Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

БЛЕСК И НИЩЕТА НЕВСКОГО КРАЯ

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

«Боль врача ищет».

Русская пословица

1. Когда книга была подготовлена к печати, Вадим Густов принял решение идти на новые губернаторские выборы. Об этом он впервые публично заявил в феврале 2003 года. «Если идти на выборы, то их надо выигрывать», — убежден сенатор. К тому же, по его словам, «сейчас в Ленинградской области реализуются проекты, которые начинала ещё его команда». А потому, готовясь к очередной встрече с Вадимом Анатольевичем, и зная, что он неизменно, даже находясь в Москве, держит руку на пульсе Ленинградской области, я посмотрел подшивки различных изданий за последние несколько лет.

Сообщения из правительства области поступают радужные и, хочется это кому-то или нет, объективно подтверждают успех долгосрочных густовских проектов. К примеру, председатель комитета промышленности областной администрации Анатолий Голованов отмечает, что область в 2002 году получила около 400 миллионов инвестиционных рублей, а рост производства составил 36 процентов. «В качестве примеров А. Голованов привел пущенный больше двух месяцев назад Киришский стекольный завод, который уже планирует вторую очередь, и завод «Ford Motor Company» во Всеволожске — «уникальное предприятие с высокими технологиями»1.

Годом раньше другая газета в отчете с пресс-конференции губернатора области Валерия Сердюкова подчеркивала, говоря о росте объемов производства: «Такие уникальные темпы были достигнуты, конечно, в первую очередь, за счет введения в строй нового порта в Приморске. Но сыграл роль и рост производства на таких крупных предприятиях, как «Филип Моррис Ижора», Выборгский судостроительный завод, а также на ряде производств пищевой промышленности»1.

Любопытствуя, заглянул в Интернет. Но не на официальный сайт областной администрации, где, как и в подконтрольной ей газете «Вести», все гладко и благообразно, если не сказать празднично, а должность главы областной администрации пишется, словно где-нибудь в Туркмении, с большой буквы — Губернатор. В Интернете много чего нашлось любопытного, но, чтобы быть объективным, решил, все же, обратиться к сухим цифрам статистики за 2002 год, полученным в комитете по экономике и инвестициям Ленинградской области. И вот что скрывается за разговорами о стремительных темпах развития области.

Наиболее интенсивно в 2002 году развивалась пищевая промышленность, где продукции выпущено в 1,6 раза больше, чем в 2001 году. Основной прирост выпуска продукции в отрасли обеспечили ЗАО «Филип Моррис Ижора», выпускающее сигареты, водочный завод ЗАО «Веда» в Кингисеппе, водочный завод во Всеволожском районе, спиртовой и водочный завод в Киришах.

Справедливости ради отметим, что выпуск продукции сельского хозяйства по итогам работы за 2002 г. составил 22,9 млрд. рублей или 108,1процента к 2001 году. Тринадцать хозяйств области вошли в число 300 наиболее крупных и эффективных сельскохозяйственных предприятий агропромышленного комплекса России.

Вместе с тем непринятие эффективных мер по замене сильно изношенной техники, а, с другой стороны, высокая стоимость техники зарубежной, привели к тому, что посевные площади, занятые под картофель в 2002 году, были сокращены на 9 процентов к уровню 2001 года.

Под овощные культуры посевные площади были сокращены на 6 процентов. Всего овощей открытого грунта собрано 101,4 тысячи тонн, что составляет 79 процентов по отношению к 2001 году.

Для общественного животноводства в целях обеспечения сбалансированного кормления животных в период зимовки скота 2002-2003 годов заготовлено кормов 258,5 тысячи тонн кормовых единиц, что составляет 16,4 кормовых единиц на 1 условную голову крупного скота (90 процентов) к 2001 году. Кроме того, засыпано кормов скоту — 38,4 тысячи тонн зерна собственного производства.

Не стабилизировалось положение по обеспечению сельскохозяйственных предприятий средствами производства. По-прежнему «выбытие», как говорят механизаторы, техники опережает ее ввод. За прошедший год количество сельхозмашин и тракторов по основным группам снизилось на 5 процентов. Основные группы машин машинно-тракторного парка амортизированы на 65-82 процента. Для поддержания технической готовности машинно-тракторного парка на уровне 70 процентов во многих хозяйствах (из-за тяжелого финансового положения и высоких цен на новую технику) ведется работа по формированию вторичного рынка техники. Сельскохозяйственные предприятия приобрели технику и племенной скот на лизинговой основе за счет средств: федерального бюджета на сумму 54,1 миллиона рублей (83,1 процента от лимита), областного — всего на 27 миллионов рублей. В том числе — 30 тракторов, 3 кормоуборочных комбайна, 50 единиц прочей техники... И это при наличии в области более 200 сельскохозяйственных предприятий!

В целом уровень обновления техники составил около одного процента. Это дает основание специалистам полагать, что через несколько лет в большинстве сельскохозяйственных предприятий обрабатывать землю придется только лопатой.

Электроэнергетика. Выработка электроэнергии в целом по отрасли снизилась на 1,9 процента. Наибольшее снижение (4,4 процента) произошло на основном предприятии отрасли — Ленинградской атомной электростанции.

Цветная металлургия. Общий спад в 2002 году к соответствующему периоду прошлого года составил 9,4 процента.

На 15,7 процента произошло снижение производства продукции в машиностроительном комплексе.

В 2002 году доля убыточных предприятий составила 42 процента, против 36,8 процента в 2001 году.

Руководители области не могут не знать, что 80 процентов всей прибыли области дали пищевая промышленность, водочные заводы в Кингисеппе, Всеволожском районе, Киришах, винный терминал в Выборге и производство более 1 миллиарда пачек сигарет на американском предприятии.

Инвестиции. Важным фактором развития экономики области является привлечение инвестиций.

В 1997 году, как уже отмечалось, был принят областной закон «Об инвестиционной деятельности в Ленинградской области», по которому организациям-инвесторам предоставляется режим наибольшего благоприятствования для реализации инвестиционных проектов. За прошедший период со 100 инвесторами, обратившимися в правительство Ленинградской области с просьбой предоставить налоговые льготы, подписаны договоры об осуществлении инвестиционной деятельности. При этом с помощью государственной поддержки на территории области было создано свыше 60 новых производств.

Объем инвестиций, вложенных за последние 4 года в основной капитал области, по сравнению с 1998 годом вырос на 29,2 процента и составил 84,3 миллиарда рублей.

В 2002 году с инвесторами было заключено 19 договоров об осуществлении инвестиционной деятельности и 3 дополнительных соглашения к раннее заключенным договорам. Общий объем инвестиций в основной капитал составил 62,9 процента от уровня 2001 года (23,4 миллиарда рублей). Это объясняется тем, что наиболее крупные инвесторы практически завершили строительство предприятий, вложив основную часть средств.

Все крупные проекты, где инвесторами выступали крупнейшие фирмы мира, заложены в бытность губернатором Ленинградской области Вадима Густова, они в основном реализованы и позволили региону стать «донором» и войти в десятку наиболее интенсивно развивающихся субъектов Федерации.

В экспорте за 2002 год по-прежнему лидирует продукция топливно-энергетического комплекса. Удельный вес этой группы товаров составил 68 процентов. Второе место занимает товарная группа «древесина и изделия из нее». Её удельный вес составляет 11 процентов. Третье место принадлежит вывозу продукции нефтехимического комплекса — 8 процентов.

Финансы. Положительная сальдированная прибыль в объеме 11847 миллионов рублей, полученная в 2002 году крупными и средними предприятиями и организациями основных отраслей экономики, выше соответствующего периода 2002 года на 23,6 процента. С убытком сработали предприятия и организации электроэнергетики, черной и цветной металлургии, химической и нефтехимической промышленности, машиностроения и метал­лообработки, жилищно-коммунального хозяйства (в этой отрасли самый высокий процент убыточных предприятий — 66 процентов).

Число убыточных предприятий и организаций в экономике области по сравнению с 2001 годом увеличилось на 68 единиц или на 18,1 процента и составило 443 (38,6 процента от общего числа предприятий и организаций), а «сумма допущенного ими убытка» (3571 миллион рублей) возросла в 1,6 раза.

Кредиторская задолженность крупных и средних предприятий и организаций наблюдаемых отраслей экономики за 2002 год увеличилась на 19,5 процентов и на 1 января 2003 года составила 36,85 миллиардов рублей. Дебиторская увеличилась на 22,7 процента (27,8 миллиарда рублей). Превышение кредиторской задолженности над дебиторской — 9,1 миллиарда рублей.

Потребительский рынок и уровень жизни населения. За 2002 год потребительские цены выросли на 14,8 процента (в 2001 году — на 19,6 процента), в том числе на продовольственные товары — на 12,3 процента (15,7 процента), непродовольственные — на 13,8 процента (17,1 процента), платные услуги населению — на 27,2 процента (43,7 процента) соответственно.

В 2002 году отмечалось повышение цен на свеклу — 65,7 процента, морковь — на 55,5 процента, картофель — на 50,4 процента, лук репчатый — на 31,9 процента; на пшено — 41,9 процента и на рис — 29,6 процента. На сахар — 33 процента, рыбу соленую — 21 процент, мороженую разделанную — 20,7 процента, булочные изделия из муки высшего сорта — 12,1 процента, масло сливочное — на 10,5 процента, яйца — на 8,8 процента. Снизились, правда, цены на мясо куры — на 2,6 процента.

Из непродовольственных товаров в 2002 году стали дороже: печатные издания — на 33,9 процента, обувь — на 18,7 процента, трикотажные изделия и лекарственные препараты — на 16,5 процента, строительные материалы — на 14,6 процента, одежда — на 13,8 процента, галантерея — на 12,7 процента, мебель — на 10,4 процента, электротовары — на 9,6 процента, ткани — на 5,4 процента.

Бытовые услуги подорожали на 25,2 процента, медицинские — на 41,8 процента, услуги учреждений культуры — на 49,8 процента, связи — на 29,8 процента, образования — на 23,2 процента, пассажирского транспорта — на 18,5 процента.

В 2002 году эксплуатационные расходы и квартплата увеличились на 11-14 процентов, плата за водоснабжение и канализацию — на 32,4 процента, за отопление — на 36,7 процента, за горячее водоснабжение — на 39,2 процента, за электричество — на 40 процентов, за сетевой газ — в 1,6 раза.

В IV квартале 2002 года средняя цена одного квадратного метра общей площади квартир на первичном рынке жилья по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года увеличилась на 31,2 процента и составила 8398 рублей, на вторичном — на 34,3 процента (7599 рублей)

Цены производителей промышленной продукции за 2002 год выросли на 0,8 процента. В капитальном строительстве — на 7,6 процента, при реализации сельскохозяйственной продукции — на 7,7 процента. Индекс тарифов на грузовые перевозки увеличился на 23,8 процента, на услуги связи для юридических лиц — на 4,9 процента.

Стоимость минимального набора продуктов в декабре 2002 года составила 1035 рублей 29 копеек и по сравнению с соответствующим периодом 2001 года повысилась на 14,5 процента. Прожиточный минимум в среднем на душу населения в области в IV квартале составил 1899 рублей ежемесячно.

Денежные доходы на душу населения в декабре составили 3100 рублей. Реальные денежные доходы населения по сравнению с соответствующим месяцем 2001 года увеличились на 9,8 процента.

В IV квартале 2002 года на долю 10 процентов наиболее обеспеченного населения области приходилось 23,7 процента денежных доходов, а на долю 10 процентов наименее обеспеченного населения — 3,1 процента (в IV квартале 2001 года — 23,3 и 3,4 соответственно).

Соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума составило 146,3 процента. Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в IV квартале 2002 года составила 568,5 тысячи человек, или 34,5 процента от общей численности населения области.

Средняя номинальная заработная плата одного работника, начисленная за декабрь 2002 года по полному кругу организаций, включая малый бизнес, составила 5864 рубля. Реальная заработная плата, рассчитанная с учетом индекса потребительских цен, в декабре 2002 года составила 109,4 процента к уровню декабря 2001 года.

В структуре наблюдаемых Петербургкомстатом отраслей экономики заработную плату выше среднего уровня получали в декабре 2002 года работники организаций финансово-кредитной сферы, страхования и пенсионного обеспечения — 16344 рублей, управления — 9546 рублей, транспорта — 7052 рублей, промышленности — 6968 рублей, науки и научного обслуживания — 6596 рублей, строительства — 6378 рублей. Самая низкая заработная плата в отрасли «Культура и искусство» — 2925 рублей или 49,9 процентов от среднего уровня.

Просроченную задолженность по выдаче средств на заработную плату на 1 января 2003 года имела 151 организация наблюдаемых отраслей экономики в сумме 145,1 миллиона рублей. Из нее 32,8 миллиона рублей или 23 процента — из-за отсутствия бюджетного финансирования. Из общего объема бюджетного недофинансирования 19 процентов приходилось на федеральный бюджет, 81 процент — на бюджеты муниципальных образований. Наибольшую долю в общем объеме бюджетной задолженности имеет отрасль «Наука и научное обслуживание» — 48 процентов или 15,8 миллиона рублей.

За год суммарная просроченная задолженность по заработной плате увеличилась на 7,2 процента, задолженность из-за бюджетного недофинансирования уменьшилась на 1,2 процента...

Следовательно, если внимательно вдуматься во все эти цифры, то создается впечатление, что все рейтинги и оценки по социально-экономическому развитию области используются явно в популистских целях.

Пришлось обратиться ещё к одному печатному источнику.

«Доходы Ленобласти в 2003 году составят 8,6 миллиарда рублей, расходы — 9,8 миллиарда»1.

Значит, даже в год губернаторских выборов бюджет области — дефицитный, разница — 1,2 миллиарда. За счет чего тогда планируется повысить уровень жизни населения? В долг?..

В том же номере газеты опубликован отчет с пресс-конференции под заголовком «Губернатор Ленобласти испугался собственных успехов». Там сказано: «Валерий Сердюков начал с заявления: «Уже ясно, что нынешний год заканчивается лучше, чем предыдущие, по всем направлениям». Показатель роста промышленного производства был назван «сумасшедшим». «Я побаиваюсь этого роста, — добавил господин Сердюков. — Он не может быть таким каждый год».

И далее — вполне резонный вывод автора отчета Марии Олькиной: «Такое развитие событий особенно некстати для Валерий Сердюкова, поскольку в 2003 году в Ленинградской области пройдут перевыборы губернатора. Ни для кого не секрет, что нынешний глава региона намерен баллотироваться вновь. И разговоры о том, что область забуксовала в своем развитии, совсем ему ни к чему».

А завершается публикация весьма характерным.

«Под конец мероприятия Валерия Сердюкова попросили назвать самую большую удачу и самый существенный провал в развитии Ленобласти в уходящем году. Насчет первого губернатор сказал нечто расплывчатое о том, что «администрация, муниципалы и акционеры работают в едином режиме, без противоречий». Зато главную свою неудачу знает точно: потеря из-за нового налогового законодательства 4 миллиардов рублей табачных акцизов».

То есть, речь идет об акцизах как раз с продукции той самой табачной фабрики «Филип Моррис», которую заложил Вадим Густов в мае 1998 года и которая стала первым «китом» в его промышленной губернаторской программе.

Но, пожалуй, самым противоречивым становится сегодня то, что центр оказывает «области с прогрессирующей экономикой» финансовую помощь. Выделяя ей, точно в достопамятные ельцинские времена региону-реципиенту, государственные дотации — трансферты. Не вина в том области, а беда. Но вот что симптоматично.

«Размер финансовой помощи из центра определился только после Нового года. Правительство РФ предоставит Ленобласти 2,209 миллиардов рублей. Впрочем, это не поможет региону преодолеть бюджетный дефицит. Лишь 751,6 миллиона являются компенсацией за утрату акцизов, что позволит покрыть всего 30 процентов потерь. Остальные 1,46 миллиарда рублей предназначены для целевого финансирования дорожного хозяйства и исполнения федеральных законов (о госпособиях граждан, имеющих детей, льгот по оплате коммунальных услуг и т.п.)»1.

С федеральными пособиями и льготами все, вроде бы, понятно. Но вот что касается упомянутого дорожного хозяйства... По сообщению Управления информации и общественных связей Счетной палаты России, проверка использования средств федерального бюджета показала следующее: «... В Ленинградской области в нарушение Бюджетного кодекса Российской Федерации государственные контракты на строительство дорог заключались без проведения подрядных торгов. В результате с нарушением порядка финансирования работ дорожным комитетом области в 2001 году и за 9 месяцев 2002 года использовано 356,3 млн. рублей».

И это при том, что в регионе «происходило стабильное сокращение дорожных работ».

2.

— В адим Анатольевич, в середине декабря прошлого года корреспондент «Росбалта» со ссылкой на председателя Региональной энергетической комиссии Ленинградской области сообщил, что тарифы на электроэнергию с 1 февраля 2003 года вырастут в среднем на 13 процентов. И это при том, что последний раз тарифы повышались в августе 2002-го, хотя с теплом происходили перебои, а энергообеспечения в достаточной мере так и не было. Но спустя два месяца читаю: «... Областное правительство приняло решение не увеличивать до конца года тарифы на электроэнергию для населения».3 Из-за чего произошла столь разительная метаморфоза?

— Ну конечно же, из-за предвыборной конъюнктуры. Повышать вновь тарифы в нынешней ситуации для областной администрации равносильно политическому самоубийству: люди устали от растущих непрерывно цен на тепло- и электроэнергию, от провалов в жилищно-коммунальном хозяйстве. Типичный пример тому — события прошедшего января, когда в Тихвинском, Всеволожском и Выборгском районах области без топлива в течение нескольких недель остались десятки тысяч жителей и многие социальные объекты. Особенно тяжелое положение сложилось в Тихвине, где для ликвидации аварии систем теплоснабжения были задействованы 500 ремонтников со всего региона, десятки единиц техники, а одних только радиаторов для замороженных систем отопления было закуплено и доставлено в Тихвин две с половиной тысячи.

— В чем причина этих массовых аварий со столь длительной и дорогостоящей их ликвидацией в экстремальных условиях? И кто виноват в страданиях тысяч людей, оказавшихся лютыми морозами почти на месяц в холодных помещениях?

— Сошлюсь для объективности на мнение председателя Госстроя России Николая Кошмана, который побывал в те январские дни в Тихвине. Причины, на его взгляд, в неподготовленности к зиме теплоснабжения города, низкой квалификации обслуживающего персонала, не сумевшего справиться с нештатной ситуацией и серьезных изъянах в проектировании водовода. Точнее, самого проекта на этот водовод, сооруженный несколько лет назад, вообще не обнаружили. Водовод не был в соответствии с техническими нормами тщательно заизолирован, а потому вода в нем и перемерзла. К тому же два года назад сотрудниками теплоэнергонадзора большая часть оборудования котельной, снабжающей весь город теплом, была признана непригодной, но меры так и не приняли. А ведь в 2000 году в Тихвине уже происходила подобная авария. Выводов ни в городском, ни в областном правительстве из нее не сделали.

— Губернатор Валерий Сердюков бывал в Тихвине в те дни неоднократно. Газета «Вести» 11 января писала: «Глава региона, вновь возглавив оперативный штаб по ликвидации последствий аварии на котельной и восстановлению подачи тепла в жилые дома и социальную сферу...» Ну и так далее.

— Когда гром уже грянет, поздно героически, на виду у всех бросаться на амбразуру. Возникает вполне резонный вопрос: какие же это подобраны кадры в областном правительстве, отвечающие за жилищно-коммунальное хозяйство, если губернатор фактически подменяет своих подчиненных, взяв на себя функции обыкновенного бригадира-ремонтника?

— Чиновники, причем самого высокого уровня, как только не называют ЖКХ — жилищно-коммунальное хозяйство. И «черной дырой», и «горячей темой», и «концентрацией болей общества»... А простой народ, раздраженный бесконечными разговорами о реформировании ЖКХ, расшифровывает эту зловредную аббревиатуру по-своему: живите как хотите. Неужели за столько-то лет невозможно справиться с этой общероссийской бедой?

— Президент страны Владимир Путин, выступая не так давно на заседании Госсовета, подчеркнул, что реформа ЖКХ из местного вопроса перерастает в вопрос государственной политики. Действительно, практическим началом жилищно-коммунальной реформы можно считать принятие ещё в 1991 году закона «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации». С тех пор только на федеральном уровне утверждено около двухсот законодательных и нормативных актов, которые должны обеспечивать проведение реформы. В том числе — и указ президента России по реформированию жилищно-коммунального хозяйства, подписанный в апреле 1998-го. А совсем недавно, в марте 2003 года, соответствующий закон приняла ещё и Государственная Дума.

— Но воз и ныне там?

— Проблемы в жилищно-коммунальном комплексе — болезнь застарелая. В ходе реорганизации его структуры был ликвидирован единый механизм управления. А передача ведомственного ЖКХ в муниципальную собственность резко ухудшила техническое состояние жилищного фонда, инженерных сетей и сооружений, объектов коммунального обслуживания и благоустройства. Сложилась чрезвычайно напряженная обстановка с обеспечением населения и объектов социального назначения тепловой и электрической энергией, питьевой водой и услугами канализации. К тому же в Ленинградской области прирост тепловых водопроводных и канализационных мощностей ежегодно отстает от возрастающих коммунально-бытовых нагрузок в два-три раза. В ряде населенных пунктов в течение последних лет дефицит тепла зимой достигает 20-30 процентов от нормативной потребности. А вся реформа ЖКХ свелась к повышению стоимости оплаты услуг. Осенью прошлого года в области уровень задолженности по оплате коммунальных услуг составил 2 миллиарда рублей. Из них 500 миллионов приходится на население, которое погасить эту задолженность просто не в состоянии... Конечно, подорожание цен на энергоносители влечет за собой рост тарифов. Но люди, простые потребители, не должны расплачиваться за ошибки и неразворотливость местных руководителей. Не случайно же, выступая в марте нынешнего года в Государственной Думе, председатель правительства России Михаил Касьянов прямо назвал ответственных за рост тарифов: региональные энергетические комиссии и администрации муниципалитетов. Но ведь районные власти и энергетические комиссии функционируют не сами по себе. Есть ещё над ними областное правительство, которое обязано держать под контролем всю систему ЖКХ, создавать конкурентную среду в системе управления и обслуживания жилищной сферы.

— Обострение всех этих проблем связано и с дефицитом топливных ресурсов, энергетических мощностей?

— В области около 600 котельных работают на привозных энергоносителях — мазуте и каменном угле. Чуть более двух десятков — на биотопливе: древесной щепе и опилках.

— Как явствует из печати, администрация области намерена разработать специальную программу и за три-четыре года перевести на биотопливо, включая торф, ещё несколько десятков котельных. Это выход из положения?

— Нет, конечно. Потенциально биотоплива в области много и его можно и нужно добывать миллионами тонн в год. Но реальное, качественное и надежное снабжение области топливными ресурсами может обеспечить лишь повсеместная газификация жилого комплекса и объектов социальной сферы. Именно с такой развернутой программой развития газоснабжения я шел в прошлый раз на выборы. Направление это перспективное, да и стоимость единицы условного топлива на газе в 4-5 раз ниже, чем, допустим, на мазуте. В том же Санкт-Петербурге, к примеру, по расчетам специалистов природный газ составит к 2010 году в топливном балансе города 95 процентов. Тогда как в промышленно развитой Ленинградской области сегодня газом не обеспечены не только дальние деревни и поселки, но и такие крупные районные центры, как Луга, Приозерск, Подпорожье. Если мы не хотим создать себе в ближайшее время острые энергетические проблемы, то уже сегодня необходимо подводить новые магистральные газопроводы, расширять и реконструировать имеющиеся газовые сети, обновлять оборудование. Возможности для этого есть, а опыт успешного взаимодействия с «Газпромом» и его региональными структурами накоплен в 1997-1999 годах.

— Вадим Анатольевич, давайте вернемся к многострадальному ЖКХ. По прогнозам Министерства энергетики, модернизация объектов жилищно-коммунального хозяйства займет не менее 2-3 лет. По сути, это один губернаторский срок. Если вы выиграете выборы, то что непосредственно предпримете для скорейшего решения этой жгучей, затрагивающей интересы сотен тысяч семей проблемы?

— Знаете, развернуть нынешнюю громоздкую и неэффективную систему ЖКХ старыми методами невозможно. В области сотни устаревших морально и физически котельных, коэффициент полезного действия которых не превышает 20-40 процентов. Тысячи километров нуждающихся в ремонте коммуникационных сетей, сотни канализационных и водопроводных объектов, 60 процентов из которых необходимо модернизировать. В структуре регионального ЖКХ — 170 различных предприятий, где заняты 40 тысяч человек. Первоочередная задача здесь, если объяснять популярно, — формирование в области отдельного жилищно-коммунального бюджета, фонд которого должен быть целевым. Это тем более важно, что самостоятельно переоборудовать устаревшие, невыгодные в эксплуатации котлы, отремонтировать ветхие сети теплоснабжения и инженерные системы внутри зданий большинство предприятий коммунального хозяйства просто не в состоянии, так как являются банкротами — их дебиторская задолженность огромна.

Другое важнейшее направление реформы — демонополизация рынка тепла, создание в энергетике новых инвестиционных механизмов, направленных на развитие и техническое перевооружение комплекса. Наряду с совершенствованием электроснабжения необходимо проводить жесткую политику энергоресурсосбережения. Отечественный и зарубежный опыт показывает, что вложение денежных средств в энергосберегающие технологии в 3-4 раза эффективнее их инвестирования в развитие новых энергетических мощностей. Именно поэтому рациональное использование энергии в областном жилищно-коммунальном комплексе является первостепенной задачей. Как и эффективный менеджмент, выбор подрядчиков, обучение, переквалификация и дифференцированная оплата труда специалистов и, наконец, действенный контроль за расходованием средств...

3.

В предыдущей программе Вадима Густова, представлявшей в сжатом виде полномасштабный стратегический план развития области на ближайшие годы, все разделы базировались на статистических данных и ана­литических материалах, подготовленных как специализированными научно-исследовательскими институтами, так и независимыми экспертами. Предваряло этот документ обращение Вадима Анатольевича к землякам. Там, в частности, говорилось: «Сложнейший единый социально-экономический комплекс — Ленинградская область — наш общий с вами дом. Этот дом стоит не отдельно от остального мира: к нему подключены газ, свет, вода, подведены дороги. Необходимо покупать продукты и лекарства, одежду и т.п. Для этого надо зарабатывать деньги и распределять их правильно. Если заботиться только о текущих нуждах и не вкладывать деньги своевременно в капитальный ремонт и перестройку дома, то через какое-то время он станет непригодным для проживания. Нашим детям и внукам мы должны передать дом, которым можно гордиться».

— Вадим Анатольевич, программа 1999 года явилась логическим продолжением концепции года 1996-го, она обобщила накопленный опыт и развила первоначальные идеи и планы. Сравнение области с общим домом, на мой взгляд, весьма символично. Потому что сегодня есть в нем как блестящий фасад, так и неприглядная, недостроенная тыльная сторона. Имеются надежные, заложенные вами и вашей командой экономический фундамент и прочный каркас инженерных конструкций, олицетворяющих порты, современные промышленные комплексы. Но существуют и экономические закутки с мизерными зарплатами и пенсиями, социальные подвалы, в которых сквозит нищета, болезни, бесхозяйственность, чиновничье равнодушие, горе и безысходность... Что необходимо сделать в ближайшей перспективе, чтобы область гармонично развивалась и в ней не было социально-экономического застоя?

— Первый этап народнохозяйственного развития области выполнен. И если в 1996 году главной задачей было выжить, остановить падение объемов производства, то в 1998-ом начался рост, который мы и прогнозировали. Последующие четыре года ещё раз доказали нашу правоту: начали реализовываться крупные инвестиционные проекты, бюджет стал пополняться значительными налоговыми поступлениями. Ну и, конечно же, стержнем экономической стратегии было и остается развитие портовых комплексов.

— Но именно в строительстве этих комплексов прибавилось проблем после того, как вы ушли из федерального правительства. Вот лишь несколько свидетельств. 18 февраля 2002 года газета «Экономика и время» в статье «Лоскутное одеяло нового портостроительства» сообщала: «Затянувшееся сооружение порта Усть-Луга может нарушить сложившийся в пользу российских морских портов баланс интересов и переключить грузы обратно на страны Балтии». 12 марта 2002 года «Санкт-Петербургские ведомости» в статье «Усть-Луга не столько строится, сколько борется» поведали о серьезных разногласиях среди инвесторов, чего не случилось в Приморске, где был один солидный застройщик — «Транснефть». А 10 января 2003 года те же «Санкт-Петербургские ведомости» в статье «Порт на бумаге» посетовали, что в 2002 году в Усть-Луге не был введен в строй ни один объект.

— Строительство портовых комплексов неизбежно порождает и комплекс проблем. Больше всего этих проблем накопилось в Усть-Луге, имеющей необычайно сложную организационную структуру, нескольких крупных акционеров, среди которых государству принадлежит контрольный пакет акций — 51 процент. Другое дело, что администрация области, на территории которой строится такой первоочередной для страны и региона объект, как Балтийская трубопроводная система, должна работать в этом плане более инициативно и целенаправленно. По сути, только вмешательство президента страны Владимира Путина помогло выправить положение в Усть-Луге.

— Какие коррективы необходимы, на ваш взгляд, в ходе реализации проекта Балтийской трубопроводной системы?

— Прежде всего следует переосмыслить принятую нами ещё в середине 90-х годов программу «Транзит», которая привязана к развитию всех четырех портов. Сейчас, когда войдет в строй нефтяной терминал, наши ресурсы будут востребованы не только Европой, но и Азией.

— В публичных выступлениях вы часто акцентируете внимание на том, что Ленинградская область, став «донором», по-прежнему должна строить и развивать высокотехнологичные предприятия. Но ведь каждое новое мощное промышленное производство — это потенциальная экологическая опасность, возможность нарушения равновесия с природой...

— Такие предприятия, но только с жесткими экологическими требованиями к ним, обязательно нужны. Их строительство — не самоцель, они должны работать на благо людей. Как жителей региона, так и Санкт-Петербурга. Сегодня ситуация такова, что область, обладая уникальными природными богатствами, такими, как вода, лес, торф, по сути, является легкими пятимиллионного мегаполиса, экологическая ситуация в котором давно уже неблагополучная. Ежедневно промышленность северной столицы сбрасывает в Неву тысячи тонн неочищенных стоков. В итоге за прошедшие десятилетия реки, каналы и устье Невы покрылись вредными иловыми отложениями, а иловые свалки в пригородах занимают огромные участки. Экологическим целям должно послужить и строительство пятого энергоблока на ЛАЭС.

— Ленинградская область второй год подряд признается одним из российских лидеров по производству продукции птицеводства. Тогда как, вспомним, осенью 1996 года, когда вас избрали губернатором, в области стояло без работы большинство птицефабрик и потребовалась специальная программа для их реанимации. Сегодня яйца и куры из ленинградских хозяйств поступают не только в Санкт-Петербург, но и в Казахстан, Тульскую и Курскую области, на Северный Кавказ. Каковы перспективы развития сельского хозяйства?

— Несмотря на то, что край наш по своим климатическим условиям является зоной рискованного земледелия, а сам агропромышленный комплекс в первой половине 90-х годов был основательно разрушен, сельхозпредприятия сумели встать на ноги. Но им по-прежнему нужна повседневная поддержка власти: финансовая, техническая и налоговая.

— А сама власть требует «доворота» в меняющейся экономической ситуации?

— Система управления областью, безусловно, должна совершенствоваться. Давно назрели и структурные преобразования. Выборгский район, например, следовало бы в интересах экономической целесообразности разделить на отдельные муниципальные образования. Отдельно — Светогорск, Каменногорск... Отдельно — Рощинский куст. Сам район вплотную примыкает к Финляндии и туда можно подтянуть программу «ТАСИС», выгодные совместные приграничные проекты. Более пристального внимания требует к своей структуре Всеволожский район. Необходимо, кроме того, предусмотреть механизм, который не позволил бы отбирать у наших городов-«доноров» все доходы, лишая их тем самым финансового маневра. Нужны конкретные решения областного правительства и целевые программы по развитию дальних районов — Подпорожского, Приозерского, Лодейнопольского... Словом, время диктует новые, более современные подходы к жизни региона, к формированию его экономической и социальной политики...  

www.gustov.ru