Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

РОЛЬ ИНФРАСТРУКТУРЫ В СНИЖЕНИИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ РИСКОВ

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Андрей ФурсенкоРегиональный фонд научно-технического развития Санкт-Петербурга Повышение коммерческой привлекательности и увеличение объема прямых вложений в экономику неразрывно связано со снижением инвестиционных рисков, т.е. созданием условий, при которых возможность высоких доходов для инвесторов в случае успеха проекта не сопровождалась бы неприемлемо большими потерями при его провале. скидки распродажи найти на сайте

Сравнительно небольшой (по масштабам России) объем прямых инвестиций в реальный сектор экономики можно объяснить большими политическими и макроэкономическими рисками. Однако, учитывая высокий научно-технический потенциал страны, доля венчурных инвестиций в российские высокотехнологичные проекты в 1-2% выглядит явно недостаточной.

Если же структура инвестиций внутри страны (или региона) оказывается несбалансированной, т.е. какие-то сектора экономики остаются практически без инвестиций, то, скорее всего, это связано с недостаточным инфраструктурным обеспечением конкретного вида бизнеса и может быть изменено с помощью мер на мезо-уровне, не носящих глобальный характер.

Инфраструктуру поддержки (обеспечения) любой деятельности можно условно разбить на три основные сектора: технологический, финансовый и кадровый.Если технологический сектор ассоциируется, в первую очередь, с материальными элементами, такими как бизнес-инкубаторы и торговые дома, инновационно-технологические центры и технопарки; а финансовый реализуется в виде разнообразных инвестиционных инструментов: стартовых и гарантийных фондов, а также различных фондов технической помощи, объединяющих бюджетные, общественные и частные средства; то кадровое обеспечение носит в основном нематериальный характер, и представляет собой систему формальных и неформальных связей, реализуемых через различные ассоциации, объединения, клубы, а также систему консультационных услуг, обучения и переподготовку предпринимателей и менеджеров самых различных структур (от производственных фирм до венчурных фондов). При этом роль материальной составляющей инфраструктурного обеспечения зачастую преувеличивается в ущерб нематериальной - системы внешних и внутренних связей субъектов инвестиционного процесса.

Возвращаясь к ситуации в России можно сказать, что если еще вчера основной риск был связан с политической нестабильностью, то уже сегодня на первый план выходят проблемы несбалансированности и неупорядоченности нормативно-правовой базы экономических преобразований и неготовностью государственных и общественных структур, других субъектов хозяйственной деятельности к работе в рыночных условиях. Таким образом, можно сказать, что основной риск по прежнему связан с отсутствием стабильности, но уже не политической, а организационной и экономической.

Создание более устойчивой, предсказуемой и упорядоченной ситуации на мезо-уровне напрямую зависит от создания адекватной инфраструктуры, которая при стремлении к эффективности для потребителя всегда должна быть адресной и определяться исключительно запросами бизнеса. Так, если в США венчурный капитал был исходно ориентирован на финансирование перехода от идеи (в основном технической) к ее промышленной реализации (технологическая инновация), то в странах с так называемой переходной экономикой венчур в основном концентрируется на заполнении или создании новых рынков, т.е. рынков товаров и услуг, которые стали возможными после качественных политических изменений в этих странах.Отсюда и разница в подходах: если в первом случае основные риски - технические, то во втором - рыночные, политические, организационные. Следовательно, и перед создаваемой инфраструктурой стоит задача минимизировать именно эти специфические риски (даже в технологических проектах). Ниже мы вернемся к тому, как это реализуется на практике.

Создаваться инфраструктура может как сверху: международными организациями, федеральными и региональными властями, так и снизу - представителями различных видов бизнеса, заинтересованных в защите и продвижении своих интересов. Крайне важно найти правильный баланс между различными участниками и обеспечить трансформацию от централизованной системы поддержки промышленности и предпринимательства к децентрализованной, при которой международные организации и государственные структуры помогают частным найти и реализовать их собственные решения.

Практически все участники инвестиционного процесса прямо или косвенно заинтересованы в развитии инфраструктуры, хотя и по разным причинам.Международные организации как некоммерческие (Комиссия Европейского Союза, Организация Объединенных Наций по промышленному развитию, Организация по экономическому сотрудничеству и развитию и др.), так и коммерческие (Европейский банк реконструкции и развития, Международная финансовая корпорация, Всемирный банк) заинтересованы в первую очередь в стабилизации рыночной экономики и необратимости преобразований, а также, в зависимости от статуса этих организаций: либо в улучшении социальных условий жизни населения, либо в укреплении демократических институтов, либо в получении экономического эффекта от вложенных средств. Правительство, также заинтересованное в стабильности и необратимости преобразований, одновременно ставит задачу расширения социального слоя российского населения, положительно воспринимающего эти преобразования, расширение налогооблагаемой базы и улучшения собираемости налогов, повышения эффективности реального сектора экономики. Для решения последней задачи федеральные органы власти стремятся увеличить инвестиционную привлекательность страны в целом, также как и региональные власти - привлекательности своих регионов.

Что же касается инвесторов и получателей инвестиций, то они имеют очень сильную экономическую мотивацию, стремясь, одновременно сотрудничая и соперничая, получить максимальную прибыль для себя при минимальном риске потерять свои инвестиции и свой бизнес.

При этом выгода для всех участников процесса носит косвенный характер и проявляется при успешном развитии основного бизнеса, а сама инфраструктура является лишь инструментом, требующим определенных затрат.

Однако, инфраструктура может рассматриваться и как объект инвестиций с целью получения коммерческой выгоды. В этом случае применим в полной мере подход, обычный при проектном финансировании в сферу услуг.

Возвращаясь к инфраструктуре, как системе обеспечения, можно сформулировать ряд вопросов: Что каждая из перечисленных выше заинтересованных групп может и должна вложить в создание инфраструктуры? Что каждая из групп вправе ожидать и требовать от созданной инфраструктуры? Какую систему индикаторов для оценки качества инфраструктуры можно предложить? Более конкретные ответы на поставленные вопросы проще получить, рассматривая различные сектора инфраструктурной поддержки.

Технологическая инфраструктура

За последние 10 лет в нашей стране было несколько волн создания технопарков. К сожалению, результативность этих инициатив оказалась невысокой, что, по-видимому, было связано с абсолютно нерыночным подходом к их работе. Как правило, технопарки создавались с целью получить дополнительный источник бюджетных средств или, в лучшем случае, под желания ученых и разработчиков обеспечить реализацию их научных и технологических идей. Даже приблизительный расчет окупаемости проекта не делался, что приводило, в конечном счете, еще к одному малоэффективному и искусственному придатку университета или исследовательского института, при котором создавался технопарк. Из общего числа можно выделить несколько успешно и эффективно действующих структур, которые стали таковыми, благодаря личностям их организаторов и руководителей.

Ориентированный на экономический результат подход предложило Министерство науки и технологий России совместно с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, Российским фондом технологического развития и Министерством образования, приняв в 1997 году "Программу активизации инновационной деятельности в научно-технической сфере России".

Создаваемые в рамках этой программы инновационные технологические центры (ИТЦ) должны быть самоокупаемы за счет оказания различных услуг рентабельным, имеющим перспективы быстрого роста малым инновационным предприятиям. Среди списка услуг, помимо сдачи в аренду помещений с гарантированным энергоснабжением, важную роль играют техническое, информационное и консультационное обеспечение, система охранных мероприятий, а также предоставление системы формальных и неформальных гарантий при поиске и привлечениями малыми предприятиями (МП) средств для своего развития. Кроме того, ИТЦ призваны играть роль интерфейсов между МП и более крупными образованиями: университетами, академическими и отраслевыми институтами, крупными промышленными предприятиями, в решении самых разных вопросов: от использования результатов фундаментальных исследований до обучения студентов и молодых специалистов и повышения квалификации ведущих разработчиков (подготовке и защите диссертаций).

К работе по созданию ИТЦ на разных стадиях подключались различные международные организации, которые играли хоть и не определяющую, но весьма полезную роль. Их интерес к проекту был вызван в значительной степени схожестью подходов с тем, что имеет место в наиболее индустриально развитых странах. Помимо технической помощи (консультации, стажировки менеджеров ИТЦ и т.д.) иностранные партнеры участвовали в создании информационных систем, а также различных сервисных структур, обеспечивая таким образом эффективный интерфейс между российскими и зарубежными компаниями.

Федеральные и региональные власти, которых развитие малого бизнеса в России само по себе интересует сегодня в меньшей мере, поддержали программу построения системы ИТЦ, увидев в ней, в первую очередь, один из возможных путей реструктуризации крупной пост-советской промышленности. К сожалению, поддержка была недостаточной и состояла помимо моральной в выделении на долевой основе средств на реконструкцию создаваемых ИТЦ. Организационные же решения, такие как, передача в распоряжение (доверительное управление) ИТЦ государственных долей неэффективно работающих крупных промышленных предприятий (КПП), передача или через лизинговые схемы простаивающего оборудования КПП, предоставление налоговых каникул ИТЦ и малым инновационным предприятиям, работающим в них, так и не были приняты.

Наибольший же интерес к проекту проявили МП НТС, которые в максимальной степени были заинтересованы в получении надежной и предсказуемой технологической инфраструктуры, включающей высококачественное сервисное обслуживание. При этом с самого начала организаторы ИТЦ стремились разместить у себя производственные компании, свободные или освобождающиеся от бюджетной зависимости и с высоким потенциалом роста. (С этим подходом перекликается опыт организации инкубаторов в Израиле, где, несмотря на наличие серьезных социальных проблем, построение технологической инфраструктуры было ориентировано в первую очередь не на организацию новых рабочих мест, а на создание класса предпринимателей и развитие перспективного, быстро растущего бизнеса).Таким образом, в создании технологической инфраструктуры были вовлечены практически все перечисленные выше потенциальные участники. Совместные усилия позволили получить работоспособную инфраструктуру, интегрирующую разнообразные интересы и обеспечивающую устойчивый базис для существования инновационных фирм. При этом заметно увеличились обороты и, соответственно, налоговые выплаты этих фирм. Помимо создания новых высококвалифицированных рабочих мест на малых предприятиях удалось сохранить многие рабочие места в крупной промышленности (в пропорции не менее 1:1), принявшей к производству новые инновационные продукты, разработанные МП. К качественным результатам также можно отнести улучшение качества жизни МП, увеличение их стабильности и респектабельности и, как следствие, появление нового имиджа, повышающего их инвестиционную привлекательность в глазах потенциальных партнеров и инвесторов.Необходимо подчеркнуть, что продвинутый сервис может стоить достаточно дорого. Однако это не останавливает амбициозные и перспективные компании, особенно если им предоставляются некоторые льготы на начальном этапе. Это полностью коррелирует с общепринятой практикой, которая показывает, что высококвалифицированные и стремящиеся к успеху люди предпочитают жить в странах (или регионах стран) с высоким уровнем жизни, подразумевающим дорогое и качественное медицинское обслуживание, обучение и иные составляющие полноценной социальной инфраструктуры.

Финансовая инфраструктура

Хотя в широком смысле этого слова к финансовой инфраструктуре следует отнести все финансовые институты, имеющие прямое или косвенное отношение к прямому инвестированию, более конструктивным, по-видимому, будет рассматривать только те специфические финансовые инструменты, которые позволяют снижать инвестиционные риски и максимально эффективно использовать свободные денежные ресурсы.В каком-то смысле ФИ играет роль ворот для инвесторов (особенно крупных). При этом сегодня венчурные фонды также позволяют таким инвесторам, как пенсионные фонды, страховые компании и крупные международные корпорации делать сравнительно небольшие по размерам инвестиции, обеспечивая с одной стороны адекватный контроль за использованием средств и соответствующую прибыль, а с другой - развитие перспективных направлений в рамках стратегических интересов инвесторов.

Именно этим соображением объясняется тот факт, что практически любая крупная корпорация сегодня имеет свой венчурный фонд. Однако венчурные вложения делаются, как правило, тогда, когда коммерциализация идеи уже достаточно продвинута. Разрыв в финансовой поддержке инновационной цепочки "идея - технология - промышленное производство" на стадии перехода от исследований и разработок к рыночному продукту не позволяет обеспечить поток интересных предложений для коммерческих инвестиций. Крайне важную роль играют финансовые институты, обеспечивающие прямое финансирование на этой стадии, либо уменьшающие риски кредиторов до приемлемого уровня (гарантийные фонды).

На сегодняшний день задачи стартового финансирования в научно-технической сфере решают (далеко не в полной мере) два федеральных фонда, созданных Министерством науки: Российский фонд технологического развития и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (государственный). Обе структуры, предоставляя фактически льготные кредиты для выполнения инновационных проектов, обеспечивают прединвестиционное развитие проекта. К сожалению, недостаток финансовых и организационных возможностей (всего два фонда на Россию явно недостаточно) и нормативно-правовые ограничения при использовании их средств (ориентация на финансирование в первую очередь НИОКР и невозможность участия фондов в уставных капиталах финансируемых компаний) позволяют лишь в малой степени решить вопросы стартового финансирования инновационной сферы. Что же касается других субъектов инвестиционного процесса, то, несмотря на свою заинтересованность в успешном функционировании системы стартового финансирования, они по различным причинам не готовы сами принимать в ней финансовое участие.

Коммерческий потенциал многих МП позволяет им достаточно успешно выполнять свои обязательства по банковским кредитам, взятым на общих основаниях. Единственным препятствием на сегодня является отсутствие достаточных залогов, необходимых банкам для принятия положительных решений. В большинстве развитых стран работают различные схемы государственных гарантий кредитования для МП. Достаточно привести примеры Администрации малого бизнеса в США или Схемы гарантирования ссуд в Великобритании. Системы носят схожий характер и заключаются в гарантировании возврата части кредита при условии, что оставшуюся часть залога обеспечивает заемщик.

На сегодня в России видятся, не считая МП, две наиболее заинтересованные стороны создания гарантийных фондов - государство и банки. Для государства возникновение гарантийных институтов означает возможность привлечения дополнительных внебюджетных средств в инновационную сферу в объемах в 3-5 раз больших, чем величины гарантийных фондов.

В свою очередь банки, имея систему обеспечения, смогут снизить объем средств, отвлекаемых Центральным Банком для резервирования необеспеченных кредитов, что позволит им вовлечь в сферу своей деятельности новую перспективную группу клиентов. При этом МП получают доступ к существенным финансовым ресурсам.Интересен также опыт создания гарантийных фондов за счет самих МП в виде обществ взаимного кредитования. Однако этот подход не позволяет обеспечить достаточно крупные кредиты.

Участие международных организаций, имеющих опыт создания стартовых и гарантийных фондов в других странах, важно не только с точки зрения привлечения ресурсов, но и знаний, необходимых для успешной работы таких структур. В этой связи весьма полезными являются средства технической поддержки (оплата консультантов, юристов, программы обучения менеджеров и т.д.). Наличие таких средств позволяет более эффективно работать кадровому сектору инфраструктуры.Прежде чем переходить к проблеме человеческих ресурсов, еще раз подчеркнем, что основным индикатором эффективности финансовой инфраструктуры является объем внебюджетных средств, привлеченных в инновационную деятельность, на каждый рубль бюджетных вложений.

Кадровое обеспечение

Основной риск инвестора в любой стране и любом виде бизнеса связан с неадекватным менеджментом. Минимизация этого риска достигается повышением управленческой и предпринимательской культуры, качественным обучением и переподготовкой менеджеров всех уровней, обеспечением их необходимой поддержкой (консалтинговой и информационной).

Как уже было сказано выше, любое разделение инфраструктуры на сектора носит условный характер. Например, систему предоставления консультационных услуг в области маркетинга, финансирования, хозяйственного права и защиты прав интеллектуальной собственности можно отнести, также как и информационное обеспечение, можно отнести к технологической инфраструктуре.

Представляется, тем не менее, целесообразным объединить вместе те направления поддержки, где определяющую роль играет нематериальная составляющая. Естественно, создание и работа информационных систем требует достаточно больших капиталовложений. Однако основной результат достигается за счет углубления понимания и оперативного отслеживания ситуации. Процесс повышения квалификации менеджмента также определяется не только получением новых знаний в ходе обучения и консультаций, но и возникновением системы формальных и неформальных связей всех субъектов научно-технической и инновационной деятельности.Именно в развитии нематериальной составляющей инфраструктуры принимали наибольшее участие международные организации через различные программы технической помощи.

Однозначно можно сказать, что результативность программ оказалась неадекватна объему средств, потраченных на консультирование, переподготовку специалистов и информационную поддержку российского бизнеса. Причин относительной неэффективности этих усилий несколько: программы технической помощи, особенно на начальном этапе, грешили безадресностью и излишней общностью; как правило, партнерами с российской стороны выступали заведомо нерыночные структуры (государственные предприятия, университеты и академические институты, региональные и федеральные институты власти);

в программах технической помощи отсутствовали динамичность и гибкость, они не отслеживали изменения ситуации в России, а также рост квалификации российских менеджеров и предпринимателей и их быструю адаптацию к рыночным требованиям. В тоже время совместная работа российских и иностранных специалистов способствовала лучшему взаимопониманию и позволяет сегодня сформулировать новые цели по кадровому обеспечению развития рыночной экономики:

развитие управленческой и предпринимательской культуры, что подразумевает в первую очередь готовность руководителей и владельцев компаний к ответственным и стратегически обоснованным решениям;

ориентация всех участников экономической деятельности на целесообразность и возможность партнерства, имея в виду не только экономическое, но и социальное сотрудничество, как с представителями другого бизнеса, так и с государственными и общественными структурами; построение системы подготовки кадров, включающей в себя как университетское и послеуниверситетское обучение, так и кратковременные курсы, семинары, круглые столы для повышения квалификации уже действующих менеджеров.

Как уже было сказано выше, любая инфраструктура должна создаваться в соответствии с рыночными требованиями, и уже одно это подразумевает, что ей следует быть комплексной, т.е. предоставлять всестороннее обеспечение тому или иному бизнесу. Относительный вклад ее создателей может сильно варьироваться в зависимости от вида бизнеса. Но определяющую роль на всех этапах создания инфраструктуры играет конкретный инициатор - активно действующий человек или группа лиц, выдвигаемые или, по крайней мере, активно поддерживаемые предпринимательской средой. При этом существенное снижение инвестиционных рисков возможно только при условии, что все поставленные задачи будут решаться параллельно с созданием разноплановой сети формальных и неформальных объединений, ассоциаций, клубов, формирующих новый социальный слой людей объединенных общностью целей и подходов к их достижению. Правительственные же структуры, помимо политических дивидендов в случае удачи, получают интерфейс, позволяющий им отслеживать, координировать, а в ряде случаев и регулировать частный бизнес.