманские отношения неразрывно были связаны с общеевропейскими процессами, чтобы «будущая архитектура Германии вписывалась в будущую архитектуру Европы».

— В-седьмых, в программе указывалось на участие обоих госуда рств в пр оцессах западноевропейской интеграции. ФРГ заявляло о своей заинтересованности в заключени и соглашения о торговле между ЕЭС и ГДР, которое гарантирует и расширит доступ Восточной Германии к «общему рынку».

— В-восьмых, выражалась полная поддержка процессу СБСЕ, а хельсинкский процесс рассматривался как «ядро будущей общеевропейской архитектуры».

— В-девятых, согласно «плану Коля», преодоление раскола Европы и раздела Германии увязывалось с необходимостью энергичных шагов в деле разоружения и контроля над вооружениями.

— И, наконец, в-десятых, Г. Коль указывал, что целью западноевропейской политики является обеспечение мира в Европе.

Выдвинув этот план, поразивший своей неожиданностью мировую общественность, Коль овладел инициативой в процессе объединения Германии и больше ее не выпускал вплоть до 3 октября 1990 г.

Канцлер ФРГ сумел извлечь максимальную выгоду из благоприятной ситуации, неожиданно создавшейся в конце 1980-х гг.

Позднее канцлер говорил: «В 1990 г. шанс на воссоединение был лишь короткое время. Я твердо убежден: немного позднее воссоединение нашей страны было бы уже невозможно».

А тем временем в ГДР грянул новый кризис: 1 декабря 1989 г. Народная палата ГДР исключила из Конституции страны положение о «ведущей роли рабочего класса и его марксистско-ленинской партии». Отныне СЕПГ в законодательном порядке лишалась монополии на власть.

3 декабря ЦК СЕПГ в полном составе ушел в отставку; при этом пленум ЦК исключил Э.Хонеккера из партии. Сложение полномочий членами Политбюро имело своим логичным продолжением отставку Э.Кренца с постов председателя Государственного совета и председателя Национального совета обороны ГДР, что последовало 6 декабря.

Начался массовый выход из партии. Только в период с октября 1989 г. по февраль 1990 г. численность СЕПГ сократилась с 2,3 млн чел. до 700 тыс. чел.; к концу же 1990 г. в партии осталось 284 тыс. человек.

Чрезвычайный съезд СЕПГ, который проходил в декабре 1989 г., изменил название партии — отныне она стала называться СЕПГ-ПДС (партия демократического социализма). Председателем правления (вместо ЦК) партии был избран берлинский адвокат Г.Гизи , его заместителем — Х.Модров . 4 февраля 1990 г., решением правления, первая часть названия партии была окончательно упразднена.

В это время на политическом небосклоне ГДР выдвинулись две новые партии: Христианско-демократический союз (ХДС; формально партия с таким название существовала и раньше) и Социально-демократическая партия (СДП), которые сформировали свои позиции на идее восстановления единства Германии. Несколько раньше от СЕПГ отмежевались бывшие с нею в блоке, партии. В декабре они заявили, что будут вести самостоятельную политику и не собираются вступать в союз с СЕПГ-ПДС.

В декабре начались переговоры между новыми лидерами ГДР и представителями ФРГ о создании специального фонда финансирования поездок граждан Г ДР в ФРГ , о визах и об обязательном обмене валюты при въезде в ГДР граждан ФРГ.

Активно начали работать смешанные комиссии, рассматривавшие вопросы сотрудничества двух стран в области экономики, экологии, связи, здравоохранения и др. Всеёболее тесными становились контакты в политической области.

19—20 декабря 1989 г. состоялся рабочий визит в ГДР канцлера ФРГ. Главы обоих правительств, Х.Модров и Г. Коль, обсудили важнейшие вопросы, касавшиеся отношений германских государств.

Ну а что же Советский Союз? Неужели ничего не предпринимал в это время?

Формально шли переговоры руководства С ССР с пр едставителями ГДР и ФРГ; затеялся интенсивный обмен телеграммами. Но, в конце концов, советская сторона все же отдала решение германского вопроса на откуп истории, о чем неоднократно в то время заявлял М.С.Горбачев, забывая, что историю творят люди и от них много зависит. (О позиции Горбачева подробнее см. выше, в публикуемой в этой же газете статье М.Нарицкого . — Примеч. ред.)

К началу 1990 г. стало очевидным, что цели, стоявшие перед оппозиционным движением в ГДР, в основном были достигнуты. Прежняя государственно-политическая система была разрушена. Тезис о необходимости существования ГДР в качестве социалистической альтернативы ФРГ потерпел полный крах, что способствовало быстрому и внушительному росту числа сторонников объединения с ФРГ.

Следует отметить, что большую роль в изменении настроения имела политика правительства ФРГ.

Быстро менялись и результаты опросов общественного мнения. Если в ноябре-декабре 1989 г. 70% населения ГДР выступало за обновление социализма, то в январе-феврале 1990 г. уже 79% опрошенных выступили за объединение.

Увидев перспективу объединения, почти все партии заявили о своем отказе от социализма и о своей приверженности западноевропейской системе демократии и социальному рыночному хозяйству.

Начался распад прежней экономической системы. Крупные государственные комбинаты стали разваливаться, резко активизировался поиск возможностей для привлечения иностранного капитала; произвольно, без контроля со стороны каких-либо органов, стала складываться система свободного предпринимательства. Всё чаще стали выдвигаться требования разгосударствления и приватизации собственности как единственно возможного пути формирования эффективной экономики. Были приняты решения о создании совместных предприятий, что имело целью привлечение капиталов в страну (прежде всего из ФРГ).

В январе 1990 г. двумя германскими государствами были созданы совместные комиссии по вопросам строительства и планирования городов, охраны окружающей среды, по вопросам транспорта. В феврале приступили к работе аналогичные органы по интенсификации сотрудничества в области сельского и лесного хозяйства, туризма.

Свою деятельность начала совместная группа сотрудников министерств юстиции ГДР и ФРГ. Несколько позднее приступила к работе совместная комиссия в области культуры.

Создание всех этих органов проходило, как правило, в ходе визитов в ГДР западногерманских федеральных министров и премьер-министров, которые помимо официальных переговоров не забывали встречаться с представителями оппозиции и Церквей.

Быстрыми темпами развивалось сотрудничество в области экономики и торговли. Парадоксально, но факт: при сокращении темпов роста ВНП и промышленного производства в ГДР объем товарооборота между странами стремительно возрастал.

Регулярный характер приняли поездки бизнесменов и банкиров из Ф РГ в ГДР , организовывались двусторонние семинары и встречи предпринимателей. Стремительно развивались контакты между землями ФРГ и округами ГДР, между отдельными городами и общинами. Устанавливались прямые связи между различными учреждениями и общественными организациями.

Определившиеся в декабре-январе тенденции в развитии германо-германских отношений свидетельствовали о неизбежности государственного объединения двух стран, хотя вопрос о его темпах и путях достижения оставался еще открытым.

После визита в Москву и встречи с М.С.Горбачевым Х.Модров , 1 февраля 1990 г. представил свою концепцию достижения единства Германии, получившую официальное название «За Германию, единое отечество», в просторечии — «план Модрова ». Этот план предусматривал следующие шаги на пути достижения немецкого единства.

Заключение договора о сотрудничестве и добрососедстве в качестве, о договорном сообществе, которое бы уже содержало конфедеративные элементы, такие как экономический, валютный и транспортный союз, приведение в соответствие правовых норм.

— Образование конфедерации ГДР и ФРГ с общими органами и институтами, как, например, парламентский комитет, земельная палата, совместные исполнительные органы в определенных сферах.

— Передача суверенных прав обоих государств органам конфедеративной власти.

— Образование единого государства в форме германской федерации или германского союза, путем выборов в обеих частях конфедерации; созыв единого парламента, который вынесет решение о принятии единой конституции и формировании единого правительства с местом пребывания в Берлине.

— Достижение немецкого единства требовало создания необходимых предпосылок, которые, согласно «плану Модрова », включали бы в себя в сфере межгерманских отношений невмешательство во внутренние дела друг друга; строгое выполнение ранее заключенных договоров; сохранение внутренней стабильности, правопорядка и законности, а также проведение необходимых реформ по аналогии с административно-территориальным устройством ФРГ.

— В более широком международном контексте предусматривалось соблюдение обоими германскими государствами военного нейтралитета, что подразумевало их выход из военных союзов. Только после создания единого германского государства предполагалось урегулировать все ключевые вопросы, включая присутствие иностранных войск на немецкой земле и принадлежность Германии к военным союзам, а также проблемы нерушимости послевоенных границ, то есть договорно-правовое урегулирование отношений единого Германского государства с его соседями.

На состоявшихся 13—14 февраля 1990 г. в Бонне переговорах канцлера ФРГ с правительственной делегацией ГДР во главе с Х.Модровым , Г. Коль сразу же предложил решить вопрос о валютном объединении двух стран, т.е. о замене обесцененной восточногерманской валюты на твердую западногерманскую марку. При этом ФРГ выразила готовность взять на себя в самое ближайшее время решение проблем ГДР, как внутренних, так и внешних.

Стороны пришли к решению об образовании комиссии экспертов для подготовки союза между двумя странами. Первое заседание совместной комиссии по подготовке валютного и экономического союза состоялось уже 20 февраля, а 27 февраля, на заседании народной палаты ГДР, представители всех фракций поддержали решение об объединении Германии.

Формально выбор был сделан. Теперь дело было за взрослым населением ГДР, которому на досрочных выборах Народной палаты, 18 марта 1990 г., предстояло сказать последнее слово.

Предвыборная борьба, начавшаяся в ГДР, проходила под воздействием мощного западногерманского пресса, как на экономику, так и на политические партии ГДР, и, прежде всего, на простых избирателей.

Чрезвычайно активным было личное участие в предвыборной борьбе в ГДР канцлера ФРГ, председателя ХДС Г.Коля, который открыто поддерживал блок «Альянс за Германию». Не случайно, что этот блок и победил на выборах . В блок «Альянс за Германию» входили:

— христианские демократы — получили 40,9 % голосов избирателей;

— Немецкий социальный союз — 6,3 %;

— Демократический союз — 0,9 %

Социал-демократическая партия получила 21,8 % голосов. Партия демократического социализма (ПДС) — 16,3 % голосов граждан ГДР.

Представители блока «Альянс за Германию», из 400 мест в Народной палате заняли 192.

В результате выборов представители партий, выступавшие за немедленное объединение двух германских государств, получили возможность сформировать и возглавить новое коалиционное правительство.

Во внутригерманском урегулировании дело оставалось за техническими деталями и институциональным оформлением этого процесса. Эта задача не представляла собой особой сложности, поскольку участников «сделки века» было только двое — ФРГ и ГДР. Однако в Бонне не спешили праздновать победу, а наоборот, придавали большое значение сохранению высоких темпов объединительного процесса.

Тем более что в марте-апреле в ГДР продолжалось падение объемов промышленного производства, увеличивалась разбалансированность экономики, росла безработица, в состоянии развала находилась кредитно-финансовая система. Это привело к тому, что население ГДР стало критически подходить к перспективе предстоящего поглощения страны западным соседом.

Проведенный в апреле 1990 г. опрос общественного мнения в ГДР выявил лишь 9% согласных с распространением на них юрисдикции ФРГ, 38% опрошенных высказались за разработку новой общегерманской конституции, 42% — за принятие собственной новой конституции ГДР.

Тем не менее после серии консультаций министров и экспертов обеих стран представители ФРГ и ГДР 18 мая 1990 г., подписали первый государственный договор о создании валютного, экономического и социального союза.

В договоре однозначно указывалось, что он основывается на 23-й статье конституции ФРГ. В соответствии с ним, в ГДР создаются структуры, характеризуемые, прежде всего частной собственностью, свободным ценообразованием и рынками труда, капитала и товаров. Валютой ГДР становится марка ФРГ, а все функции Центрального банка ГДР передаются Федеральному банку ФРГ.

Тем самым ГДР отказывалась от своего экономического суверенитета и переходила к созданию основ рыночной экономики по образцу ФРГ. Введение договора в действие было определено 1 июля 1990 г.

21 июня 1990 г. Народная палата ГДР подавляющим большинством голосов (302 из 385) утвердила этот договор. Аналогичным образом поступил и высший законодательный орган ФРГ.

Следует только добавить, что еще 17 июня Народная палата приняла закон о дополнении и изменении конституции ГДР, который окончательно устранял последние государственно-правовые препятствия на пути объединения с ФРГ.

После того как с 1 июля 1990 г. единственным платежным средством стала марка ФРГ, перед населением Г ДР вст ал серьезный вопрос об обмене денег. В результате переговоров было решено произвести обмен по курсу 1:1 следующим категориям населения:

— две тысячи марок — детям до 16 лет;

— четыре тысячи марок — людям от 16 до 59 лет;

— шесть тысяч марок — пенсионерам.

Серьезные проблемы в ГДР возникли в связи с гарантиями труда. Только 30% предприятий ГДР могли без особых потрясений перейти на к рыночной деятельности. 50 % требовали модернизации, а 20 % предприятий не имели шансов и должны были закрываться. Рабочие и служащие ГДР, привыкшие к прежним порядкам, обреченно ждали закрытия предприятий и даже не постарались найти себе новое рабочее место.

Серьезная ситуация сложилась и в сельском хозяйстве: в Восточной Германии себестоимость производства была в 2—3 раза выше, чем в ФРГ. Торговые предприятия перестали закупать восточную продукцию, и крестьянам пришлось продавать ее по очень низким ценам. Появились безработные и, вскоре ГДР превратилась в резервуар дешевой рабочей силы.

Снизить безработицу и стимулировать деловую активность могло только развитие мелкого и среднего предпринимательства, которое позволило бы создать примерно 500 тыс. рабочих мест. Переход к рынку стал поистине «шоковой терапией» для страны.

Введение в действие «Договора об экономическом, валютном и социальном союзе» создало экономические основы для объединения. Но положения этого документа не охватывали все стороны процесса. Поэтому еще в июле 1990 г. началась работа над вторым договором, которая завершилась к середине августа.

В этом договоре были более подробно определены все экономические и юридические вопросы объединения, были разработаны конкретные изменения, которые надо было внести в действующее законодательство ФРГ и ГДР, а также правовые нормы, регулирующие многие стороны жизни общества на востоке Германии.

Параллельно с этим, летом 1990 г., проходили многочисленные встречи и консультации политиков и экспертов по вопросу общегерманских выборов. Вопреки ожиданиям, на голосовании 9 августа в Народной палате, договор о проведении общегерманских выборов не смог набрать необходимого числа голосов. Было предложено ускорить вступление Г ДР в ФРГ .

22 августа 1990 г. Народная палата, 295 голосами «за» при 90 голосах «против» и при 2 воздержавшихся одобрила договор о проведении первых общегерманских выборов в бундестаг. А в ночь на 23 августа она, не дожидаясь подписания и ратификации договора о единстве Германии, приняла заявление о вхождении республики в состав ФРГ 3 октября, на основе западногерманской конституции.

Таким образом, бундестаг был поставлен перед свершившимся фактом, и ему пришлось последовать примеру восточногерманских законодателей. Были определены две важнейшие даты: объединение Германии — 3 октября 1990 г. и общегерманские выборы — 2 декабря 1990 г.

В преддверии объединения, Народная палата приняла решение об изменении территориально-административного деления страны. Вместо ранее существовавших округов были созданы пять земель. ГДР перестала существовать.

Для обсуждения внешнеполитических аспектов объединения Германии потребовалось проведение переговоров по формуле «2+4» (ФРГ, ГДР + СССР, США, Англия, Франция), чтобы учесть интересы и точки зрения всех участников этого процесса.

16 июля, в Железноводске, во время визита канцлера Г.Коля в СССР, на состоявшейся там пресс-конференции М.С.Горбачева и Г.Коля, последний сделал заявление из семи пунктов:

1. Объединение Германии охватит Федеративную Республику, ГДР и Берлин.

2. Когда объединение состоится, права и ответственность четырех оккупирующих держав будут полностью отменены. Таким образом, единая Германия к моменту своего объединения получит полный и неограниченный суверенитет.

3. Объединенная Германия, во исполнение своего неограниченного суверенитета, сможет свободно и самостоятельно решать, будет ли она входить в какой либо блок и, если будет, то в какой. Это соответствует Заключительному акту СБСЕ. Разъясняя точку зрения правительства Федеративной Республики Германии, канцлер заявил, что единая Германия хотела бы быть членом Североатлантического союза, что, как он уверен, также соответствует мнению правительства ГДР.

4. Единая Германия заключит с Советским Союзом двусторонний договор о выводе войск из ГДР, который должен быть завершен в 3—4 года. Одновременно с Советским Союзом будет заключен временный договор о последствиях введения немецкой марки в ГДР на этот же срок — в 3—4 года.

5. До тех пор, пока советские войска будут еще размещаться на бывшей территории ГДР, структуры НАТО не будут распространяться на эту часть Германии. Войска бундесвера, не входящие в военную организацию НАТО, т.е. подразделения территориальной обороны, могут быть размещены на территории сегодняшней ГДР и Берлина сразу же после объединения Германии. Войска трех западных держав должны будут оставаться в Западном Берлине после объединения в течение всего периода присутствия советских войск на бывшей территории ГДР. Федеральное правительство будет просить об этом три западных державы и на основе договора урегулирует вопрос о размещении их войск с соответствующими правительствами.

6. Федеральное правительство заявляет о своем обязательстве сократить вооруженные силы объединенной Германии за 3—4 года до 370 тыс. человек.

7. Объединенная Германия откажется от производства, владения и распоряжения ядерным, биологическим и химическим оружием и останется участником договора о нераспространении ядерного оружия.

12 сентября 1990 г. в Москве министры иностранных дел шести государств-участников переговоров по формуле «2+4» подписали Договор об окончательном урегулировании германского вопроса. В этом договоре были определены границы объединенной Германии и зафиксирован ее отказ от любых территориальных претензий, от производства, владения и распоряжения оружием массового уничтожения. Подтверждалось обязательство Германии о том, что с немецкой земли будет исходить только мир.

Предусматривалось сокращение в течение 3—4 лет численности вооруженных сил объединенной Германии. Были обговорены условия вывода советских войск с территории бывшей ГДР. Было зарегистрировано, что иностранные войска и ядерное оружие или его носители не могут размещаться на бывшей территории ГДР.

Договор подвел черту под итогами второй мировой войны. 3 октября в 00 часов 00 минут объединение Германии завершилось. Германия после объединения

Объединение Германии явилось большой победой для ФРГ и лично для Г.Коля. Не случайно, что по итогам прошедших 2 декабря 1990 г. общегерманских выборов блок ХДС/ХСС— СвДП вновь получил возможность возглавить правительство.

Но затем, на смену всеобщей эйфории пришел кризис в виде экономических и социальных издержек объединения. Стало очевидным, что интеграция новых земель в прежнюю ФРГ, переход от централизованно управляемой экономики к социальному рыночному хозяйству — дело беспрецедентное. Заблаговременно разработанной концепции такого перехода не было ни у кого, в том числе и у правительства Коля.

Очень скоро оказались развеяны надежды на относительную безболезненность процессов объединения, на естественность слияния двух германских государств в единое целое.

Состояние «народных предприятий», о котором говорилось выше, не позволяло им выдержать конкурентной борьбы даже внутри самой Восточной Германии. Их положение серьезно осложнялось еще и тем, что были нарушены традиционные экономические связи, исчезли рынки сбыта в бывших социалистических странах, в том числе и в России.

Кризис в народном хозяйстве дополнился отсутствием дееспособных органов земельной и коммунальной власти, что не позволяло, даже при наличии средств, начать реализацию мероприятий по улучшению условий жизни населения.

Одну из самых больших проблем объединенной Германии составил морально-политический климат в восточных землях (об этом мы тоже говорили). Надежды населения на быстрое улучшение положения в результате объединения не оправдались.

В марте 1991 г. вновь стала нарастать волна демонстраций протеста, основным лозунгом которых являлось требование уменьшения безработицы, прекращения закрытия предприятий. В Лейпциге, например, появились плакаты: «Верните нам стену!»

Социальная напряженность все более возрастала. Причинами этого стал, с одной стороны, излишний экономический оптимизм федерального правительства, а с другой — нежелание населения бывшей ГДР платить высокую цену за объединение.

Требования населения бывшей ГДР несмотря ни на что обеспечить высокие доходы — притом, что структура производства в Восточной Германии не изменилась и убыточные предприятия продолжали работать, были нереальны. Не случайно поэтому, в марте 1991 г. посланцы правительства направились в восточные земли с призывами соблюдать благоразумие и «затянуть ремни» в ожидании последующих перемен к лучшему .

В это же время в Германии, заговорили о восстановлении «спартанских добродетелей» общества производительности — в противовес процветавшему до той поры обществу распределения. Чтобы финансировать объединение, правительство вынуждено было урезать ассигнования по безработице, на социальную помощь и пособия многодетным семьям.

С июля 1990 г. по конец 1991 г. на финансирование восточных земель уже было выделено более 100 млрд марок. Эти средства пошли на развитие промышленности, стимулирование приватизации и частных инвестиций, на выплату пособий по безработице (потребность на год, при 3 млн безработных, была примерно 39 млрд марок), на оказание социальной помощи малоимущим, на развитие инфраструктуры, на решение коммунальных задач, на выплату пособий под предстоящий рост квартплаты и т.д.

За то небольшое время, что прошло после объединения, пенсии на востоке страны были повышены на 1,5 %, и в 1991 г. планировалось увеличить их еще на 15 %.

Федеральное правительство еще до принятия решения конституционным судом, позволило передавать земельные участки и недвижимость бывших владельцев иным лицам, если те гарантируют создание новых производств и рабочих мест (собственникам в этом случае должны были выплачивать возмещение, хотя Договор об объединении не предусматривал возврата собственности).

Всем владельцам земельных участков в восточных землях разрешалось выкупать их за символическую плату, при наличии соответствующим образом оформленных документов, полученных в период существования ГДР.

Для уменьшения социальной напряженности и финансирования всё возрастающих затрат правящей коалиции пришлось нарушить свое обещание осуществить объединение Германии без повышения налогов, и в феврале 1991 г. было принято решение о повышении ряда налогов, в частности, на акцизные товары, на заработную плату.

Было решено ввести, сроком на 1 год, «взнос солидарности» в Фонд германского единства. Суть его заключалась в том, что жители новых земель освобождались от ряда отчислений в государственный бюджет, а жители старых земель — нет. В дальнейшем повышение налогов и других отчислений следовали одно за другим. Правда, в это же время были несколько снижены налоги на промышленные предприятия, чтобы стимулировать капиталовложения.

После выборов 1990 г. популярность Г.Коля и его партии неуклонно падала. На последовавших выборах в ряде федеральных земель христианские демократы терпели одно поражение за другим. Деловые люди потребовали от Коля самокритичного подведения баланса и убедительной концепции реформ.

Для укрепления экономики, Коль выдвинул «пакт стабильности». Идея его состояла в том, чтобы достичь национального согласия правительства, профсоюзов и работодателей, чтобы разделить бремя решения германских проблем. Значительную часть этого бремени брало на себя правительство — в форме дополнительных расходов и увеличения федерального долга.

Сохраняя прежнюю в целом ориентацию общего курса ФРГ, правительство Коля в тесном взаимодействии с деловыми кругами страны разработало и в конце 1993 г. представило общественности документ о социально-экономическом и политическом положении в Германии и ориентирах ее дальнейшего развития.

Первоочередными задачами было поставлено совершенствование систем образования и пенсионного обеспечения, проведение реформы почты и железных дорог.

Основное внимание было уделено также созданию новых рабочих мест, повышению конкурентоспособности восточногерманских предприятий, развитию процессов приватизации, постепенному сокращению государственных дотаций нерентабельным предприятиям.

Процесс преобразования восточных земель по намеченной программе получил в западногерманской литературе название «Трансформация». Важнейшим элементом этого процесса явилась приватизация госпредприятий бывшей ГДР.

Сущность ее заключалась в том, что госпредприятия передавались в частную собственность. Этим занималось созданное в ГДР еще до объединения Попечительное ведомство (Опекунский совет, ОС), которое получило огромные полномочия и финансовые средства. Эти средства ОС мог дать любому предприятию на определенных условиях .

Весьма примечательно, что вначале власти ГДР учреждали ОС прежде всего ради сохранения «народной собственности» и ограничения вмешательства западных менеджеров в процесс трансформации производства. И только после выборов 18 марта 1990 г. это ведомство занялось приватизацией.

А работа предстояла нелегкая. Например, ОС нередко поддерживал предприятия с неопределенным будущим. Иногда с помощью субсидий он пытался вдохнуть жизнь в обреченные заводы и фабрики. Это привело к росту его долга.

Долг мог быть погашен продажей ряда предприятий за достойную цену, но, к сожалению, Опекунский совет допускал ошибки в этом вопросе, продавая за бесценок созданное трудом не одного поколения.

Это вызывало справедливую негативную реакцию со стороны немцев бывшей ГДР. Как и предполагалось, основными покупателями госпредприятий восточных земель стали западные немцы, хотя позднее к ним присоединились и предприниматели из других стран: Австрии, Франции, Англии, США, Швеции.

Довольно сложно происходила приватизация и в сельском хозяйстве. Там она означала формирование новых субъектов хозяйственного права. Создавались кооперативы или акционерные общества, общества с ограниченной ответственностью, частные (фермерские) хозяйства и т.д.

Как правило, становление фермерского хозяйства проходило при поддержке не только земельных властей, но и федерального центра. Тем не менее, формы коллективного хозяйствования в восточных землях получали значительно большее распространение.

Приватизация проходила также в области торговли, коммунального хозяйства, в текстильной и кожевенной промышленности.

К маю 1992 г. в новых землях было приватизировано около 6 тыс. предприятий, а к осени 1993 г. — уже около 14 тысяч. За это же время было ликвидировано, на основании экспертных заключений, порядка 4 тысяч предприятий.

Было тем не менее сохранено 1,5 млн рабочих мест, в казну поступило 65 млрд марок, было получено инвестиций от новых владельцев — 208 млрд марок.

Большое значение в социальной политике правительства играли доход и зарплата восточных немцев. Это имело не только экономическое, но и политическое значение.

С учетом этого правительство ФРГ уже в первые месяцы после объединения пыталось одновременно обеспечить рост доходов всех групп наемных работников на востоке страны. В результате с середины 1990 г. до середины 1992 г. зарплата и жалованье восточных немцев почти удвоились и составили 60—70% тарифной зарплаты западных немцев при соотношении их производительностей как один к трем (1:3).

Несмотря на появившиеся протесты против искусственного роста зарплаты, кабинет Г.Коля, поддержанный некоторыми отраслевыми профсоюзами, свою позицию не изменил.

Со второй половины 1992 г. в восточных землях стала вводиться структура тарифной зарплаты, существовавшая в ФРГ, что способствовало улучшению социального положения восточных немцев. Реальный рост их доходов в 1993 г. составлял в среднем, 20%.

В ноябре 1993 г. был основан Германский национальный банк, первоочередной задачей которого было содействие «срастанию» немцев на востоке и на западе. За 1993—1994гг. в рамках его программ было создано 900 тыс. рабочих мест, прежде всего, в сфере бытового обслуживания, в мелких мастерских и торговых фирмах.

В свою очередь, Федеральный банк не снижал учетную ставку, стараясь не допустить инфляционного процесса. Поэтому, к 1994 г. темпы инфляции оставались невысокими.

В том же году, в журнале « Гутен Таг », появилась статья, в которой говорилось: «Жители Восточной Германии, конечно, еще не достигли западного уровня жизни, но фундамент заложен. Типичные для Запада рыночно-хозяйственные структуры уже успели утвердиться почти во всех городах и регионах».

Но еще через 2 года, т.е. примерно через 6 лет после объединения страны, оплата труда на западе была на 30—50% выше, чем на востоке. По этой причине взрослое население страны продолжало перебираться с востока на запад. В течение 1991—1996 гг. на запад переселилось более 450 тыс. человек.

Однако шансы получить высокооплачиваемую работу получали немногие: в западной части Германии 9% лиц наемного труда также были безработными. Для сравнения отметим, что в восточных землях, по данным служб занятости, доля официально зарегистрированных и находящихся в скрытной безработице, приблизилась в 1995 г. к 25 % лиц наемного труда.

Предприниматели старых земель предпочитали местных специалистов, отчасти из-за большего доверия и соответствия квалификации западным стандартам, отчасти из солидарности. Появилась категория немецких «челноков» — трудящихся, совершавших рейсы для получения работы в западной части Германии, зачастую за мизерную оплату.

Возникли и посреднические фирмы, которые занялись поставкой рабочей силы из восточных земель, по существу, в аренду западногерманским фирмам.

Система социального обеспечения также не способствовала выравниванию уровня жизни. Одинаковыми были лишь условия получения социальных пособий. Но их реальный размер в бывшей ГДР был в 2—3 раза ниже, чем в западных землях и в большинстве случаев соотносился с прожиточным минимумом.

Не способствовала повышению жизненного уровня новых граждан ФРГ и финансовая реформа, т.е. обмен восточных марок на западные . Кроме тех категорий лиц, которым был предоставлен льготный обмен 1:1, (мы их выше называли), остальным гражданам восточных земель обмен был произведен в пропорции: две восточные марки на одну западную.

Нового «экономического чуда» не произошло. Планируемые темпы выравнивания разных уровней жизни достигнуты не были. Осторожные прогнозисты предполагают, что возможное выравнивание уровней жизни произойдет лишь к 2040-м гг.

Пока же — иные результаты. К 1996 г. реструктуризация промышленности бывшей ГДР привела к тому, что на востоке Германии возникла многоукладная экономика. Наряду с сохранившимся частично государственным сектором возникли частные предприятия, в том числе в сфере мелкого и среднего бизнеса. Он пока не играет той роли в экономике Восточной Германии, что и в Западной, но с его развитием связывают перспективу решения ряда экономических и социальных задач. Значительное развитие получили народные промыслы и сфера услуг.

В 1990—1995гг. было подано около 1,3 млн заявок на создание предприятий в сфере торговли, гостиничного, страхового, банковского дела, в области информации, туризма, частной врачебной и юридической практики и т.п. Хотя около половины таких предприятий оказались нежизнеспособными, остальные обеспечили высокий уровень услуг, получаемых населением. Число занятых лиц в них с 1989 г. по 1994 г. увеличилось с 450 тыс. до 1,2 млн человек.

Появились позитивные сдвиги и в промышленности. Например, прирост производства в обрабатывающих отраслях оказался более чем в 2 раза выше соответствующего показателя на Западе. Заметны достижения в строительной индустрии. В ней стимулом явился повышенный спрос на жилье, строительство предприятий, объектов инфраструктуры, природоохранительных сооружений. С 1991 по 1996 г. увеличились совокупные инвестиции в жилищное строительство. Берлин, Дрезден, Лейпциг как промышленные центры вплотную приблизились к уровню западных земель.

В новых федеральных землях заметен значительный рост производительности труда, которая в среднем составила 60% от западногерманской производительности. Правда, надо отметить, что этот показатель отчасти связан с довольно большим уровнем безработицы.

Для ее снижения созданы сеть школ и служб, занимающихся повышением квалификации и перепрофилирования кадров. Всего в такого рода программах в 1991—1996 гг., участвовало около 2,4 млн человек. Предпочтение отдавалось работающим мужчинам. Около 33% из них повысили свою квалификацию. Всё это стало возможным благодаря огромным субсидиям из федерального бюджета (85%), целевых фондов, Европейского совета.

С 1991 по 1997 г., сумма полученных новыми землями ссуд составила 1,4 биллиона марок, в среднем по 195 млрд в год. Они были направлены на модернизацию, развитие и создание промышленных предприятий, инфраструктуры, рынка занятости, финансово-кредитной сферы.

Приоритет отдавался развитию промышленности. Именно в нее в течение 1991—1996 гг. было направлено 272 млрд марок. Инвестиции на развитие и модернизацию технической базы в 1991—1996гг. ежегодно увеличивались в среднем на 17%.

Но для того, чтобы поддерживать такой высокий уровень доходов и зарплаты, государство вынуждено было увеличивать, как мы уже отмечали, налоги и отчисления во многих областях, что ложилось дополнительной нагрузкой на бюджет частных лиц и предприятий.

К этому надо добавить, что из-за различных льгот, вводимых для жителей восточных земель, жители западной части страны стали платить налогов почти в 2 раза больше, чем их восточные соседи, что, конечно, не могло не вызвать возмущения. Не случайно, что в 1996 г. прозвучало слово «экономия», а сам год стал переломным в осознании необходимости проведения существенных реформ.

Государству пришлось перейти к жесткому режиму экономии, сократить расходы, уменьшить административный аппарат.

Кабинет Коля выступил с целевой программой экономии, в которой особое место уделялось сокращению расходов на социальные нужды. Свою программу Коль обосновал тем, что темпы экономического роста в Германии стали падать, а безработица достигла уже 4 млн человек.

В 1997 г. правительство приступило к реализации этой программы. Цель ее — существенно улучшить общие условия предпринимательства (прежде всего, повысить привлекательность страны для инвесторов) и привести систему социального обеспечения в соответствие с реальными возможностями.

Экономия стала осуществляться, прежде всего, за счет снижения расходов в здравоохранении (в частности, была ограничена выплата по больничным листам — до 80 % заработка), в пенсионном обеспечении (снизили расходы на реабилитационные мероприятия) и в содействии занятости (еще в ноябре 1996 г. была утверждена реформа закона о содействии труду, в которой была существенно уменьшена доля средств на повышение квалификации и переобучение). Были сокращены пособия по безработице.

Таким образом, была реформирована вся система социального обеспечения и страхования.

В июне 1997 г. были приняты новые законы об обязательном медицинском страховании, а с 1999 г. решено начать пенсионную реформу.

Были приняты меры для стабилизации немецкой денежной единицы — марки. Правда, инфляцию удалось удержать на уровне 1,8 % в год.

Темпы роста потребительских цен в 1998 г. оказались самыми низкими за последние 10 лет — 1,3 % годовых.

Решающую роль в качестве фактора экономического роста стал играть экспортный спрос. Несмотря на то, что в четвертом квартале 1997 г. обнаружилось замедление темпов вывоза, немецкие экспортные предприятия в 1996—1997 гг. добились успехов почти на всех зарубежных рынках. Политические партии в объединенной Германии.

Говоря об экономических и социальных последствиях объединения Германии, нельзя обойти вопрос о партиях страны — ведь именно они приложили немало усилий к тому, чтобы это объединение произошло.

Все политические партии Германии после объединения страны сумели в основном решить свои организационные проблемы, однако они оказались разделены на восточное и западное крыло, на партии первого и второго сорта. Это было связано с тем, что организации всех партий в старых землях, оказывая организационную помощь новым землям и, как результат, стали влиять на партийную политику на местах.

Попытки новых местных организаций добиться определенной самостоятельности наталкивались на преграды и ограничения: количественные, финансовые и кадровые.

Это усугублялось отсутствием единства внутри самих восточных местных организаций. В количественном отношении партии на востоке Германии уступают партиям в старых землях (по числу членов партии ко всему населению страны).

Интерес населения к партиям упал после 40-летнего руководства одной партии; граждане игнорируют и вновь сформированные партии, и даже такие прежние движения за гражданские права и свободы, как «Объединение—90», «Зеленые», которые на своем примере ощущают пассивность большинства населения.

Не пользуются популярностью на востоке и политики, приехавшие с запада, из-за того, что они не понимают трудностей и потребностей жителей восточных территорий.

Несмотря на добрые намерения, помощники с Запада не воспринимаются благожелательно; восточное население хочет видеть в составе руководства своих «земляков». И это отражается на политической борьбе.

На подготовительной стадии и в процессе государственного объединения партии Г ДР стр емились выразить свои интересы и как-то проявить их на деле. Но, будучи отчасти деморализованными и подгоняемые спешкой, они вначале просто подчинились и приспособились.

ХДС и СвДП просто объединили восточную часть ХДС и восточных либералов, западная СДПГ присоединила маленькую восточную СДПГ (хотя противоречия между ними до сих пор сохраняются — как там говорят, между «этими из Бонна и нами из барака»).

Лишь членам партии «Объединение—90» удалось после длительных переговоров с западногерманскими «Зелеными» в 1993 г. сохранить некоторую самостоятельность.

К середине 1990-х гг. численность членов западных ХДС и СвДП падает, поскольку жители восточных земель не спешат в них вступать. Это относится и к бывшей СЕПГ, число членов которой сократилось с 2,3 млн человек в 1990 г. до 1,3 млн человек (в составе ПДС). В восприятии избирателей ПДС так и осталась восточной партией, и именно на востоке страны она получает до 30% голосов избирателей, что делает ее там важной политической силой (хотя в целом по стране она с трудом сумела преодолеть 5% рубеж).

В последние годы ХДС потеряла значительную долю своих сторонников; большинство жителей страны связывают с СДПГ свои надежды на выравнивание условий жизни.

Поэтому шкала партийных симпатий распределяется следующим образом: СДПГ, ХДС, ПДС, «Объединение—90»/»Зеленые», СвДП . Праворадикальные партии шансов на успех не имеют, как их не имеют и новые партийные образования, появившиеся на свет после 1993 г.

Определенный интерес представляет тема о возможном (когда-нибудь) сближении СДПГ и ПДС. Дело в том, что в 1946 г., было совершено принудительное объединение СДПГ и КПГ (Коммунистическая партия Германии) в СЕПГ, т.е. когда-то они были вместе. Да и сейчас, объединившись, могли бы представлять серьезную политическую силу. Но сейчас они имеют друг к другу много претензий, и смогут ли они устранить препятствия и сблизиться, неизвестно. Заключение

Подводя итоги столь необычным и неоднозначным (во многом драматическим) событиям, произошедшим в Германии (и ГДР и ФРГ) за последние 20 лет, попробуем взглянуть на них глазами самих немцев.

Проведенный в 1995 г. в Германии общественный опрос показал, что половина восточных немцев недовольна системой Федеральной республики, а каждый пятый из них желает возвращения старой системы ГДР.

Восточных и западных немцев разделяет стойкое недоверие.

В большей степени, похоже, недовольны западные немцы, так как они не желают смириться с финансовыми трудностями, которые легли на их плечи после объединения. Западные немцы смотрят на «восточников» как на людей малоинициативных, инертных, а порой просто считают их нахлебниками , за которых надо платить дополнительные налоги.

В целом, в стране больше недовольных, нежели удовлетворенных социально-экономическими последствиями объединения Германии, хотя политическое решение этого вопроса приемлет большинство граждан новой Германии.

По мнению западногерманских политологов, общественно-политическими критериями единой нации должны стать: принципы конституции ФРГ, установка на достижение консенсуса всех групп общества, признание принципа воли большинства, свободные выборы, периодичность сменяемости власти, свободная конкуренция и равенство шансов партий, гласность политического процесса, плюрализм интересов, отказ от насилия. К необходимым факторам они также относят приверженность социальному рыночному хозяйству, НАТО, Европейскому совету.

Здесь уместно привести прогноз, который был сделан западногерманскими специалистами еще в 1990 г. Они говорили, что осуществление основных преобразований только в сфере экономики займет 10—15 лет. Формирование же общества, обладающего сознанием национальной идентичности, будет происходить на протяжении одного-двух поколений. Список использованной литературы

Александров В.В. Новейшая история стран Европы и Америки. 1945—1986 гг. М.: Высшая школа, 1988.

Артемев В.А. Политические партии в объединенной Германии // Историческая мысль в современную эпоху. Волгоград, 1997.

Вяткин К.С. Г ельмут Коль // Вопросы истории. 1995. № 3)

Г утник В.П. Неравномерность развития экономики Германии // Мировая экономика: тенденции 90-х годов / Ред. И.С. Королев. М.: Наука, 1999.

Зиборова М.С. Внешняя политика ФРГ на современном этапе // Политика западноевропейских государств. Ч. 1. / Ред. В.В. Размеров. М.: АН. СССР; ИМЭМО. 1986.

Кондаков А. Экономические аспекты объединения // Мировая экономика и международные отношения. 1990. № 8.

Павлов Н.В. Объединение, или Рассказ о решении германского вопроса с комментариями и отступлениями. М.: ИПО « Полигран ». 1992.

Потапов А.В. ГДР в 80-е годы и объединение Германии // Новая и новейшая история.1991. № 5.

Супрыгина Г.Г. Некоторые итоги процесса трансформации новых земель ФРГ // Вестник Томского государственного педагогического университета. Вып . 3. Томск, 1997.

Шелудченко Н.П. Некоторые аспекты социально-экономической политики в восточных землях ФРГ в 90-е годы // Актуальные проблемы истории XIX-XX вв.: Сборник научных трудов. М.: Сигнал, 1998.

Юданов Ю. ФРГ во второй половине 80-х годов — основные проблемы и поиски их решения // Мировая экономика и международные отношения. 1988. № 9.

Языков Е.Ф. История новейшего времени стран Европы и Америки. 1945—1990 гг. М.: Высшая школа, 1993.

his.1september.ru