Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

Страхование: личное и имущественное

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

История дореволюционного страхования очень слабо изучена. К тому же по сравнению с остальными темами данную можно отнести к финансам с наименьшим основанием. Обычно страхование выделяют в качестве особого раздела экономики, поскольку всё-таки это - определённая услуга: солидарная замкнутая раскладка ущерба. Тем не менее, я решил включить страхование в этот курс, как ввиду важности его в настоящее время (страхуются все от небогатых обывателей до крупнейших компаний; страхуют всё от здоровья до страховательских рисков), так и ввиду развитости страхового дела дореволюционной России, незаслуженного обойдённого вниманием исследователей.

 Говоря о предмете данной лекции, хотелось бы подчеркнуть, что речь пойдёт об обычном, коммерческом страховании. Так называемое социальное страхование, которым обозначается политика государства по обеспечению приемлемых условий труда работников и вообще по поддержке малоимущих, в круг нашего рассмотрения входить не будет, поскольку имеет характер именно всеобщей государственной политики, политики по уменьшению расслоения в обществе, а не добровольного частного объединения лиц или компаний для страхования своих рисков (имущества, ответственности или жизни) на сумму, чётко определённую и прямо зависящую от размера их взносов.

 Предыстория.

В России первые упоминания о страховании относят к "Русской Правде", в которой говорится о вире за убийство, которая уплачивается сообща в случае непредумышленного убийства или ненайденного убийцы; если же кто откажется от участия в уплате виры за другого, то и за себя он платит сам. Следующий пример страхования - полоняничные деньги. И то, и другое, даже если считать это страхованием, является страхованием взаимным, не направленным на получение дохода. Вообще же сколь-нибудь чёткой системы страхования не существовало, так что купцы пользовались услугами иностранных компаний.

 Страхование залогов кредитными учреждениями.

Создание первого страхового учреждения связано с необходимостью страховать материальные ценности, служившие обеспечением по кредитам. 1776 - при учреждении Государственного заёмного банка ему дано право "принимать на свой страх каменные дома и фабрики" : при банке создана Страховая контора для страхования товаров и строений от огня. 1786 - эта контора преобразована в Страховую экспедицию, получившую монополию на страхование. Монополия нарушена вхождением в 1800 году Страховой экспедиции в состав английского страхового общества "Феникс", а в 1827 году совсем уничтожена.

 Но на протяжении всего периода банки сохраняли право страхования залогов, которое особенно широко применялось к ценным бумагам. Если страхование недвижимости от огня было одной из двух наиболее распространённых страховых операций, если риск порчи товаров страховые общества тоже всё-таки иногда принимали, то уж страхование государственных ценных бумаг от тиража погашения оставлялось на долю банков.

 Акционерные общества

Хронология.

 Что касается специальных страховых учреждений, то они стали возникать уже в начале XIX века. С 1800 по 1822 годы было учреждено 7 акционерных страховых обществ; даже о тех из них, которые открыли действия, сохранились лишь отрывочные сведения .

 Первое долговечное акционерное общество было создано по инициативе придворного банкира барона Штиглица в 1827 году под названием "Первое российское от огня страховое общество". Оно получило 20-летнюю монополию на страховые операции в столицах и Прибалтике и освобождение от большинства налогов. Успешность общества характеризуется таким показателем: несмотря на значительные отчисления в запасной капитал, ежегодный дивиденд за 1-е 20 лет деятельности составил 45 % . Это свидетельствует об огромном неудовлетворённом спросе на страхование от огня.

 1835 - Второе российское от огня страховое общество с 12-летней монополией в 40 губерниях России. Акции его пользовались ажиотажным спросом, но оно оказалось уже не столь прибыльным, как Первое: средний дивиденд за первые 10 лет деятельности составил 8 % .

 1846 - общество страхования от огня "Саламандра" с монополией на оставшиеся территории.

 1835 - создано Российское общество застрахования капиталов и дохода. На деле занимается только страхованием жизни, почему получает название "Жизнь". Тоже получает 20-летнюю монополию (страхование жизни по всей России).

 Кроме того, в николаевскую эпоху появляются: 1831 - страхование от градобития, 1839 - страхование животных, 1844 - Российское общество морского, речного и сухопутного страхования. К 1847 г. отменены привилегии страховым обществам (монополия и разграничение районов). Уже в 1851 г. русские страховщики вышли на мировой рынок, передав часть рисков иностранным перестраховщикам.

 Подъём частного страхования - в конце 50-х: 1858 - Санкт-Петербургское страховое от огня общество, такое же - в Москве. Доходность акций относительно вкладов в государственных банках подогревает к ним интерес. Из Вестника промышленности за 1858 год: "В Петербурге рассказывали, как желающие получить акции образовавшегося в Москве страхового от огня общества собрались ещё с вечера накануне объявленного дня раздачи у дверей конторы, прождали целую ночь и при открытии дверей только немногие получили желанные бумаги". "Народу собралось множество, началась теснота, давка, были и такие, которым сделалось дурно, другие принуждены были вылезть в окно, потому что назад протесниться было невозможно" .

 Рост сети страховых обществ продолжился в 1860-80-х годах; 1875 - создан первый страховой синдикат: восемь обществ страхования от огня подписали единый тариф. 1881 - свой единый тариф подписывают общества транспортного страхования.

 Иностранные компании.

 Первым открывает агентство в Спб общество "Нью-Йорк" (США) в 1885 г. Для действий в России иностранцам нужно получить концессию правительства, внести государству залог в 500 тыс. руб. и резервировать в Госбанке 30 % поступающих страховых платежей.

 На 1890 г. доля иностранного капитала в страховании - 24,4 % . Иностранцы занимаются личным страхованием и способствуют развитию у нас перестрахования. На 1914 год в России занимается перестрахованием 5 шведских, 4 датских, 5 норвежских, 21 английское, 21 германское, 6 австро-венгерских страховых обществ .

 В 1913 г. во всех страховых учреждениях России застраховано имущество на 21 млр руб. (в том числе у акционерных обществ - 65 %, земств - 15 %, взаимных городских обществ - 8 %. В том же году русские акционерные страховые общества собрали 129 млн руб. страховых платежей, иностранные - 12 млн, городские взаимные - 14 млн, земское страхование + сберкассы - 15,5 млн .

 Государственное регулирование.

 Устав каждого общества утверждается мвд. Каждый из осуществляемых видов страхования должен быть обеспечен основным капиталом не менее, чем на 500 тыс. руб. Помимо основного, обязательства акционерных страховых обществ гарантированы акционерным (в чём отличие от основного?), запасным (составляется из прибылей на случай убытков) и резервным (часть страховых премий, хранящаяся в ценных бумагах или в Госбанке) капиталами. Акции свободно обращаются на фондовых биржах. Высший орган - ежегодное собрание акционеров, избирающее правление и совет директоров (обычно - на 5 лет) и утверждающее управляющего делами (из числа членов правления) - непосредственного организатора. Помимо центрального правления, есть округа с окружными агентами (одна или несколько губерний); эти округа делятся далее на операционные отделения, далее - на участки (агентства). На участке - один или несколько страховых агентов. Окружные агенты полностью возглавляют и направляют всю работу подведомственных округов; задача страховых агентов - нахождение клиентов и составление договора, по утверждении которого в правлении выдаётся полис (тот же договор).

 1894 - Положение о надзоре за деятельностью страховых учреждений и обществ. Надзором руководит Страховой комитет при МВД, назначаемый из чиновников МВД и МФ. Обязательная публичная отчётность страховых обществ дополняется возможностью внезапных ревизий.

 Одно из требований закона - размер резервов страховых премий должен составлять не менее 40 % полученных за год премий. На деле у наших компаний эта цифра составляет 55 % . В итоге сумма запасных капиталов и резервов премий составляла сотни миллионов рублей, которые общества вкладывали, прежде всего, в госзаймы и гарантированные бумаги, а также в акции промышленных предприятий и банков. Во-первых, это позволяло получать дополнительную прибыль; во-вторых, приводило к слиянию страховых капиталов с капиталами других финансовых рынков. В свою очередь, банки зачастую участвовали в страховых обществах (один из крупнейших акционеров общества "Россия" - Азовско-Донской банк).

 Личное страхование.

 От специализации на одном из видов страхования к началу XX века переходят к универсальности (Первое и Второе российские страховые от огня общества даже меняют названия на Первое и Второе российские страховые). Каждое акционерное страховое общество занималось разными видами страхования, иной раз предлагались такие экзотические виды, как страхование стёкол от разбития или страхование от кражи со взломом. Но основную роль играли страхование от огня и личное страхование.

 Итак, страхование на случай смерти. Суть: страхователь регулярно уплачивает обществу (страховщику) заранее оговорённую страховую премию (вплоть до своей смерти), а общество после смерти платит его родственникам заранее оговорённую страховую сумму. Размер этой выплаты не меняется, даже если страхователь умер на другой день после заключения договора.

 Ставки по страхованию жизни даже оказывались непомерно высокими даже для более-менее состоятельного обывателя, в результате чего среди обывателей страхование жизни распространялось очень слабо. В начале века застрахованы на случай смерти были лишь 400 тыс. человек по всей России (менее 0,25 % населения) . В свою очередь, и компании не очень охотно допускали страхование на случай смерти, чреватое для них убытками по причине низкой продолжительности жизни населения. "На чистое страхование многие общества смотрят как на досадный придаток, простое украшение сборника тарифов и допускают его обычно только для лиц абсолютно здоровых и не старше 30-35 лет. Кстати, эта политика страховых обществ находит себе сильную поддержку в лице самого страхователя, которому, конечно, "тоскливо" отдавать деньги без надежды увидеть их когда-либо собственными глазами".

 Добровольное страхование предпринимателями рабочих. В особую группу можно выделить страхование рабочих от несчастных случаев. Оно появилось в 1888 году, всего в этой отрасли работали 7 компаний. Несовершенство техники и усиленная эксплуатация вызывали повышенный производственный травматизм. По свидетельству современника, коммерческое страхование рабочих от несчастных случаев было "значительно развито" уже в начале XX века. "В настоящее время, вероятно, добрая половина фабрично-заводских рабочих застрахована в акционерных обществах. Но рамки этого страхования оказываются довольно тесными и ограниченными: обыкновенно максимальное вознаграждение, которое может получить семья рабочего в случае его смерти, не превышает, - если перевести на пенсию, - 25 % его заработка, а в случае полной инвалидности рабочего - 33 % этого заработка" . Это освобождало предпринимателя от дальнейшей ответственности в случае увечья или гибели рабочего. Страховать же рабочих на большую сумму предприниматели считали слишком дорогим. Одно время было появлялась мысль, что акционерные общества завышают ставку по страхованию рабочих, поэтому предприниматели пытались создавать взаимные общества предпринимателей для страхования от несчастных случаев их рабочих и служащих. Однако на начало 1902 года подобные взаимные общества существовали только в Риге и Одессе, охватывая своей деятельностью 29 тыс. человек против 911 тыс., застрахованных от несчастных случаев в частных компаниях .

 Таким образом, классическое страхование жизни оказалось в России не очень развито по причине невысокого уровня жизни основной массы населения.

 Поэтому под именем страхования жизни в России преимущественно развивалось псевдострахование - т.е. операции, оформляемые как страхование, но по существу не обеспечивающие возмещения убытков от рисков. Псевдострахование может иметь разное содержание, например в современной России - уход от налогов (которыми страховые выплаты, в отличие от зарплаты, не облагаются). В те времена сутью псевдострахования было накопление денег, аналогичное банковскому вкладу.

 Смешанное страхование. Одна из разновидностей такого страхования получила название смешанного. Суть: уплатой регулярных взносов страхуется оговорённый капитал, который выплачивается родственникам страхователя, если он умрёт раньше оговорённого срока, и ему самому - если доживёт. При этом тариф в три с лишним раза больше тарифа обычного страхования на случай смерти. Это вполне естественно: ведь если при обычном страховании общество уверено, что платить придётся далеко не всем, то в данном случае, напротив, точно знает, что деньги придётся вернуть всем - т.е. эти взносы превращаются просто во вклад, а значит, должны по сумме достигать той цифры, которая будет выплачена. В то же время, присутствует и собственно страховая составляющая: если страхователь умрёт раньше оговорённого срока, его наследники получают не те только деньги, которые он успел внести (как было бы в случае банковского вклада), а всю сумму, указанную в страховом договоре.

 (При этом в отчётах чистое страхование идёт по одной графе со смешанным, так что точно определить их соотношение невозможно).

 Почему "смешанное"? В таком договоре смешивались два вида страхования жизни - уже разобранный классический случай и страхование на дожитие, из всех видов страхования наиболее выгодное для страховщиков, наиболее бессмысленное и даже прямо убыточное для страхователей, вплотную приближающееся к мошенничеству, а зачастую переходившее эту грань; страхование, вызвавшее к жизни не одну разоблачительную брошюру тех, кому довелось близко сталкиваться с его жертвами, но продолжавшее, несмотря на это, процветать благодаря неистощимой наивности и легковерности россиян.

 Страхование на дожитие. Суть: страхователь обязуется уплачивать регулярно страховые премии, а общество - уплатить по окончании оговорённого срока страховой капитал, если лицо, на которое застрахован капитал, доживёт до этого срока. В случае смерти застрахованного лица уплаченные премии поступают обществу, а при более высокой ставке страхования - возвращаются без процентов лицу, заключившему страхование. Страхование на дожитие заключается обычно на имя детей, и зачастую поэтому именуется детским. Что, с учётом повышенной детской смертности, дополнительно увеличивает выгоду страховых обществ от этого вида страхования. Как видно, страхование на дожитие не просто не отвечает основному принципу страхования, но прямо ему противоречит: если происходит трагическое событие, то страхователь не просто не получает от страховщика дополнительных средств, но теряет даже и свои взносы (в лучшем случае получает их назад без процентов). Таким образом, страхование на дожитие являлось вариантом вклада в банк, но гораздо более рискованным: вклад можно потерять только в случае разорения банка, а взносы на дожитие - даже если брать официально рекламируемые условия - в весьма вероятном случае смерти страхуемого лица. То есть страхование на дожитие правильнее назвать даже не вкладом, а лотереей. Поскольку в каждой лотерее должен быть приз, логично предположить, что здесь призом была гораздо более высокая процентная ставка, чем в банке. На деле же, если сравнить сумму взносов по ставкам страхования на дожитие и сумму денег, выплачивавшуюся в конце, получается, что общества платили по этим вкладам 4 % годовых, что ниже ставок коммерческих банков, а если ещё учесть стоимость пересылки взносов правлению и иные накладные расходы, то даже в сберкассе (из 3,5 % и безо всякого риска) хранить деньги было выгоднее.

 Выше говорилось об "официально рекламируемых условиях" - это связано с тем, что помимо смерти страхуемого, у страхователя были и другие шансы потерять деньги, о которых ничего не говорилось в рекламе, и которые перечислялись в правилах, указанных на обороте страхового полиса и имевших силу официального договора. Это и сообщение "заведомо ложных сведений" (при том, что в анкете - несколько десятков вопросов, касающихся в том числе состояния здоровья родственников). И просрочка (пусть незначительная) очередного платежа при том, что общество не обязано напоминать о наступлении срока.

 Особенно прославилось изобретательностью в отношении подобных заведомо невыгодных для вкладчика условий общество "Россия", против которого специально был направлен ряд брошюр. Формально это общество занималось разными видами страхования - страхование от огня; страхование ценностей, пересылаемых по почте; страхование от несчастных случаев и страхование жизни. Однако существенное развитие имеют только два последних направления. При этом доля страхования на случай смерти с 1887 по 1892 постепенно растёт (с 22,9 до 23,6 % по числу полисов и с 30,5 до 35,8 % по страховой сумме), однако страхование на дожитие остаётся преобладающим (соответственно, 76,4 и 64,2 % на 1892 год). В абсолютном же отношении объём страхований по этим двум видам вырос за пятилетие в 1,5 раза.

 Пример из условий "России": квитанции на получение первых взносов от клиента, выдаваемые агентом, являются только предварительными, и обменивать их на постоянные в правлении общества (которое находится в столице) - проблема страхователя. Если же он не произведёт обмен в течение 3 месяцев, договор прекращается с потерей взносов. Причём подобные тонкости выясняются уже после заключения договора, когда клиент впервые получает возможность ознакомиться с текстом договора, приведённым на обороте полиса.

 Наличие подобных тонкостей важно потому, что невыполнение какой-либо из них давало обществу возможность досрочно прекратить действие договора, а досрочное прекращение договора влекло для страхователя значительные потери. В случае прекращения договора в течение первых трёх лет общество вообще получало все взносы; в остальных случаях производился выкуп или редукция (и то, и другое - сокращение размера страховой суммы, выплачиваемой страхователю, в зависимости от того, сколько он действительно уплатил), но и в этом случае потери страхователя составляли порядка 40 % взносов. Но если потеря взносов при разрыве нормального страхового договора всё-таки имеет логичное обоснование (эти деньги являются платой за гарантию обеспечения на случай смерти в течение этих трёх лет), то при страховании на дожитие страховщик просто присваивает вклады, что не обосновано никаким риском. Естественно, что страховые общества, предлагавшие страхование на дожитие, были прямо заинтересованы в том, чтобы договоры прекращались досрочно.

 По данным на 1908 год, из всех договоров, прекращённых всеми восемью российскими акционерными страховыми обществами, около 60 % было расторгнуто в результате прекращения платежей в течение первых трёх лет (16 тыс. из 27 тыс. договоров на сумму 36 тыс. из 61 тыс. руб.). Ещё одна цифра касается собственно "России": число досрочно прекративших договоры страхования составляло в 1896 году 44 % застраховавшихся. Значительную часть из них составляли те, кто попался на одну из уловок общества, но даже если человек осознавал свою правоту, судиться можно было только в столице (по месту регистрации общества). Учитывая, что речь обычно шла о суммах в несколько сотен или даже десятков рублей, дешевле было подарить обществу эту сумму. Любопытно, что на удочку страхования на дожитие попадались не только рядовые обыватели, но и довольно крупные предприниматели - например, директор Одесского сахаро-рафинадного завода М.К. Розенберг.

 Эту систему выманивания денег (присвоение всей суммы в случае просрочек, необязательность напоминания о времени платежа и т.д.) мы уже встречали - она действовала и в 80-х годах в банкирском доме Блока, который таким образом продавал выигрышные билеты.

 Самой же выгодной для "России" формой страхования было страхование на дожитие с участием в прибылях общества. Ставки по таким договорам превышали обычные примерно на 10 %, так что даже при рекламируемой ежегодной прибыли в 7 % (что много) страхователь получал прямой убыток по сравнению с обычным страхованием на дожитие. Показательно в связи с этим, что агенту, заключившему простое страхование на дожитие, "Россия" платила 0,1 % с застрахованного капитала, а заключившему страхование с участием в прибыли - 1 %.

 Вообще, агент выступал в обществе "Россия" важным действующим лицом, поскольку он должен был, по существу, убедить клиента совершить убыточную сделку. Агенты обманывали не только клиентов, но и общество. К примеру, сохранилось свидетельство об организации работы в Виленском отделении. В штате состояло до 500 инспекторов и агентов. Инспекторское звание давалось за обязательство заключать ежемесячно страхований на 15 тыс. руб., которые оплачивались задатками по 10 руб. с тысячи. Т.е. аквизитор, имеющий звание инспектора, обязан был в месяц доставлять руководству отделения 150 руб. деньгами и 15 страховых договоров ("страховых объявлений" - заявлений на выдачу полиса). Причём в случае выполнения этой нормы они получали премию в 20 руб. с каждых 15 тыс. руб. страховой суммы - помимо 150 руб., которые они должны были с этой суммы получать в качестве комиссионных. Таким образом, если агент отдал обществу 150 руб. своих денег и пачку выдуманных им же договоров, он получает 150 руб. комиссионных + 20 руб. премии = 170 руб., т.е. 20 руб. чистой прибыли. Естественно, агенты стали в массовом порядке сочинять фальшивые договоры, в результате чего вскоре после начала такой политики сумма страхований по Виленскому отделению выросла с 60 тыс. до 6 млн руб. Один из инспекторов даже создал в Минске контору по составлению фальшивых страховых объявлений (держал несколько сочинителей, платя каждому по рублю за заявление). Есть мнение, что правление, вполне понимая подобные махинации, не пресекало их, поскольку они были важны с рекламной точки зрения, помогая раздувать обороты общества.

 Свидетельства Лейванда о распространённом в "России" воровстве объясняют, почему это общество, несмотря на конфискацию почти половины получаемых от вкладчиков взносов, выдаёт наименьший дивиденд по сравнению со страховыми от огня обществами, и акции его ценятся меньше всего.

 Негодование жертв общества "Россия" вполне понятно, однако справедливости ради надо отметить, что краски, видимо, несколько сгущаются. Во-первых, общество всё-таки действовало не один десяток лет, несмотря на регулярное появление разоблачительных брошюр. Если бы оно обманывало всех подряд, то, надо полагать, народная молва всё-таки распространилась бы. Во-вторых, рассказ бывшего инспектора общества Лейванда о проделках с фальшивыми договорами, объём которых, по его словам, превосходил сумму настоящих договоров, позволяет предположить, что основная часть договоров страхования жизни, прекращённых раньше срока (тех 44 %), приходилась именно на фальшивые договоры, а значит, доля тех, кто потерял в "России" свои деньги, была не очень велика. В-третьих, надо отметить, что и другие акционерные страховые общества тоже обставляли договоры трудновыполнимыми стеснительными для клиентов условиями (это уже упоминавшиеся "неверные сведения" и аннулирование договора в случае просрочки взноса), которые относились не только к страхованию на дожитие, но вообще ко всем страхованиям жизни.

 Наконец, в-четвёртых, хотя авторы и обвиняют "Россию" в преимущественном развитии страхования на дожитие, по-видимому, в обществе были значительно развиты и другие виды страхования. Об этом можно судить по словам Лейванда, который мельком говорит об убытках, понесённых "Россией" от пожара в Сан-Франциско в 1906 году - 4 млн руб . Здесь речь явно идёт или о страховании от огня или о перестраховании (последнее даже более вероятно: трудно представить, что российское общество настолько широко развернуло страховую деятельность по всему миру, чтобы только в одном из многих, причём таком далёком, зарубежном городе нести такие убытки).

 Довольно активное участие общества в огневом страховании подтверждают и разделы книги Лейванда, в которых он бичует стремление "России" предельно занизить пожарный убыток. Одно время для этого вводились даже специальные "инспектора с красными околышками", работа которых заключалась только и исключительно в торговле с погорельцами. Впрочем, инспектора эти, ввиду трудности выторговывания уступок, быстро придумали договариваться с погорельцами полюбовно, сначала предлагая им завысить пожарный убыток, а затем урезая его до заявленной изначально суммы.

 Вообще, страхование от огня являлось в начале XX века наиболее выгодным видом страхования. С одной стороны, в городах по-прежнему преобладала деревянная застройка, поэтому пожар был страшным бедствием, ведущим к полному разорению, и граждане охотно страховали свои дома. С другой стороны, противопожарные мероприятия городских самоуправлений стали давать плоды, в результате чего опустошительные пожары, уничтожавшие целые города или крупные кварталы, стали исключительным явлением, в результате чего страховые выплаты по огневому страхованию составляли не очень значительные суммы (на порядок ниже ставок по страхованию на случай смерти). Это позволяло страховщикам устанавливать невысокие тарифы на противопожарное страхование, обеспечивая и его доступность, и свою прибыль.

 

 Общества взаимного страхования и их Союз

Устройство.

 Дороговизна акционерного страхования: себестоимость страховки в среднем - около трети страховой премии, доходит до 60 %. Ради удешевления появляются ОВС. 1863-1864 - ОВС от огня в Туле и Полтаве.

 Суть ОВС: это - объединение группы страхователей, которые, помимо страховых платежей ("премий") вносят пай. Если необходимые выплаты превышают объём средств общества, то сумма нехватки распределяется между членами общества пропорционально их страховым взносам. Страховаться в ОВС имеют право только его пайщики. Таким образом, отличие от акционерных обществ состоит в том, что помимо страхового взноса, надо платить паевой взнос. Но это окупается (если нет чрезвычайных убытков) за счёт того, что весь излишек страховых взносов, остающийся за выплатой страховых возмещений, члены общества делят между собой (посредством льготных процентов и распределения прибыли).

 Управление ОВС: ежегодное собрание членов (застраховавшихся не менее, чем на 1000 руб.), выбираемые им правление и наблюдательный комитет. Правление решает все вопросы - оценка страхуемого имущества, выдача полисов, оценка пожарных убытков, выдача возмещения. Агентов - нет!

 ОВС в основном страхуют от огня; исключения редки и незначительны (личное страхование, страхование урожая от градобития). Действуют в пределах города; при этом даже в тех городах, где они есть, основная часть страхуется в акционерных обществах. Если число застрахованных строений окажется менее 150 или общая страховая сумма по всем договорам меньше 150 тыс., то ОВС автоматически подлежит ликвидации.

 Развитие.

 Рост численности приводит к объединению. 1890 - Пензенский союз городских обществ взаимного страхования от огня, 1909 - он преобразован в Российский союз городских обществ взаимного страхования от огня (в отличие от предыдущего, он является юридическим лицом и имеет свой устав). На 1913 г. в Союз входят 129 из 171 обществ взаимного страхования от огня (крупнейшие - Спб., Московское, Харьковское, Киевское не входят).

 Одновременно с союзом ОВС действовал Российский взаимный страховой союз, созданный в 1903 году 141 крупнейшей фирмой Центрального промышленного района. Общество было учреждено на началах взаимности, хотя и с некоторыми изменениями в направлении акционерного общества. Пайщики в этом обществе не обязательно должны были быть страхователями - и наоборот. При этом паевой капитал предполагалось постепенно выкупать из прибылей (из прибылей же составлялся и запасной капитал). В конечном счёте, после выкупа всех паёв, управление обществом должно было полностью перейти в руки страхователей.

 Цели общества - страхование от огня имуществ, владельцы которых живут в нескольких губерниях центра страны, и коллективное страхование от несчастных случаев фабрично-заводских рабочих. Кроме того, допускается как перестрахование собственных рисков, так и приём чужих перестрахований.

 Изначальный паевой капитал Российского взаимного страхового союза в 1 млн руб. к 1913 году вырос до 3 млн. С одной стороны, это противоречит первоначальным планам вообще отказаться от паевого капитала; с другой, раз дополнительные выпуски паёв разбирались, значит, общество пользовалось доверием. Таким образом, по масштабу и разнообразию операций это общество находилось на одном уровне с акционерными страховыми обществами.

 

 Земские страховые общества.

Одной из важнейших практических проблем деревни, да и города XIX века, решать которые как раз и были призваны земства, оставались пожары. Взаимное земское страхование от огня введено законом 7 апреля 1864 года. Вскоре, 10 октября 1864, утверждено и положение о городских обществах взаимного страхования, однако общества эти не могли удовлетворить весь спрос на страхование городской недвижимости, из-за чего земства работали и на городском рынке. Законодательное закрепление противопожарного земского страхования, по сути, сделало его частью государственной политики, после чего логичным выглядит и распространение его на неземские губернии, произошедшее в 1867 году (там этим ведали губернские по крестьянским делам присутствия).

 Обязательное страхование. Основу земского страхования составляло обязательное страхование.

 По закону 1864 года "обязательному страхованию подлежат все сельские постройки, как частные, так и общественные, находящиеся в черте осёдлости". При этом в зависимости от степени пожарного риска устанавливались высшие и низшие нормы страховых оценок. То есть для каждого типа зданий, определяемого в соответствии со всеми необходимыми показателями, земства устанавливали две нормы: низшую, ниже которой оценка быть не может, и высшую, выше которой тоже страховая сумма не должна определяться; к примеру, деревянный дом, крытый соломой, из трёх комнат, не может быть оценен менее, чем в 200 рублей, и более, чем в 1000.

 Установление высшей и низшей норм имело двоякую цель. Во-первых, у земств отпадала необходимость оценивать каждое строение индивидуально - такая работа требовала много времени и не позволила бы в кратчайшие сроки ввести обязательное страхование по всей крестьянской России. Во-вторых, наличие двух ставок всё же предоставляло крестьянину возможность выбора: страховать по низшей ставке, чтобы сэкономить на страховой премии, или по высшей, чтобы возместить действительную стоимость ущерба в случае пожара. При этом оценка, заявленная владельцем, всё-таки проверялась волостным правлением на предмет завышенности. Но поскольку волостные правления не всегда добросовестно выполняли эту обязанность, со временем оценку стали производить земские страховые агенты (при сохранении высшей и нишей норм).

 Ставки страхования каждым земством устанавливаются самостоятельно, так же, как и принципы определения высших и низших оценок, и тоже делятся по материалу зданий и иным признакам. В большинстве случаев тариф устанавливается для каждого селения ("поселенный тариф") в зависимости от численности дворов и планировки.

 По закону 25 декабря 1901, платежи по окладному страхованию (т.е. страхованию по низшей норме) взыскивались предпочтительно перед любыми другими платежами (они собирались так же, как и другие налоги, старостами). Это ещё раз подчёркивает, что обязательное земское страхование носило характер государственной политики.

 Одновременно тот же закон устранил неопределённость со страхованием по возвышенной оценке. Оно было однозначно переведено на основания добровольного страхования и стало вступать в силу со дня взноса платежа. Срок же обязательного страхования считался со дня начисления первого платежа, который, разрешалось уплачивать позднее. Отсюда - недоимки по обязательному страхованию. На начало 1912 недоимка по платежам обязательного страхования - 14 млн по всей России (100 % годового оклада), по некоторым губерниям - до 800 % оклада.

 Добровольное страхование. Долгое время земства мало занимались добровольным страхованием, устанавливая по нему ставки, близкие к страхованию обязательному. Но со второй половины 80-х земский интерес к добровольному страхованию стал шириться ввиду значительного повышения за это время ставок в акционерных обществах, и под влиянием тех, кто не попал под обязательное земское страхование (землевладельцы, горожане). В итоге примерно с середины 90-х земства стали активно пересматривать свои ставки добровольного страхования, подгоняя их под действующие в акционерных обществах (таким образом вступая с ними в конкуренцию и заставляя снижать ставки; некоторые земства даже устанавливали специальные пониженные ставки для тех, кто переходит в ним из акционерных обществ).

 Свидетельством успешности земского добровольного страхования является накопление в большинстве земств значительных страховых фондов. Рост запасных страховых капиталов (по обязательному и добровольному страхованию недвижимости) в целом по земствам: в 1886 году он равнялся сумме годовых платежей, в 1903 - превышал её в 4,3 раза (85 млн).

 Именно добровольное страхование в первую очередь способствовало развитию сети агентов. Ведь при добровольном страховании, в отличие от обязательного, земства вступали в конкуренцию с коммерческими учреждениями, а значит, они не могли применять огульную оценку по высшей и низшей нормам, которая соответствовала действительности лишь примерно. Поэтому вся оценка по добровольному страхованию находилась в руках агентов. К концу XIX века инспектора настолько распространились, что привычным явлением стали губернские съезды земских инспекторов пожарного страхования.

 Страхование движимого имущества.

 Начиная с 80-х годов, обсуждается вопрос о страховании от огня движимых имуществ, а не только недвижимости. Страхование движимости изначально незначительно, но расширялось с конца 80-х годов: на 1909 год им занимались уже 26 земств. Правда, крестьяне этим страхованием охвачены очень мало, в основном оно относится к более имущим кругам.

 Перестрахование земских рисков.

 Уже с 60-х годов обсуждался вопрос о перестраховании, как взаимном земском, так и государственном и в акционерных обществах. 16 декабря 1902 издан закон о [взаимном] земском перестраховании. Земский страховой союз действовал с 1904 года: каждый участник сам выбирает, какую долю рисков оставлять на своей ответственности, но эта доля не может быть менее 25 % и более 75 %.

 

 Государственное страхование.

Специализированное страхование: пенсионные кассы для горнорабочих (с 1861), железнодорожников (с 1888) и сельских хозяев (с 1867). Большой популярностью не пользуются (на 1908 г. застрахованы 3 % железнодорожников казённых дорог) из-за отсрочки выплат при наступлении страхового случая на 5 лет.

 Всеобщее страхование: 1906 - закон о страховании жизни государственными сберегательными кассами. Сначала - отсрочка выплат на 5-7 лет; впоследствии платить начинают сразу, что делает страхование более популярным. В Управлении государственных сберегательных касс в Пг создана Центральная страховая канцелярия.

 

 Финал.

В советское время - национализация страхования: по декрету 23 марта 1918 "Об учреждении государственного контроля над всеми видами страхования, кроме социального" все общества, включая акционерные, передаются в управление местных органов власти; по декрету 28 ноября 1918 "Об организации страхового дела в Советской республике" страхование объявляется государственной монополией. В 1919-1920 гг. страхование и вовсе было отменено.

 

 Выводы по страхованию.

Ещё до отмены крепостного права страховые общества в России развились как никакие другие, что свидетельствует о значительном спросе на данную услугу.

 Основные виды страхования определяются условиями времени. Деревянная Россия предъявляет спрос на пожарное страхование, которое поэтому процветает в разных формах. А провинциальная Россия, неопытная в экономических мышеловках, обеспечила благополучное существование мошенническому псевдострахованию.

 Ну, а формы стандартны для всех финансовых учреждений - это акционерные компании и взаимные начала.  

alkir.narod.ru