Russian Chemical Community
 
Пользовательский поиск
   главная
  предприятия
  марки сплавов
  соединения
  синтезы
  объявления
  ► информация
  рефераты
  архив
  актуально
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  

ФИРМЫ-ОДНОДНЕВКИ ПЕРЕЖИВУТ НАС С ВАМИ

   Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг

Если мы не научимся цивилизованно с ними бороться

На контроле в Северо-Западном межрегиональном территориальном органе Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению ныне находится 470 дел по банкротству петербургских фирм.

Из них 301 - это так называемые отсутствующие должники. Проще говоря, те компании, владельцы которых наделали долгов и исчезли. Из почти двухсот семидесяти тысяч зарегистрированных в Северной столице юридических лиц лишь 130 тысяч сдают отчеты в налоговую инспекцию. Остальные автоматически считаются разыскиваемыми.

Петербургские специалисты говорят: подобная картина наблюдается и в других субъектах Федерации. Числящихся в реестре, но не работающих предприятий больше, чем работающих. Однако проблема "фирм-однодневок" как не решалась, так и не решается.

Петербургские специалисты говорят: подобная картина наблюдается и в других субъектах Федерации. Числящихся в реестре, но не работающих предприятий больше, чем работающих. Однако проблема "фирм-однодневок" как не решалась, так и не решается.

- Пытаясь помочь человеку, получившему недоброкачественный товар или услугу, мы часто сталкиваемся с тем, что фирм, продавших этот товар, в природе не существует. Обобщив наш опыт, могу назвать вам несколько наиболее распространенных способов ухода от ответственности, - говорит начальник отдела по контролю за соблюдением законодательства о защите прав потребителей ТУ МАП по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Елена Кагалова. - Первое - это перерегистрация предприятия под другим наименованием, иногда лишь незначительно отличающимся от прежнего. При этом коллектив сотрудников и руководящие лица работают в прежнем составе и на прежних площадях.

Второе - регистрация предприятия по адресу, где о его существовании никто не знает. Третье - создание такой организационной структуры, при которой невозможно выйти на контакт с руководством фирмы. К примеру, продажа товаров идет через телерекламу и курьеров. Или предприятие по ремонту бытовой техники пользуется услугами мастеров, не находящихся с ним ни в каких официальных договорных отношениях. Ну и, наконец, прекращение деятельности предприятия без прохождения положенной по закону процедуры ликвидации.

Вот с ликвидацией-то и возникают самые большие проблемы. Вроде бы процедура эта у нас определена целым рядом законодательных актов: Гражданским кодексом (статьи 61-65), законами "Об акционерных обществах" (статья 22), "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О государственной регистрации юридических лиц" (статьи 20-22) и т.д. Причем все они приняты в течение последних двух лет, не скажешь, что вся проблема в несоответствии старых законов новому времени. Однако специалисты всех связанных с вопросами ликвидации ведомств наперебой твердят: действующее законодательство поощряет недобросовестных предпринимателей создавать фирмы-однодневки, а потом просто бросать их. Поскольку люди уверены: им за это ничего не будет. "Сейчас Россия - рай для фирм-однодневок, - считает заместитель начальника отдела контрольной работы УМНС по Санкт-Петербургу Василий Новиков. - И если не внести в законодательство необходимые изменения, мы никогда не победим этих летунов".

Конечно, проблемы с ликвидацией могут возникнуть и у нормальной фирмы. Но в большинстве случаев предприятие уже изначально регистрируется так, чтобы потом было легче исчезнуть, не оставив следов. Процедура регистрации после введения нового Закона "О государственной регистрации юридических лиц" у нас, по мнению специалистов, предельно упрощена. Документы на регистрацию можно прислать по почте (то есть даже не посмотришь на живого учредителя), состав учредителей и "историю" их предыдущей деятельности никто не проверяет. В принципе налоговая инспекция, которая ведает с 1 июля 2002 года регистрацией предприятий, может заняться такой проверкой, да только делается все это уже вослед регистрации, которая должна быть проведена за пять дней. А если потом оказывается, что учредителем десятков фирм является какой-нибудь бомж, так предприятие-то уже в реестр внесено и реквизиты получило.

- Тут нам пришлось разбираться с жалобами двух пожилых женщин, - рассказывает Василий Новиков. - За сто рублей они дали симпатичным молодым ребятам на время "попользоваться" свой паспорт. В итоге оказались учредителями более шести десятков фирмочек. Которые, естественно, все как одна через короткое время исчезли.

- Знаете, по какому юридическому адресу прописана одна из фирм в Кировском районе? - спрашивает меня начальник отдела регистрации учета налогоплательщиков Татьяна Мишина. - Платформа "Ленинский проспект". Вы не ослышались, именно платформа. В законе о регистрации говорится, что надо указывать местонахождение, а не адрес. Вот "предприниматели" и пользуются этой лазейкой. Порой пытаются писать даже "Санкт-Петербург". Ну, местонахождение же. И попробуй их потом по такому "адресу" разыскать. Хотя вроде бы все законно.

Итак, зарегистрировав фирму с липовыми учредителями и таким же адресом, предприниматель начинает "крутить бизнес". Для этого он имеет как минимум четыре месяца. Поскольку отчет в налоговые органы он должен сдать в течение месяца по окончании квартала. И лишь не получив его, налоговые органы должны обеспокоиться. Но и в этом случае они еще не начинают официальную проверку. Лишь тогда, когда не придет отчет и за второй квартал, такой "должник" заносится в централизованный банк данных МНС и министерство дает команду приступить к проверке всех прочих показателей деятельности предприятия.

Итак, зарегистрировав фирму с липовыми учредителями и таким же адресом, предприниматель начинает "крутить бизнес". Для этого он имеет как минимум четыре месяца. Поскольку отчет в налоговые органы он должен сдать в течение месяца по окончании квартала. И лишь не получив его, налоговые органы должны обеспокоиться. Но и в этом случае они еще не начинают официальную проверку. Лишь тогда, когда не придет отчет и за второй квартал, такой "должник" заносится в централизованный банк данных МНС и министерство дает команду приступить к проверке всех прочих показателей деятельности предприятия.

Вот теперь самое время ликвидировать предприятие. В соответствии с Гражданским кодексом надо за два месяца объявить о ликвидации через прессу, назначить ликвидационную комиссию и начать принимать претензии. Да при этом еще и заплатить 2 тысячи рублей за ликвидацию. Это в том случае, если у предприятия нет долгов. А иначе надо проходить процедуру банкротства. И платить кризисному управляющему, который будет заниматься продажей вашего имущества и удовлетворением претензий, надо минимум 10 тысяч рублей (так предусмотрено в Законе "О несостоятельности (банкротстве)"). Зачем это предпринимателю, уже достигшему той цели, ради которой он создавал "однодневку"? И компанию просто-напросто бросают. Счета закрыты, по "юридическому адресу" никого и не было, по адресу проживания учредителей - ничего не знающие люди.

Компания "повисает". Если ее ликвидация идет в рамках закона о банкротстве, то там хотя бы прописано, что арбитражный суд может назначать конкурсного управляющего без ведома и в отсутствие бросившего предприятие владельца (глава 11, параграф 2 Закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Но, как отметил начальник отдела финансового оздоровления СЗ МТО ФСФО Александр Корабухин, тут встает другой вопрос: кто будет платить конкурсному управляющему? Поскольку владельца нет, платить придется тому, кто возбуждает дело о банкротстве. А в какой статье своего бюджета будет изыскивать эти деньги налоговая инспекция, к примеру?

- С самого начала работы над новым вариантом закона о банкротстве шла речь о том, чтобы создать специальный государственный фонд для оплаты ускоренной ликвидации предприятия-банкрота в случае отсутствия владельца, - комментирует Александр Корабухин. - Но все это так и осталось разговорами. И в тех случаях, когда конкурсные управляющие проводили работу по ликвидации подобных предприятий, они делали это на свои деньги. У нас был случай в Мурманске, когда управляющий отказался заниматься порученным ему судом делом. Говорит: "А почему я должен работать, если мне никто не собирается платить"? Подал в суд, и суд признал его правоту. Вот потому у нас и висит столько дел о банкротстве брошенных компаний.

Но повторим: в случае банкротства хотя бы прописано, кто должен проводить ликвидацию. А если у брошенной фирмы долгов нет? Тогда вообще худо. Практически ликвидировать такую фирму без участия ее учредителей невозможно. И она остается "мертвой душой" в государственном реестре.

Так что же все-таки делать?

- Во-первых, при регистрации необходимо требовать официального подтверждения реальности местонахождения фирмы, - считает Елена Кагалова. - Регистрировать предприятие надо хотя бы по тому адресу, где есть реальное помещение, на пользование которым у данной фирмы заключен договор. И обязать владельцев сообщать в регистрирующий орган о перемене местонахождения.

В законе о государственной регистрации надо прописать ответственность хозяев компаний за неисполнение процедуры ликвидации. Но при этом упростить саму процедуру. Мне кажется, очень хорошие поправки предлагали во время обсуждения этого закона специалисты Регистрационной палаты Санкт-Петербурга. Если предприниматель готов добровольно объявить о ликвидации, достаточно дать объявление в СМИ и в течение месяца ждать претензий. Если их нет, то можно просто оповестить регистрирующий орган, и тот вычеркнет фирму из реестра.

И, наконец, необходимо вести централизованный реестр недобросовестных учредителей. И законодательно ужесточить требования, предъявляемые к таким лицам, если они опять захотят зарегистрировать предприятие.

- Не ужесточить, а просто запретить регистрировать новые фирмы тем, кто бросил старые, - уточняет Василий Новиков. - На Западе существуют "черные списки" предпринимателей, а у нас почему-то полная безнаказанность. Если ты первый раз бросил свою фирму, надо тебя оштрафовать. Второй - может быть, тоже (только штраф должен быть больше). А в третий раз - запретить в дальнейшем принимать участие в регистрации предприятий. А в Гражданском кодексе предусмотреть упрощенную процедуру ликвидации неработающих фирм (если у них нет задолженности) по решению суда, без обязательного присутствия учредителей.

Лишь в ФСФО настроены более оптимистично. По мнению заместителя руководителя СЗМТО Юрия Зубрилова, по крайней мере в их сфере деятельности все прописано вполне нормально. И проблема лишь в недостаточно налаженном взаимодействии между различными ведомствами.

Лишь в ФСФО настроены более оптимистично. По мнению заместителя руководителя СЗМТО Юрия Зубрилова, по крайней мере в их сфере деятельности все прописано вполне нормально. И проблема лишь в недостаточно налаженном взаимодействии между различными ведомствами.

- Как только предприниматель перестает сдавать бухгалтерскую отчетность, это должно быть первым звонком: фирма не ведет хозяйственную деятельность, - поясняет А. Корабухин. - В этот момент нужно хотя бы наложить арест на имущество, которое в это время еще обычно есть (применив статьи 47 и 77 Налогового кодекса). Если имущества этого мало, сообщить нам, чтобы мы возбудили процедуру банкротства. Тогда еще можно надеяться "ухватить" руководителей предприятия и потребовать с них хотя бы все необходимые документы. Если они не предоставят все что нужно, то их можно будет подвести под 195-ю статью УК (неправомерные действия в преддверии банкротства). А если документы окажутся у нас, можно рассчитывать привлечь недобросовестного предпринимателя к ответственности по статье о мошенничестве. Но... мы получаем информацию об "отсутствующих должниках" поздно, когда уже невозможно что-то сделать. Если нет документов, то даже менеджера под дисквалификацию не подвести, хотя такое наказание и предусмотрено законом. Тем более трудно привлечь к субсидиарной ответственности собственника. Хотя повторюсь: будь у нас вовремя изъятые документы, можно было бы доказать, что собственник давал менеджеру распоряжения, приведшие к банкротству. Тогда он отвечал бы по долгам всем своим имуществом, а не только имуществом фирмы.

Юрий Звягин
Санкт-Петербург
© "Российская газета", 2003 г