Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

России родовая ветвь

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

"АВОК Северо-Запад",  

Весной 2003 года в серии «Политическая элита России» вышла книга А.Белого ,п освящена председателю Комитета по делам СНГ Совета Федерации Федерального Собрания России Вадиму Анатольевичу Густову. Это политический портрет известного государственного деятеля, талантливого организатора и хозяйственника-реформатора, ключевые этапы жизненного пути которого в той или иной степени отражают переломные, зачастую драматические и противоречивые события в новейшей истории России.

От автора

Познакомиться с Вадимом Анатольевичем Густовым довелось в декабре 1996-го — спустя три месяца после избрания его губернатором Ленинградской области. Встреча состоялась по инициативе московского издательства «Русь», начавшего публикацию книжной серии «Россия в лицах».

В памяти сразу же отложились два наиболее сильных впечатления: крупность характера, неподдельное обаяние личности нового главы областной администрации и концепция его программы развития Невского края, макроэкономические показатели которого на тот момент выглядели удручающе. Даже на общем тогда фоне экономической и социально-политической стагнации России, подкошенной либеральными квазиреформами .

Ленинградская область, имеющая уникальное географическое положение, самобытную природу, значительные хозяйственные ресурсы и профессиональные кадры, славную историю и неповторимые культурные традиции, катастрофически сокращала промышленное и сельскохозяйственное производство, а значит, и уровень жизни людей. В упадок пришли финансы, капитальное строительство и жилищно-коммунальное хозяйство, транспорт, наука, медицина, образование и культура, социальное и пенсионное обеспечение. Убийственные цифры государственной статистики беспристрастно иллюстрировали на примере Ленинградской области медлительность, неразворотливость центральной и особенно региональной власти, её политические, социально-экономические и управленческие ошибки, кадровые изъяны, некомпетентность и злоупотребления руководителей разных уровней.

Программа Вадима Густова в тот глубоко кризисный и, как думалось многим, безысходный период выглядела, с одной стороны, чересчур смелой, амбициозной , а с другой — по-государственному прагматичной, рыночной, социально направленной, просчитанной на ближайшую и долгосрочную перспективу. Ценой огромных усилий, не без проблем и сбоев, вопреки заказным пессимистическим прогнозам, а по важнейшим направлениям и активному противодействию, прежде всего московскому, программа эта заработала. Хотя плоды её пожинали уже другие...

Моя первая книга о Вадиме Густове в силу её специфики и коротких временных рамок повествования не могла обозначить даже промежуточные результаты его наиболее известных начинаний. Как не могла и предугадать всех поворотов его политической судьбы и жизненных коллизий. Может быть, поэтому все последующие годы я собирал, причем не только в силу профессионального, но и чисто человеческого интереса, о нем всю доступную информацию. А при личных встречах одолевал, признаюсь, вопросами.

Правда ли, что у него сразу две малые родины: деревенька Калинино во Владимирской области, где родился и вырос, и город Кингисепп, которому отдал лучшие годы жизни? Как обретали контуры и постепенно начинали реализовываться «проекты века», за которые его нещадно шельмовали, обвиняя в прожектерстве и гигантомании, но которые спустя пять лет кардинально изменили экономическую ситуацию в регионе? Что побуждало его принимать те или иные решения в экстремальных ситуациях — политических и житейских? Извлек ли уроки из ошибок, которые неизбежны у любого, работающего увлеченно, новаторски руководителя или специалиста, и каковы планы на будущее? По-прежнему ли рождаются новые идеи и не иссяк ли оптимизм? Не изменил ли своему политическому и гражданскому кредо? И, наконец, под давлением обстоятельств и зачастую горького опыта, не поддался ли искушению усомниться в морально-нравственной основе непостоянного в своих устремлениях и привязанностях рода людского?..

Откровенные эти беседы — о политике и экономике, культуре и литературе, о прошлом, настоящем и будущем Ленинградской области и России в целом — постепенно оформили замысел написать политический портрет Вадима Густова, который в силу своей открытости, нередко, впрочем, вредящей ему как политику, неприемлемости перелицовки взглядов и убеждений в угоду политической конъюнктуре, острой полемичности суждений и нестандартности поступков, добавляющих ему как друзей, так и врагов, выбивается из привычного ряда системно мелькающих на телеэкранах публичных деятелей.

www.gustov.ru